После вступления в должность президента Обамы российско-американские отношения уже заметно улучшились, и процесс «перезагрузки» продолжается. В ходе дискуссии, состоявшейся в Фонде Карнеги за Международный Мир, директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин проанализировал возможное развитие событий в 2010 г. в некоторых важнейших областях российско-американских отношений, в том числе перспективы сотрудничества по Афганистану и Ирану, ситуацию вокруг Грузии и Украины и вероятный ход дискуссий о создании новой системы европейской безопасности, включающей и Россию.

Первый год

Сейчас общая атмосфера в Москве существенно отличается от той, что преобладала в 2008 г. Россия приветствует изменения в отношениях с Америкой, однако процесс еще далек от завершения. Среди крупнейших достижений первого года «перезагрузки» можно назвать:

  • установление обновленных, прочных и «обезличенных» отношений на высшем уровне, лучше соответствующих потребностям обеих стран;
     
  • визит президента Обамы в Россию в июле 2009 г., в ходе которого он встретился за завтраком с премьер-министром Путиным и выслушал его точку зрения, что способствовало разрядке напряженности в отношениях между двумя странами.

Д. Тренин пояснил: «Мы, возможно, впервые после распада СССР движемся к зрелым отношениям между США и Россией».

СНВ

Одним из факторов, обусловливающих затяжной характер переговоров по соглашению о сокращении вооружений, является то, что осуществление программ по развитию стратегических сил в США и России находится на разных этапах. США сосредотачивают внимание на программах оборонительной направленности, а Россия развивает наступательные вооружения. В прошлом подобного несовпадения, как правило, не наблюдалось: США и Россия синхронно разрабатывали, изготовляли и испытывали ракеты. Сегодня же договор, затрагивающий наступательные стратегические вооружения, но не оборонительные системы, по мнению российской стороны, ставит ее в невыгодное положение. Д. Тренин прогнозирует следующее:

  • работа над договором будет завершена в течение ближайших двух месяцев;
     
  • он станет последним соглашением о сокращении вооружений, который Россия заключит в обозримом будущем, поскольку продолжение этого процесса Москва воспримет как неприемлемое ослабление своего потенциала сдерживания.

Афганистан

По Афганистану между Россией и Соединенными Штатами налаживается подлинное сотрудничество, пусть и в ограниченных масштабах. Стратегия двух стран в борьбе с наркотиками различается: США делают акцент на предупредительных мерах, а Россия — на уничтожении плантаций. Д. Тренин отметил, что эта проблема весьма важна для России: ведь большая часть афганского героина переправляется на ее территорию. Поскольку обе страны придают борьбе с наркотрафиком приоритетное значение, возникает возможность для расширения сотрудничества между ними в этой сфере.

Иран

Россия оценивает ситуацию в Иране, политику его руководства и будущее страны иначе, чем Соединенные Штаты. Москва разделяет озабоченность международного сообщества в связи с иранской ядерной программой, но расходится с США в том, какие методы следует использовать для обуздания ядерных амбиций Тегерана, и в вопросе о принципиальной возможности остановить процесс создания иранского ядерного оружия.

Грузия

Грузия, прежде служившая предметом конфликта между Вашингтоном и Москвой, в 2009 г. не занимала первостепенного места в российско-американских отношениях. США заверяют Москву, что их шаги по обучению грузинских солдат и перевооружению армии Грузии не дадут Тбилиси возможности начать войну против России. Однако Д. Тренин полагает: если пустить «грузинский вопрос» на самотек, он по-прежнему способен нанести ущерб российско-американским отношениям.

Украина

В связи с недавними президентскими выборами внешняя политика Украины приобретает менее идеологизированный и гораздо более прагматичный характер. Для выработки основы устойчивого улучшения двусторонних отношений между Украиной и Россией уже создана специальная комиссия.

Европейская безопасность

Россия должна участвовать в любой значимой системе безопасности в Европе. Д. Тренин считает, что недавние предложения президента Медведева о новом механизме европейской безопасности имеют серьезные изъяны, а потому его проект соответствующего договора можно с легкостью отвергнуть, но саму идею о включении России в структуру безопасности в Европе отвергать не следует. Однако найти правильную «формулу» в этой сфере будет непросто. Д. Тренин выделил два параллельно существующих фактора, препятствующих успешной разработке новой системы европейской безопасности:

  1. Параноидальное восприятие Россией намерений США: данная озабоченность проявляется в сопротивлении Москвы расширению НАТО, подозрениях в связи с «цветными революциями» и американо-грузинскими отношениями, а также в беспокойстве из-за создания Соединенными Штатами системы противоракетной обороны. Задача развеять эти опасения ложится в первую очередь на США.
     
  2. Параноидальное отношение к России в Центральной и Восточной Европе: эта озабоченность почти так же интенсивна и столь же необоснованна, как и паранойя России в отношении Соединенных Штатов, однако она тоже является реальным фактом политической ситуации. По мнению Д. Тренина, устранением этой проблемы должна заняться Россия — ей необходимо наладить диалог с Польшей, прибалтийскими республиками и другими странами региона.

В заключение Д. Тренин отметил: современная Россия — «это великая держава, если великодержавность означает независимость в стратегических вопросах и принятии решений. Но в плане объема ВВП, численности населения и военной мощи она уже не “всемогущий” СССР. В 2010 г. Россия медленно, но неуклонно будет превращаться в совершенно другую страну по сравнению с тем, чем она является на данный момент, и это очень хорошо».