Чего достиг Кирилл за год своего пребывания на патриаршем престоле?

Во-первых, он однозначно позиционировал себя как церковного реформатора, как прагматика, сознающего, что в нынешнем положении РПЦ может утратить свой авторитет в обществе. Его лозунг — действовать и действовать!

Во-вторых, он провозгласил курс на внутреннее миссионерство, т. е. на воцерковление людей православной культуры, сегодня далеких от церкви. Он все более инкорпорирует церковь в общественную жизнь. Обмирщая ее, он тем самым стремится приблизить к ней мирян. Особый упор делается на работу среди молодежи, без которой у РПЦ нет будущего.

В-третьих, он активно сотрудничает с государством, добиваясь от него согласия на большую вовлеченность церкви в его политику. Успехом Кирилла можно считать фактический прорыв в области образования, а также получение согласия на присутствие на постоянной основе в вооруженных силах. Ведомая им церковь готова принять самое активное участие в провозглашенной властью «консервативной модернизации».

В-четвертых, он добился новых уступок в вопросе о возврате церковной собственности, да и вообще продолжает расширять материальную базу РПЦ.

В-пятых, Кирилл сумел сравнительно быстро создать команду единомышленников из числа «церковной молодежи», ставшую его важной внутренней опорой.

В целом для самого патриарха первый год его правления выглядит вполне успешным.

Однако некоторые его достижения вызывают сомнение относительно их пользы для общества. Так, фактическое проникновение церкви в светское образование вряд ли будет эффективным, потому что религия как школьный предмет может отторгаться и без того перегруженными учащимися и, кроме того, вызвать трения на межконфессиональной основе. Также к противоречивым последствиям может привести присутствие церкви в армии, где возрастает количество мусульман, а представители мусульманского духовенства также надеются на получение возможности вести свое служение. Получив поддержку Кремля и Белого дома, Кирилл порой встречает непонимание в силовых структурах. Церкви не удается создать современную информационную базу, она малозаметна в Интернете, что является крайне негативным при общении с молодым поколением. И последнее: призывая к открытости, патриарх часто выступает с позиций этноконфессиональной самодостаточности, рассуждает о трудностях и даже ненужности приобщения к чужому опыту.

Очевидно, второй патриарший год окончательно покажет, какие тенденции возобладают в церковной идеологии и практике и сколь реальным окажется обновление Церкви.