БРЮССЕЛЬ, МОСКВА, 18 июня — Несмотря на оптимистические заявления о партнерстве и стратегическом сотрудничестве, саммит Россия — ЕС в Ростове-на-Дону не увенчался подписанием значимых соглашений. В отношениях между Москвой и Брюсселем начался период стагнации, паузы — пока политики с обеих сторон разбираются с собственными серьезными проблемами внутриполитического и международного порядка, а также взвешивают выгоды и издержки дальнейшей интеграции.

В новой серии комментариев эксперты Фонда Карнеги из Москвы, Брюсселя и Вашингтона анализируют нынешнее состояние этих отношений, оценивают вызовы и благоприятные возможности, которые привносят в процесс обе стороны, и делают выводы, позволяющие яснее понять, что можно и чего нельзя сделать для продвижения вперед в отношениях между ЕС и Россией.

ОСНОВНЫЕ ТЕЗИСЫ

  • Внешняя политика. Необходимость прочных политических отношений между Москвой и Брюсселем очевидна, как и связанные с этим задачи. Однако, отмечает Дмитрий Тренин, столь же ясно видны барьеры на этом пути: Европа при выработке единого курса по отношению к России сталкивается с административными и политическими препятствиями, а Россия по-прежнему не желает проводить реформы, которые обеспечили бы ей полную «совместимость» с ЕС. Кроме того, среди самых серьезных задач — включение в российско-европейские отношения «составляющей ЕС», ведь пока их развитие почти полностью определяется не в Брюсселе, а в столицах стран — участниц Евросоюза.
     
  • Энергетическая сфера. В связи с изменившимися условиями на рынке, удорожанием добычи энергоносителей и реальной заинтересованностью в повышении энергоэффективности Россия сегодня может приобрести немалую выгоду от укрепления сотрудничества с Европой в этой области. Тем не менее, полагает Аднан Ватансевер, нет никаких гарантий, что энергетическая сфера станет катализатором «перемотки вперед» партнерства России и ЕС. Чтобы добиться реального прогресса, обеим сторонам необходимо выработать более четкую концепцию собственной энергетической безопасности и определить цену, которую они готовы платить за сотрудничество.
     
  • Модернизация. Предпринимаемые в России меры по повышению эффективности, диверсификации и продвижению к «экономике знаний» в сочетании с осознанием необходимости иностранных инвестиций для успеха этих усилий могли бы открыть путь к подлинному «партнерству для модернизации» с Европой, пишет Сергей Алексашенко. Однако ориентация Москвы на управление экономикой «сверху» и ее нежелание довериться рыночным силам делают такое партнерство затруднительным.
     
  • Интеграция. России от Европы нужны технологические ресурсы для поддержания ее нынешней экономической и политической системы в работоспособном состоянии. Европа, однако, стремится к гармонизации институтов и интеграции, в основе которой должна лежать демократизация в России. Если Европа хочет этого добиться, указывает Сэм Грин, ей необходимо найти способы (в том числе и за счет упрощения визового режима) интегрироваться непосредственно с российскими гражданами и бизнесом в обход Кремля.

«Относительно разочаровывающий результат саммита в Ростове лишний раз подчеркивает то, что и так давно было ясно: форма интеграции, способная заинтересовать российское руководство, не интересна Европе, и наоборот, — отмечает Сэм Грин. — Тем не менее России скорее всего удастся раздобыть многие из нужных ей технологий через европейские компании. Таким образом, вопрос по-прежнему заключается в следующем: получит ли Европа то, что она хочет, в плане долгосрочных институциональных изменений?»

ЭКСПЕРТЫ
 
Дмитрий Тренин — директор Московского Центра Карнеги. Работает в Центре с момента его создания. Служил в Российской армии, вышел в отставку в 1993 г. В 1993—1997 гг. Тренин работал старшим научным сотрудником Военного колледжа НАТО в Риме и старшим научным сотрудником Института Европы РАН в Москве.

Аднан Ватансевер — старший научный сотрудник Программы Фонда Карнеги по энергетике и климату. Он исследует проблематику, связанную с энергетическими секторами республик бывшего СССР и стран Восточной Европы, специализируясь в первую очередь на вопросах энергоэффективности, сокращения выбросов двуокиси углерода в атмосферу, энергетической безопасности и диверсификации российской экономики.

Сергей Алексашенко — бывший заместитель министра финансов и первый заместитель председателя Центрального банка России, эксперт программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги.

Сэм Грин — заместитель директора Московского Центра Карнеги. Специализируется на проблемах отношений государства и общества в России и на посткоммунистическом пространстве, а также взаимосвязей между российскими внутриполитическими процессами и внешней политикой страны.

СТАТЬИ

В отношениях РФ — Европа союзная составляющая требует укрепления
Дмитрий Тренин

Энергетические отношения между ЕС и Россией: «пауза» или «перемотка вперед»?
Аднан Ватансевер

Диалог двух глухих: экономические отношения России и ЕС
Сергей Алексашенко

ЕС — Россия: когда в товарищах согласия нет
Сэм Грин