Северный Кавказ занимает в России особое положение, создавая множество проблем, ключ к разрешению которых до сих пор не найден. Экономически и политически регион остается частью России, однако внутренняя обстановка там все более регулируется местными традициями. Сегодня положение на Северном Кавказе можно охарактеризовать словами «стабильная нестабильность», для которой свойственно:  

  • наличие религиозно-политической оппозиции,
     
  • недоверие местного населения к федеральной власти, неверие в ее желание и способность качественно улучшить положение в регионе,
     
  • беспомощность и бездействие российского законодательства, делающего его легитимность на Северном Кавказе в значительной степени условной. 

Утрата уважения к федеральной власти на Северном Кавказе в значительной степени обусловлена тотальной системной коррупцией, в которой тесно переплелись интересы московских и северокавказских чиновников. И те, и другие являются партнерами по общим коррупционным схемам и «откатам», пишет Алексей Малашенко в своем новом Брифинге.

По мнению автора, на Северном Кавказе происходит демодернизация, в экономике практически отсутствует современный сектор, нет возможностей для применения передовых технологий, не готовятся нужные кадры. В тяжелом положении находится система среднего и высшего образования. Продолжается отток русского населения. Падает уровень владения русским языком, что, в свою очередь, ведет к еще большей культурной изолированности региона. Общая фрустрация, неверие в способность Центра переломить кризисную ситуацию заставляет людей апеллировать к традиционным исламским этнокультурным ценностям. Идеи шариата проникают все глубже в общественное сознание. В российском обществе, в свою очередь, нарастает неприязнь к Северному Кавказу. Раздражение вызывают не только внутренние местные конфликты, религиозный экстремизм, терроризм, но и все более – миграция из этого региона.

Понятие «внутреннее зарубежье» отражает реальности дрейфа Северного Кавказа от России. Победа местного сепаратизма невозможна вследствие экономической зависимости от Центра, как, впрочем, и «исключение» региона из состава России. «Живя частично согласно своим традициям, но соблюдая букву федеральных законов, Северный Кавказ может в конце концов стать органичным сегментом полиэтнической и поликонфессиональной страны. Однако это займет немало времени и потребует эффективных политических усилий», – пишет в заключение автор.