Из-за воздействия Китая на американскую экономику и усиления его влияния в мире этой стране уделяется значительное внимание в ходе республиканских праймериз. Митт Ромни — лидирующий в трудной гонке за выдвижение кандидата от партии — озвучивает свои предложения о политике в отношении КНР, сосредоточиваясь в основном на экономических вопросах, в контексте критики мер, принимаемых президентом Обамой в американской экономике. В тех редких случаях, когда он говорит о Китае с точки зрения безопасности, Ромни подчеркивает необходимость сохранения военного превосходства США для нейтрализации потенциальной угрозы, исходящей от этого государства, чьи намерения не вполне ясны.

В целом, однако, позиция Ромни по Китаю формулируется в суженном формате: многие вопросы он не затрагивает вообще, а по другим высказывается лишь косвенно. Заявления Ромни об этой стране немногочисленны, отличаются последовательностью и тщательно продуманы с точки зрения соответствия общему плану его избирательной кампании, где основное место отводится экономическим проблемам в самих США.

Особенно примечателен тот факт, что высказывания Ромни о необходимости «давать отпор» Китаю и упреки в валютных манипуляциях, адресованные Пекину, привлекают внимание как медийных «гуру», так и его оппонентов в стане республиканцев. Критики обвиняют политика в стремлении потрафить американским рабочим, предупреждая, что подобная напористость может спровоцировать экономическую войну между двумя странами.

Однако, руководствуясь практическим опытом, следует заметить, что жесткие предвыборные заявления политиков в отношении Китая не стоит принимать за чистую монету, и некоторые представители деловых кругов считают: в случае избрания Ромни рано или поздно придется смягчить свою позицию с учетом сложности политики США на китайском направлении.  

Республиканцы-соперники о Китае 

Позиции соперников Ромни в Республиканской партии по Китаю варьируются по двойной шкале политики и конъюнктуры. По сравнению с другими кандидатами Ромни удалось сравнительно успешно сформулировать содержательную платформу в этом вопросе и «вписать» Китай в общий сценарий своей избирательной кампании. Анализ подхода других кандидатов показывает, насколько он контрастирует с концепцией Ромни.

Его главный соперник на праймериз — Ньют Гингрич — не озвучивает связную позицию, предпочитая нагнетать страх риторикой о «китайской угрозе». Несмотря на утверждения кандидата о том, что он «изучает Китай с шестидесятых годов», в заявлениях Гингрича не проявляется детального понимания происходящего в этой стране.

Они также отличаются непоследовательностью. С одной стороны, Гингрич в качестве одной из трех «катастроф», ждущих Америку впереди, называет тот факт, что Китай «обгоняет» США в экономической сфере; с другой стороны, он заявляет: «Меня беспокоит не Китай, а положение дел в нашей стране». На вопросы о Китае он в большинстве случаев отвечает уклончиво, сразу же переходя к проблемам в американской экономике.

В основе его политических рекомендаций лежит незамысловатая формулировка о необходимости инноваций, совершенствования образования и внедрения финансовой дисциплины, не вызывающая никаких разногласий в Республиканской партии. Кроме того, в своих опубликованных заявлениях по внешней политике Гингрич, в отличие от Ромни, не уделяет Китаю большого внимания.

Заявления Рика Санторума о Китае — в основном они аналогичны высказываниям Гингрича — обусловлены стремлением заработать политические очки на тезисе о «китайской угрозе» и отличаются отсутствием конкретных политических рекомендаций. Санторум, однако, даже более воинственен и резок, чем Гингрич: он клеймит китайский «безбожный социализм», утверждает, что эта страна «ворует» рабочие места у американской промышленности, и делает ее козлом отпущения за все проблемы, затрагивающие средний класс США.

В то же время Рон Пол воздерживается от выпадов в адрес КНР, отмечая: «Нам не следует искать козлов отпущения, мы не должны обвинять во всем Китай». Позиция Пола по Китаю вписывается в его общую, уникальную внешнеполитическую концепцию, предусматривающую резкое сокращение военной составляющей политики США на мировой арене при сохранении акцента на свободе торговли и открытости рынков. Он считает, что на действия Китая нельзя отвечать протекционистскими мерами, подчеркивая необходимость влиять на принимаемые Пекином решения за счет сотрудничества, переговоров и убеждения, а не мощного военного присутствия.

Анализ позиции Ромни по Китаю 

В подавляющем большинстве публичных высказываний Ромни речь идет о проблемах, которые создают действия Китая для американской экономики. С точки зрения политики он твердо выступает за соблюдение международных норм, часто говоря о том, что Китай «мошенничает», что ему следует «соблюдать правила» в том, что касается интеллектуальной собственности, валютных манипуляций, кибервойн и демпингового ценообразования — все эти нарушения, по его словам, наносят ущерб американской экономике. Экономический план Ромни также предусматривает проведение активной торговой политики на основе принципа открытости рынков, расширения системы торговых соглашений и усиления внимания к торговле в качестве одного из инструментов государственной политики.

Заявление Ромни, что в первый же день после вступления в должность он назовет Пекин валютным манипулятором, вызвало большой резонанс и споры о том, не спровоцирует ли подобный шаг экономическую войну между двумя странами. Но в правовом плане эта акция лишь обязала бы министра торговли вступить с китайской стороной в соответствующие переговоры; некоторые утверждают, что она не приведет ни к каким практическим результатам и станет лишь попыткой «пристыдить» Пекин.

В последние два года валютные вопросы занимали менее важное место в американо-китайских отношениях: отчасти это связано с неуклонным повышением реального курса юаня, а также денежными вливаниями самого Вашингтона в экономику США. Однако предложения Ромни относительно проведения жесткой торговой политики в целях устранения других системных экономических разногласий между двумя странами одновременно дают основания и для тревоги, и для оптимизма. Тревожат они из-за того, что «карательные» меры против Китая вполне могут вызвать аналогичные ответные действия, а вселяют надежду они потому, что Ромни остался единственным участником президентской гонки, чьи рекомендации отражают глубокие размышления над способами влияния на Китай и решения проблем, давно уже вызывающих раздражение у США.

Вывод Ромни — в отношении как торговых проблем, так и вопросов безопасности — заключается в том, что стремление Китая к стабильности, а также доступу на американский и мировой рынок представляет собой важный «козырь» в руках у США. Это говорит о том, что повлиять на Китай можно, и решительные действия Вашингтона способны привести к реальным переменам.

Хотя в торгово-экономических вопросах, связанных с Китаем, позиция Ромни отличается четкостью и последовательностью, он не углубляется в суть проблем в сфере безопасности, неизбежно существующих в рамках весьма сложных отношений между двумя странами. Столь узкая сосредоточенность на экономических вопросах, а не геополитических тенденциях, скорее всего, основана на выводе о том, что в политике в отношении Китая самое слабое место Обамы — это торговля и что, несмотря на озвученное в 2008 году обещание вести себя с этой страной жестче, он избегал прямого конфликта с Пекином — в частности, отказываясь характеризовать его как валютного манипулятора.

Ромни может использовать это, чтобы указать на предполагаемые недочеты в практической политике Обамы. Кроме того, его высказывания, вероятно, отражают вывод, отчасти основанный на результатах социологических опросов: что большинство американцев заботит прежде всего экономическая, а не военная угроза, исходящая от Китая. Наконец, Китай легко критиковать, поскольку в американском обществе нет четко очерченной и сплоченной группы, которая противостояла бы такой критике. А в деловых кругах США, традиционно выступавших за мирные и стабильные отношения с Китаем, сегодня нет единства мнений по этому вопросу, поскольку за последние несколько лет заниматься бизнесом в Китае стало труднее.

Вопросы безопасности требуют дальнейшего анализа

Хотя в своих заявлениях по Китаю Ромни почти полностью ограничивается экономической тематикой, общая внешнеполитическая концепция кандидата дает некоторое представление о его вероятном подходе к американо-китайским отношениям в сфере безопасности. В своей речи, произнесенной в военном училище «Цитадель» в Южной Каролине в октябре 2011 года, и других высказываниях по общим вопросам национальной безопасности он отмечал, что США сохраняют преобладание в мире, и утверждал, что нынешнее столетие должно стать «американским веком», а не «китайским», о котором говорится в ряде прогнозов. Различие между этими двумя конкурирующими сценариями, по мнению Ромни, связано со свободой и ценностями, обусловленными характером политической системы двух стран.

Основополагающим элементом этой концепции является представление о Китае как источнике потенциальной угрозы, убежденность в том, что действия США способны оказать влияние, даже определяющее, на эту страну, и рекомендация следующего содержания: наилучший способ не допустить выхода КНР на опасный для Америки курс — сохранение военного превосходства Соединенных Штатов.

Выступая в «Цитадели», Ромни подчеркнул, что будущее Китая еще не предопределено — перед ним стоит выбор между «новой эпохой свободы и процветания» и «опасным путем», включающим «создание общемирового альянса авторитарных государств». Косвенно это, судя по всему, означает, что, по мнению Ромни, Китай может стать источником идеологической угрозы для Соединенных Штатов. Предлагаемое Ромни решение проблемы соответствует общим тезисам его предвыборной платформы: обеспечивать конкурентоспособность США в экономике и поддерживать их превосходство в военной сфере.

Ромни постоянно выступает за высокие военные расходы, призванные сохранить преобладание Соединенных Штатов в мире по военной мощи. Этот тезис, основанный на идее американской «исключительности», представляет собой вариант рейгановской формулы «мир за счет силы», весьма популярной в американском госаппарате, особенно в министерстве обороны.

В то же время Ромни заявляет о стремлении повлиять на Китай с тем, чтобы он был «ответственным партнером в рамках международной системы», которая, как Ромни надеется, позволит «создать предсказуемую среду в сферах экономики и безопасности» и свести к минимуму нестабильность. Стремление Китая к стабильности и его экономическая взаимозависимость с США снова становятся одним из главных доводов Ромни в пользу того, что Пекин не начнет «торговую войну» из-за «карательных» мер Вашингтона в ответ на китайское предполагаемое «мошенничество».

В целом характер предложений Ромни по Китаю отражает его решение сосредоточиться на вопросах, связанных с влиянием политики Пекина на интересы американских избирателей, и круге тем, позволяющих эффективнее всего критиковать действия Обамы на китайском направлении. Хотя Ромни поступает разумно, не педалируя чрезмерно китайскую тематику, следует отметить, что большинство наблюдателей считают политику Обамы в Азиатском регионе прагматичной и успешной.

Если Ромни станет кандидатом от республиканцев, дискуссия о будущем Америки, скорее всего, будет включать и дебаты о том, какое воздействие «взлет» Китая окажет на Соединенные Штаты. Ромни придется более четко сформулировать свои идеи относительно возможности сочетать партнерство с Китаем, сохранение военного преобладания США и акцент на ценностях и свободе.


Данный комментарий — первый в новой серии Asia Security Dispatch, в рамках которой на сайте Фонда Карнеги за Международный Мир
http://www.carnegieendowment.org публикуются комментарии по проблемам безопасности в Азиатском регионе (на английском языке). Asia Security Dispatch, где будут размещаться материалы специалистов Фонда Карнеги, занимающихся азиатской проблематикой, будет давать углубленный анализ событий, фигурирующих в ежедневных заголовках прессы, информацию и аналитические оценки по вопросам обороны и безопасности.

Цель серии  — лаконичный и оперативный анализ тем, актуальных для вашингтонского политического сообщества и наблюдателей, интересующихся ситуацией в Азии в сфере безопасности. Читателям предлагается высказывать свои мнения по каждому комментарию и предложения относительно тем будущих статей.

Asia Security Dispatch открывается серией из трех частей, посвященной отношению к Китаю трех участников президентской гонки в США от Республиканской партии. В следующем выпуске (на сайте Фонда Карнеги за Международный Мир http://www.carnegieendowment.org) внимание будет сосредоточено на концепциях и идеях, способных повлиять на позицию Ромни по Китаю в вопросах безопасности.
 
 

Оливер Палмер — молодой приглашенный исследователь Азиатской программы Фонда Карнеги за Международный Мир. До прихода в Фонд он учился в Школе государственной и международной политики имени Вудро Вильсона (Woodrow Wilson School of Public and International Policy) при Принстонском университете.