Последние 20 лет Россия находится в устойчивом постимперском состоянии, или в состоянии post-imperium. Обратно — к империи — для России пути нет, поскольку точка невозврата уже пройдена. Об этом говорилось в Московском Центре Карнеги на презентации русского издания книги директора Центра Дмитрия Тренина «Post-Imperium: евразийская история». Ведущим мероприятия был председатель программы «Восток — Восток: партнерство за пределами границ» Московского Центра Карнеги Андрей Рябов.

О книге «Post-Imperium: евразийская история»

Как рассказал А. Рябов, «Post-Imperium: евразийская история» — это нетрадиционный очерк российской внешней политики в разных ее направлениях и ипостасях за последние 20 лет, в течение которых Россия существует как самостоятельное независимое государство. Книга названа «Post-Imperium», поскольку Россия, по терминологии Д. Тренина, находится в постимперском состоянии, причем это состояние не только российской внешней политики, а всего российского общества. В этом контексте, отметил А. Рябов, российская внешняя политика со всеми ее неудачами выглядит достаточно адекватной тем группам интересов, которые за ней стоят.

Постимперское состояние

  • Россия не уникальна. Д. Тренин подчеркнул, что в разные периоды в состоянии post-imperium находились разные страны мира, которые перестали быть империями. Некоторые из них, которые расстались со своими империями гораздо раньше России, до сих пор не вышли из этого постимперского состояния (например, Англия или Франция), поэтому в этом смысле Россия специфична, но не уникальна.
     
  • 20 лет постимперского состояния. Постимперское состояние — новое для России после 400 лет ее имперской истории, отметил Д. Тренин. Россия вплоть до 1991 г. мыслила себя как империя. Даже после 1991 г. эта имперскость еще сохранялась некоторое время по инерции, пока она не трансформировалась в постимперское состояние. Сейчас это состояние уже стало устойчивым и долгосрочным, поскольку прошло уже 20 лет этой новой реальности. Обратно к империи пути нет, считает Д. Тренин, так как точка невозврата пройдена.

Внутренние проблемы: имперское наследие

  • Этнические русские и Северный Кавказ. Д. Тренин указал, что 80% населения России — этнические русские, а православие является доминирующей религией. Значительная часть национальностей, проживающих в России, но не являющихся русскими, русифицированы. В этой ситуации, по мнению Д. Тренина, Северный Кавказ — фактически анклав в составе РФ — является имперским наследием России. Д. Тренин добавил, что особый случай среди республик Северного Кавказа представляет Чечня: это — государство, скрепленное с РФ личной унией главы Чечни Рамзана Кадырова и Владимира Путина.
     
  • Гражданская нация. Сегодня Россия сталкивается со значительным ростом этнического национализма. Как считает Д. Тренин, проблему роста этнического национализма не решить до тех пор, пока не будет создана гражданская нация. Последние события в России (политические протесты), по мнению Д. Тренина, подтверждают то, что первые ростки гражданской нации уже возникают: людей больше не удовлетворяет жизнь только для себя и в своем мире, и они хотят участвовать в жизни страны. Если этот процесс будет поддержан и продолжен, то, считает Д. Тренин, создание гражданской нации поможет России решить проблему имперского наследия и выведет страну из постимперского состояния в какое-то новое.

Постимперская политика на постсоветском пространстве

Д. Тренин рассказал о том, как российские постимперские реалии влияют на политику РФ на постсоветском пространстве.

  • Империя и интеграция. По словам Д. Тренина, существует большая разница между империей и интеграцией: у них разная природа, цели и механизм функционирования. Внутренние ресурсы современной России недостаточны для того, чтобы опять создать подобие империи, однако интеграция на постсоветском пространстве все-таки осуществима.
     
  • Провал интеграции после распада СССР. Главной причиной того, что после распада СССР не произошло новой интеграции постсоветских стран, стала политика независимой Российской Федерации, которая не была реально заинтересована в интеграции, а также не хотела снова делиться суверенитетом или становиться по отношению к кому-то донором. Это — характерная черта постимперского состояния, полагает Д. Тренин: говорится одно (объявляется необходимость интеграции), а в действительности происходит другое (реальной интеграции не происходит).
     
  • Интеграция в рамках Евразийского союза. Однако сейчас, по словам Д. Тренина, тесная экономическая интеграция на постсоветском пространстве является реальной и крайне важной потребностью. Она вполне может осуществиться в рамках Евразийского союза, который может быть успешным, если будут удовлетворяться потребности всех его членов. В случае реализации проекта Евразийского союза Россия получит доступ к казахстанским ресурсам и белорусской рабочей силе, а Белоруссия и Казахстан — доступ к российскому рынку, что является для них существенной экономической ценностью. В то же время, указал Д. Тренин, выход стран — членов Евразийского союза за пределы экономического союза и «евразийского шенгена» на уровень политического объединения маловероятен.

Россия на мировой арене

  • Неудача в отношениях с Западом. Д. Тренин рассказал, что после распада СССР Россия хотела стать второй державой в мире и войти в семью западных стран на правах старшего брата, а также в качестве младшего — но первого среди других — партнеров США. Идея сделать РФ частью Запада была у первого президента РФ Бориса Ельцина; в 2001-2002 гг. новый президент Владимир Путин попытался опять сделать шаг в направлении Запада; но после этих неудачных попыток с 2004-2005 гг. началось «одиночное плавание» России (она не могла никого в себя интегрировать и сама не могла куда-то интегрироваться).
     
  • Россия должна найти себя. Д. Тренин считает, что Россия, в числе немногих других стран (США, Китай, Индия), может принимать самостоятельные стратегические решения. Однако РФ до сих пор не нашла точку равновесия в отношениях с остальным миром. Чтобы найти эту точку равновесия, в стране необходимо многое изменить. Прежде всего, отметил Д. Тренин, России следует позиционировать себя, во-первых, как страну европейскую, и во-вторых — как страну евро-тихоокеанскую.