С 1 апреля пенсии в России индексируются на 3,41%. В целом с нового года пенсии увеличатся более чем на 10%. При этом дефицит Пенсионного фонда растет, а российские власти готовятся к пенсионной реформе: ожидаются непопулярные меры, в частности, постепенное повышение пенсионного возраста.

[...]

Эксперт Московского Центра Карнеги Николай Петров объясняет, что непопулярные меры неизбежны, но пока нельзя оценить, насколько граждане готовы пойти на ограничения сегодня, чтобы что-то получать завтра:

– Есть оценки экономические, по которым если нефть растет долларов на 15 в год за баррель, то правительство еще может продолжать какое-то время ту политику, которую проводит, в частности, не форсировать пенсионную реформу. В этом случае все может идти так, как оно идет, но, по большому счету, конечно, и пенсионная реформа, и непопулярные меры, связанные с повышением пенсионного возраста и с повышением стажа, необходимого для начисления пенсии, неизбежны, потому что дефицит Пенсионного фонда все время растет.

Выходом из этой проблемы может быть только такого рода пенсионная реформа, которая позволяет сократить нагрузку на сегодняшний бюджет, нагрузку на тех, кто работает сегодня, в части выплаты пенсий тем, кто работал вчера. То есть совместить это с увеличением пенсии невозможно в принципе, поэтому мы говорим о том, что реформа непопулярная.

Другое дело, что в перспективе, с учетом накопительной части пенсии и так далее, в зависимости от того, какая модель пенсионной реформы будет принята (а ее нет пока, и она должна быть только принята до конца этого года), можно будет говорить о том, насколько привлекательной или насколько допустимой для граждан она может быть. В том плане, чтобы пойти на некие ограничения сегодня для того, чтобы получить что-то завтра. Но мне кажется, что кредит доверия такого рода правительство давно исчерпало, и любые предложения будут рассматриваться по их сегодняшнему эффекту, а не по каким-то воображаемым будущим позитивным сдвигам.

Полбеды, если эта схема будет финансироваться за счет роста дохода по нефти и газу. Хуже, если еще год-два правительство, уже без роста доходов, а за счет накопленных денег, будет сохранять нынешний курс. И тогда переход к болезненным и непопулярным реформам произойдет не в ситуации, когда есть какие-то деньги, за счет которых можно маневрировать и обеспечить более мягкое вхождение в реформы, а переход произойдет тогда, когда все деньги закончатся и другого выхода не останется. Речь идет в первую очередь о том, чтобы сломать негативную и абсолютно тупиковую тенденцию, когда дефицит Пенсионного фонда все время растет, и он покрывается средствами из бюджета.

Оригинал интервью