С точки зрения внутренней и внешней безопасности Таджикистан является одной из наиболее проблемных стран Центральной Азии. Это единственное государство в регионе, перенесшее длительную гражданскую войну 1992-1997 гг., которая унесла, по разным данным, от 23,5 до 100 тыс. человек (возможно, и больше) и полностью разрушила его экономику. Одной из причин, сопутствовавших этой войне, было не только политическое, но и межрегиональное, клановое, межличностное, а также религиозное, внутриисламское противостояние между сторонниками создания, с одной стороны, светского, а с другой — исламского государства.

В своем новом Брифинге Алексей Малашенко пишет о современном положении дел в Таджикистане и о возможных путях дальнейшего развития этой страны.

Основные выводы:

  • Президент Рахмон, подписав с оппозицией в 1997 г. Соглашение о мире и национальном согласии, приступил к выстраиванию авторитарного режима.
     
  • Перед нынешней властью стоит несколько внутренних угроз: экономический кризис, регионализм, внутриполитическое противостояние, радикальный ислам.
     
  • Организовать в Таджикистане «майдан тахрир», т. е. аналог массовых выступлений весной 2011 г. на главной площади Каира, которые привели к свержению режима египетского президента Мубарака, вряд ли будет легко, если вообще возможно.
     
  • Никто из внешних акторов не заинтересован в крайнем обострении обстановки в стране, тем более в ее распаде. Россия надеется сохранить Таджикистан в сфере своего влияния, участвуя в ключевых для него проектах и предоставляя ему военную помощь.