С точки зрения астрологов, политический 2013 год обещает быть бурным, поскольку это год Змеи. На годы Змеи, в частности, пришлись революции в России 1905 и 1917 годов, биржевой крах и начало Великой депрессии в 1929 году, начало Великой Отечественной в 1941 году, события в Китае на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, крушение башен-близнецов в Нью-Йорке 2001-м… Впрочем, и без астрологии ясно: перемены в 2013-м году могут случиться неожиданные и масштабные. Об этом говорят и события последних дней.

Например, на последней в уходящем году встрече с членами правительства Владимир Путин публично выразил недовольство тем, что кабинет Дмитрия Медведева не выполняет задачи, поставленные президентом. Вряд ли этот разговор закончится без потерь среди чиновников. Да и Медведев сегодня – уже не член тандема, и не исключено, что в 2013-м его позиции могут пошатнуться.

Или взять экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. В предновогодние дни он, наконец, явился на допрос в Следственный комитет по делу «Оборонсервиса». Пока господин Сердюков дает показания в качестве свидетеля, но в 2013-м – чем черт не шутит – может поменять процессуальный статус и стать обвиняемым. А вслед за Сердюкова, глядишь, возникнут вопросы и к другим высшим чиновникам.

Перемены могут случиться и в администрации президента. Виной тому – беспрецедентная перебранка между министрами и депутатами при принятии поправки о запрете усыновления российских детей американцами в ответ на «акт Магнитского». Во многом из-за этого к концу года рейтинги руководства страны упали до прошлогодних показателей. За скандал кто-то должен ответить – но кто? По сведениям телеканала «Дождь», авторство «акта Магнитского» принадлежит первому замглавы администрации президента Вячеславу Володину и Ольге Баталиной, первому зампреду думского комитета по делам семьи, женщин и детей. Но с госпожи Баталиной спрос невелик, а вот господин Володин вполне может поплатиться за «закон Димы Яковлева» служебным креслом.

Чего еще ждать от наступающего 2013 года?

«Цель Кремля в 2013 году – сохранение статус-кво и оттягивание решений по экономическим реформам», – уверен ведущий эксперт Московского Центра Карнеги Николай Петров.

– Неслучайно программы, которые принимает правительство, в ближайшие год-два финансируются довольно скромно. Это значит, горизонт планирования Кремля – пара лет, причем на этот период у власти нет реформаторских планов. В политике легитимности у власти хватает – но только для стояния на месте, без какого-либо продвижения вперед. А вот экономика не оставляет сомнений: базы для стагнации и сохранения статус-кво надолго не хватит.

Скажем, в социальной сфере мы видим относительную стабильность, но надо понимать, какой ценой она достигается. Кремля вынужден сохранять курс на популизм, он не может, как раньше, забыть об обещаниях сразу после выборов. В результате Кремль вынужден быстро бежать, чтобы оставаться на месте. Стабильность покупается властью за все большую цену в условиях стагнации в экономике – и это не может продолжаться долго.

При этом мы видим, что правительство Дмитрия Медведева остается недееспособным. Нынешний кабинет – не команда лидеров, которые могут возглавить реформы. Скорее это технократы, чья функция – поддерживать существующий порядок вещей. Даже те изменения, которые происходят в правительстве, выглядят негативно. Показательна замена на посту главы Минрегинразвития Олега Говоруна на Игоря Слюняева. Слюняев до апреля 2012 года руководил Костромской областью, где «Единая Россия» набрала всего 30% на декабрьских выборах в Думу – это очевидный провал для главы региона. Тем не менее Медведев отдал предпочтение именно кандидатуре Слюняева. Это яркая иллюстрация, что в принятии решений премьер исходит из соображений личной лояльности, а не эффективности. Так будет продолжаться до тех пор, пока правительство не требуется Путину в качестве реального двигателя реформ.

Вместе с тем в послании Путина Федеральному Собранию не оказалось стратегии действий на новый президентский срок. Это значит, что в ближайшие несколько месяцев 2013 года в планы Путина не входит формирование реального правительства. Группировки в элите будут по-прежнему тянуть одеяло на себя, сохраняя общий фронт конфликта между либералами и государственниками. Победить в этой борьбе никто не сможет – это не нужно Путину. Но и страна в такой ситуации обречена на загнивание.

«СП»: – Какие главные политические риски ждут Кремль в будущем году?

– В 2013 году нас ждет существенно больше выборов, чем в 2012-м. И не следует переоценивал возможности Кремля в управлении этими избирательными кампаниями. На президентских выборах-2012 ему удалось ценой огромных усилий обеспечить более-менее приличную картинку (без грубых нарушений и подтасовок в ходе выборов) всего в двух регионах – в Москве и Петербурге. Что же касается октябрьских выборов губернаторов, Кремль намеренно выбрал наиболее простые регионы, где сам себе доказал, что может обеспечить победу действующего губернатора, каким бы слабым он ни был. По сути, в октябре власть протестировала новую модель выборов-2013.

Но эта тестовая задача не решает общей проблемы. Кремль давно поменял эффективных губернаторов на лояльных и на парламентских выборах 2011 года убедился, что лояльные главы регионов не дают результатов, которые Кремль хотел бы получить.

В начале года, перед тем, как принимать новый порядок губернаторских выборов, Кремль заменил два десятка глав регионов. Но, меняя одних на других, он ситуацию не улучшил, а кое-где ухудшил. И тем самым заложил бомбу замедленного действия, которая может взорваться уже в 2013 году – если население какого-нибудь региона возмутиться действиями губернатора, назначенного из Москвы в пожарном порядке. Социально-политические процессы сейчас ускоряются: раньше эффект плохого назначения мог сказываться через три-четыре года, теперь же граждане склонны гораздо быстрее реагировать на то, что им поменяли шило на мыло.

– Что получается в итоге?

– Экономика не сможет долго обеспечивать популистскую социальную политику и давать Путину возможность оттягивать принятие непопулярных решений – по пенсионной реформе, ЖКХ, здравоохранению, образованию. С другой стороны, население не доверяет власти, чтобы идти на жертвы в угоду новым реформам. Получается, экономика будет работать в минус, социальная стабильность станет все более хрупкой, а грядущие выборы-2013 добавят рисков локальных политических кризисов. Как ни крути, власть в ряде регионов должна сдавать экзамен, а сделать это в ситуации, когда выборы трудно фальсифицировать и люди не будут спокойно относиться к фальсификациям, очень непросто.

Думаю, в 2013 году мы увидим и политические, и социально-экономические протесты. Позиция Путина – его нежелание делать выбор между либеральной моделью и авторитарной – будет подталкивать элиты к внутренней борьбе. Элиты лучше Путина понимают: чтобы им выжить в системе, нужно систему менять. Власть в 2013 году либо окажется достаточно сообразительной, чтобы начать модернизацию, – и тогда нас ждет эволюционный сценарий развития. Либо сценарий окажется революционным – если Путин и дальше будет избегать каких-либо шагов, и ситуация пойдет вразнос.

– В будущем году кто-то ответит за скандал с «законом Димы Яковлева»?

– Игра еще не закончилось. Мне кажется, «закон Димы Яковлева» нельзя считать политтехнологическим просчетом. За ним стоит желание Кремля перевести стрелки народного недовольства с российских коррумпированных чиновников, по которым бьет «акт Магнитского», на проблему усыновления, в рамках которой можно спокойно испытывать нелюбовь к Америке. Психологически это верный ход – порочна идея, а не ее реализация. Поэтому позиции Володина не пошатнутся: более грубые политтехнологии, которые связывают с его именем, устраивают президента.

– Что в 2013 году будет с Медведевым?

– Медведев и нынешнее правительство удобны Путину в качестве буфера. Кабинет несет ответственность за невыполнение предвыборных обещаний президента, которые невозможно выполнить. Да, правительство еще не сыграло эту роль до конца, но уже сейчас ясно: нахождение Медведева на посту премьера – лишь вопрос времени. Думаю, в 2013 году Дмитрий Медведев уйдет в отставку. Скорее всего, правительство столкнется с рядом нарастающих проблем и не сможет ничего предложить для исправления ситуации. Мне кажется, Медведев мог бы уйти раньше, при объявлении Путиным нового курса, – это было бы более позитивным вариантом для премьера. Но, скорее всего, Медведев уйдет, проклинаемый гражданами…

Оригинал интервью