В отношениях Индии и Пакистана постоянно присутствует конфликтный потенциал, но в то же время есть и необходимые условия для переговоров по ограничению ядерных вооружений. Об этом говорилось на мероприятии о ядерном противостоянии в Южной Азии, прошедшем в Московском Центре Карнеги. С основным докладом выступил координатор программы «Проблемы нераспространения» Московского Центра Карнеги Петр Топычканов. Содокладчиками были председатель программы «Проблемы нераспространения» Алексей Арбатов и главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Владимир Дворкин. Мероприятие вела руководитель научно-аналитического производства Московского Центра Карнеги Наталия Бубнова.

Соотношение сил Индии и Пакистана

Ядерные арсеналы Индии и Пакистана сопоставимы: Индия имеет около 80-100 боезарядов, Пакистан — более 90. Однако, подчеркнул П. Топычканов, Индия и Пакистан разрабатывают разные вооружения, поскольку ориентируются на разных противников. 

  • Против кого направлены силы Индии и Пакистана. В то время как Исламабад работает над созданием новых оперативно-тактических ракет для оснащения сухопутных войск на пакистано-индийской границе, Дели, напротив, повышает дальность своего ракетного оружия, поскольку в качестве главного противника рассматривает не Исламабад, а Пекин, указал П. Топычканов.
     
  • География размещения. В отличие от Индии, обладающей большой территорией, на которой она может свободно размещать военные объекты, Пакистан не имеет такой же «стратегической глубины» и вынужден размещать объекты, связанные с военной ядерной программой, в относительной близости от границы с Индией. Как отметил П. Топычканов, это делает Пакистан более уязвимым перед Индией.
     
  • Военно-промышленный комплекс Индии и Пакистана. П. Топычканов подчеркнул, что, в то время как Индия имеет развитый и интегрированный ВПК, обеспечивающий самостоятельное освоение ракетно-ядерных технологий, немногочисленные предприятия в Пакистане, вероятно, зависимы от военно-технической помощи Китая.

Современное состояние ракетно-ядерных сил Индии и Пакистана 

Помимо развития ракет наземного базирования, Индия и Пакистан предпринимают активные шаги по развитию морской компоненты стратегических ядерных сил.

  • Баллистические ракеты подводных лодок Индии. Первая стратегическая атомная субмарина ВМС Индии «Арихант» может быть принята на вооружение в текущем году, сказал П. Топычканов. По его словам, «Арихант» может нести на борту следующие баллистические ядерные ракеты: либо 12 ракет К-15 с дальностью полета более 750 км и полезной нагрузкой от 0,5 до 1 т, либо четыре К-4 с дальностью полета до 3500 км и полезной нагрузкой до 1 т.
     
  • Крылатые ракеты Пакистана. Пакистан испытывает крылатые ракеты «Хатф-7» («Бабур») и «Хатф-8» («Раад»), способные нести как ядерную, так и обычную боеголовку. Обе системы близки к принятию на вооружение. Последняя из них может быть как наземного, так и воздушного и морского базирования. П. Топычканов предположил, что именно «Хатф-8» составит основу Морских стратегических сил Пакистана, основанных в мае 2012 г.
     
  • Оперативно-тактические ракеты Индии и Пакистана. По словам П. Топычканова, обе страны ведут активные разработки в области ОТР, о чем свидетельствуют летные испытания систем «Прахар» (Индия) и «Хатф-9» («Наср») (Пакистан). А. Арбатов подчеркнул, что принятие этих систем на вооружение в обеих странах повысит риск обмена ядерными ударами.
     
  • Оборонительные системы Индии. П. Топычканов сообщил, что Индия ведет разработку собственной системы ПРО. По официальным данным, первая запланированная фаза ПРО уже пройдена, и в настоящий момент Индия обладает технологиями, позволяющими перехватывать ракеты дальностью 2000 км. Вторая фаза предполагает создание ПРО, способной перехватывать ракеты дальностью 5000 км. Однако П. Топычканов и В. Дворкин заметили, что эффективность будущей системы остается под вопросом. В частности, Индия пока далека от создания космической системы предупреждения о ракетном нападении.

Трудности начала переговоров по контролю над ядерными вооружениями в Южной Азии

  • Наличие третьей стороны. Наращивание ядерных сил Индии связано не только с пакистанской, но и с китайской ядерной программой; таким образом, как обратил внимание П. Топычканов, китайский фактор мешает рассмотрению ситуации в узком — чисто южноазиатском — контексте. А. Арбатов добавил, что Дели придется вести переговоры по контролю над вооружениями как с Исламабадом, так и с Пекином, причем началу китайско-индийских переговоров будет препятствовать нежелание Китая признать Индию равным себе ядерным государством.
     
  • Отсутствие политической воли. По мнению А. Арбатова, у Индии и Пакистана есть необходимые условия для переговоров по ограничению ядерных вооружений, и препятствием для переговоров между двумя странами в действительности является отсутствие политической воли. Именно политическая воля в свое время стала решающим фактором для советско-американских переговоров в крайне неблагоприятных условиях.