Последние события, связанные с финансовым кризисом в ЕС, лишний раз доказывают, что европейскому сообществу нужен лидер. Эту роль должно играть одно из крупнейших государств, реально заинтересованное, чтобы Евросоюз был сильным в экономическом и политическом плане. Многие считают, что эту роль следует взять на себя Германии. Однако для этого немцы должны преодолеть наследие собственной непростой истории. Об этом на мероприятии в Московском Центре Карнеги говорил директор центра Карнеги–Европа Ян Техау. В роли модератора выступил директор глава Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин. 

Исторические корни нынешней внешнеполитической культуры Германии

  • Традиция «многосторонности». Как отметил Я. Техау, чтобы «найти себя» после крушения нацистской Германии в 1945 году и вновь утвердиться в качестве суверенного государства, во внешней политике Германия выработала стратегическую линию, основанную на сдержанности, пассивности и принципе многосторонних отношений. Вступление Германии в НАТО, в Европейское объединение угля и стали и в Европейское экономическое сообщество в 1950-х годах подчеркнуло склонность послевоенной Германии воспринимать себя как «командного игрока», не желающего брать на себя инициативу. Эта тенденция и по сей день воздействует на внешнюю политику страны.
     
  • Значение бизнеса в политической культуре. Как подчеркнул Я. Техау, сферой, в которой послевоенная Германия создавала свою репутацию и активно действовала, стал бизнес. Благодаря быстрому восстановлению народного хозяйства в результате немецкого «экономического чуда» германские компании уже вскоре после 1945 года стали активными экспортерами. Таким образом, репутация Германии за рубежом строилась не за счет дипломатии, а за счет экономической деятельности. В результате деловые круги начали играть определенную роль в выработке внешнеполитического курса страны. По словам Я. Техау, ни в одном другом западном государстве экономические лобби не имеют столь сильного влияния на внешнеполитические решения.

Запрос на изменение внешней политики Германии

  • Ситуация после 1990 года. Хотя после воссоединения Германии возник «спрос» на иной, более активный внешнеполитический курс, эти изменения начались только недавно, пояснил Я. Техау.
     
  • Пассивность в НАТО и ЕС. Я. Техау отметил, что в настоящее время другие страны просят Германию увеличить финансовый и интеллектуальный вклад во внешнюю политику ЕС и НАТО. Однако Берлин не желает этого делать и сохраняет пассивную позицию.
     
  • Лидерство в еврозоне. Тем не менее в том, что касается урегулирования финансового кризиса в еврозоне, Германия, как подчеркнул Я. Техау, стала одним из основных лидеров. Берлин занял эту позицию не по собственной воле, но постепенно взял на себя данную роль из-за серьезной заинтересованности — по политическим и экономическим соображениям — в сплоченности ЕС и сильном евро. Докладчик добавил, что руководители Германии взялись за эту роль после того, как кризис продлился уже два года.
     
  • Значение «исторической травмы». Однако лидерство Германии в преодолении финансового кризиса не оказывает серьезного влияния на внешнюю политику ЕС. Нагляднейшим доказательством этого, по мнению Я. Техау, послужила пассивность Берлина в Совете Безопасности ООН в ходе ливийского кризиса. Нежелание становиться крупным игроком на внешнеполитической арене и особенно в военной сфере обусловлено, как выразился Я. Техау, «травмой», полученной Германией в результате Второй мировой войны.

Нынешнее состояние германской внешней политики

  • Лидер для «малых» стран. Как заметил Я. Техау, несоответствие между «спросом» на лидерство Германии и ее нерешительным внешнеполитическим курсом сохраняется. Даже несмотря на то, что менее крупные государства, например Австрия, Дания, Бельгия и Польша, постоянно прислушиваются к мнению Берлина по важнейшим вопросам, стараясь строить собственную стратегию на основе его позиции, сама Германия не жаждет брать на себя ту роль, о которой ее просят.
     
  • Лидер без программы. По словам Я. Техау, из-за своего экономического потенциала и географического положения Германия, независимо от ее собственного желания, ведет Европу за собой. Тем не менее Германия не подкрепила это лидерство какой-либо политической программой и никак не дает понять о своем желании это сделать. В результате, добавил Я. Техау, другие страны ЕС начали воспринимать Германию как ненадежного партнера, чьи намерения трудно угадать.

Чтобы удовлетворить потребность в сильном лидере ЕС, Германия должна простить себе собственную историю и прямо заявить о своих национальных интересах, заключил Я. Техау. Без этого она не сможет взять на себя ту роль, в которой многие хотели бы ее видеть и которая может оказаться необходимой для Европы.