За три недели до Вильнюсского саммита «Восточного партнерства» Польский институт международных отношений (PISM) и Московский Центр Карнеги организовали конференцию для обмена мнениями об отношениях между Россией и ЕС и проблемах их общих соседей. В ходе трех сессий конференции докладчики анализировали вопросы, связанные с «Восточным партнерством», отношениями России с ЕС и национальными задачами Украины, Молдовы и Беларуси.

«Восточное партнерство» и его перспективы

Директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин и руководитель программы Польского института международных отношений по Восточной и Юго-Восточной Европе Петр Кощиньски обсудили перспективы «Восточного партнерства». В роли модератора выступил глава исследовательского департамента Польского института международных отношений Ярослав Цвек-Карпович.

  • Новые возможности для соседей. Цель «Восточного партнерства», указал П. Кощиньски, — предложить европейским соседям ЕС те же возможности в плане сотрудничества и ассоциации, что имеют страны эффективно функционирующего и процветающего Евросоюза, без полномасштабного членства в нем. «Восточное партнерство» следует воспринимать не как противостояние России, а как инициативу, призванную принести стабильность, демократию и благосостояние в страны, являющиеся общими соседями России и ЕС. Д. Тренин при этом отметил: с таким же успехом «Восточное партнерство» можно расценить как попытку воспрепятствовать  «поглощению» общих соседей Россией и создать более «комфортную» и безопасную зону на восточной границе ЕС. 
     
  • Стремление к интеграции с ЕС. П. Кощиньски подчеркнул, что недавние социологические опросы свидетельствуют о росте стремления к интеграции с ЕС в соседних странах. Если Беларусь предпочитает более тесную интеграцию с Россией, то Украина, судя по всему, стремится подписать с ЕС соглашение об ассоциации, а за ней могут последовать Молдова и Грузия. В случае с Украиной 53% ее граждан хотят, чтобы страна вступила в ЕС, 47% одобряют Соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли, и лишь 34% опрошенных предпочли бы присоединение к Таможенному союзу.  
     
  • Перспективы «Восточного партнерства». Несмотря на позитивную оценку «Восточного партнерства» и преимуществ, которые дают соответствующие соглашения обеим сторонам, П. Кощиньски и Д. Тренин подчеркнули, что ЕС и его восточным соседям предстоит еще немало поработать. Вильнюсский саммит — лишь начало нового этапа в отношениях ЕС и России, а также ЕС и его восточных партнеров.
     
  • Отношение России к Партнерству. Я. Цвек-Карпович добавил: если первоначально Россия воспринимала «Восточное партнерство» как нейтральную инициативу, то сейчас относится к нему негативно. 
     
  • Проблемы «Восточного партнерства». Д. Тренин обрисовал проблемы, с которыми по-прежнему сталкивается «Восточное партнерство». Оно возникло в период кризиса экономической и интеграционной модели ЕС и параллельно с первым российским интеграционным проектом, а также расширением Таможенного союза. Более того, разные страны ЕС поддерживают «Восточное партнерство» в неодинаковой степени, поэтому данной инициативе приходится конкурировать с другими проектами, касающимися соседей Евросоюза.

Евразийский союз и его значение для отношений Россия — ЕС

Евразийский экономический союз Беларуси, России и Казахстана должен быть создан к 2015 году. О значении этого союза для отношений между ЕС и Россией говорили заместитель директора, руководитель Центра европейских исследований Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Алексей Кузнецов и научный сотрудник Польского института международных отношений Анна Дынер. В роли модератора дискуссии выступила руководитель научно-аналитического производства Московского Центра Карнеги Наталия Бубнова.

  • Конкуренция между ЕС и Россией продолжается. Н. Бубнова указала, что страны — участницы «Восточного партнерства» хотят интегрироваться с ЕС и при этом продолжают пользоваться преимуществами сотрудничества с Россией. Однако им придется выбирать одно из двух, поскольку требования для вступления в ЕС и Евразийский союз, судя по всему, противоречат друг другу. Главный вопрос, добавила Н. Бубнова, состоит в том, сможет ли конкуренция между ЕС и Россией обернуться усилением сотрудничества. 
     
  • Евразийский союз как политический и экономический проект. По мнению А. Дынер, хотя главным аргументом в пользу создания Единого экономического пространства, а затем и Евразийского экономического союза является экономическое сближение Беларуси, России и Казахстана, по сути этот проект носит политический характер. А. Кузнецов не согласился с ней, отметив, что региональная экономическая интеграция связана с усилиями России по расширению своего внутреннего рынка и укреплению своих экономических позиций в мире.
     
  • Преимущества и недостатки Евразийского союза. А. Дынер обрисовала преимущества и недостатки Евразийского союза. Помимо реинтеграции постсоветского пространства, А. Дынер оптимистически оценила перспективы торговых отношений между двумя союзами, особенно в связи с тем, что основные принципы и параметры Единого экономического пространства строятся по образцу норм ЕС. С другой стороны, в политическом плане создание Евразийского союза может обернуться социальной деградацией и снижением экономической конкурентоспособности стран-участниц и даже частичной утратой политической независимости самой слабой из трех стран — Беларуси.
  • Будущее развитие событий. А. Кузнецов отметил, что ЕС останется ключевым торговым партнером России. Евразийский союз не станет альтернативой ЕС, особенно с учетом слабой интеграции Беларуси и Казахстана в мировую экономику. В краткосрочной перспективе после вступления России в ВТО предстоит большая работа по углублению экономического сотрудничества страны с ЕС. В долгосрочном же плане нас ждет либо ассоциация Европейского и Евразийского союзов (после того, как Беларусь и Казахстан присоединятся к ВТО, а Россия адаптируется к ее нормам), либо «торговые войны» между ними и экспансия ЕС на Украине и в Беларуси.

Национальные ориентиры и перспективы Украины, Молдовы и Беларуси

Доцент МГИМО (У) Кирилл Коктыш, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер и глава Центра украинских исследований Института Европы РАН Виктор Мироненко проанализировали вопрос о национальных задачах Украины, Молдовы и Беларуси. В роли модератора выступила научный сотрудник Польского института международных отношений Анита Собьяк.

  • Беларусь. По мнению К. Коктыша, решение Украины подписать Соглашение об ассоциации с ЕС было бы выгодно Беларуси. И Россия, и ЕС усиливают внимание к этой стране, и ее экономику, скорее всего, ожидает значительный рост. К. Коктыш отметил, что ЕС и Евразийский союз дополняют друг друга, а не являются по определению антагонистическими системами. Учитывая нынешнюю политико-экономическую ситуацию в Беларуси, оба союза выглядят для нее привлекательными в плане предлагаемых перспектив. Минск заинтересован прежде всего в защите внутреннего рынка страны и использовании основных принципов Евразийского союза не только для расширения торговли, но и для увеличения объемов производства.
  • Молдова. Внутренняя ситуация в Молдове остается весьма нестабильной, подчеркнул В. Брутер. Руководство правящего Альянса «За европейскую интеграцию» раздирают внутренние разногласия, а связь между политической властью и обществом нарушена. Таким образом, считает В. Брутер,  вектор европейской интеграции оказывает, судя по всему, стабилизирующее воздействие на внутреннюю ситуацию в Молдове. В. Брутер отметил непоследовательность российской политики в отношении Молдовы и подчеркнул, что Таможенный союз не является предпочтительной альтернативой для страны по сравнению с ЕС.
     
  • Украина. По мнению В. Мироненко, независимо от результатов Вильнюсского саммита в российско-украинских отношениях уже произошли необратимые изменения. Вильнюсский саммит станет историческим моментом для Украины, поскольку он предопределит ее внешнеполитическую ориентацию и повлияет на развитие событий внутри страны. В то же время ухудшение экономических взаимоотношений с РФ, судя по всему, неизбежно. Тем не менее В. Мироненко оценивает ситуацию оптимистически: несмотря на первоначальные трудности, переход к стандартам и техническим нормам ЕС будет способствовать экономической модернизации и политической либерализации на Украине.

Заключение

Некоторые из выступающих придавали Вильнюсскому саммиту решающее значение, другие же сосредоточивали внимание на работе, которую предстоит проделать после него. В конечном итоге был сделан вывод, что отношения России и ЕС сегодня носят скорее технический, чем стратегический характер. А параллельное существование ЕС и Евразийского союза даст новый толчок дискуссиям о стратегическом видении Европы и Евразийского континента.