Ксенофобские настроения в российском обществе усиливаются, и легкого решения этой проблемы нет. Причины и особенности нынешнего подъема национализма, а также проблемы миграции обсуждались на мероприятии в Московском Центре Карнеги, на котором выступили Лев Гудков (Левада-Центр), Александр Верховский (информационно-аналитический центр «Сова»), Наталья Зубаревич (Независимый институт социальной политики) и Николай Петров (Высшая школа экономики). Модератором дискуссии была Мария Липман (Московский Центр Карнеги).

Национализм в России

По словам М. Липман, стоит иметь в виду, что в современном русском языке слово «национализм» употребляется сегодня как синоним слова «ксенофобия» — этническая или расовая.

  • Разные национализмы. По словам Л. Гудкова, следует говорить не о национализме, а о национализмах, поскольку существует довольно широкий спектр различных течений: от национал-либерализма до чистого расизма. Помимо этого также есть массовая ксенофобия и православный фундаментализм. Н. Петров добавил: мы уже сейчас видим ответную реакцию на растущую ксенофобию — агрессивный антирусский национализм, который дальше будет только укрепляться.
     
  • Меняющийся национализм. А. Верховский рассказал, что наблюдается переход прежнего компенсаторного, защитного национализма, порожденного травмой распада империи, в чувство враждебности по отношению к другим национальностям. Кроме того, поменялись носители национализма: если в начале 1990-х годов ресурсом ксенофобии были социально слабые группы, периферийные, малообразованные люди, то сегодня ретранслятором или даже катализатором национализма являются бюрократия и более образованные группы, приближенные к власти.
     
  • Низовой национализм. При всем этом, отметил Л. Гудков, сейчас наблюдается явный подъем низовой ксенофобии и низового национализма, который впервые зафиксирован на таком высоком уровне: лозунг «Россия для русских» в той или иной степени поддерживают 66% россиян, а «Хватит кормить Кавказ» — 71%.
     
  • Размытая национальная идентичность. По словам М. Липман, обострение этнических противоречий позволяет увидеть проблему более глубокого свойства: что сегодня представляет собой российская государственность и российская национальная идентичность? На этот счет нет ни ясной государственной позиции, ни консенсуса в обществе.

Национализм и политика

  • Национализм в моде. По мнению Н. Петрова, сегодня выступать с националистических позиций — это «мейнстрим», что очень хорошо показали последние московские выборы. А. Верховский обратил внимание на то, насколько изменилась вся политическая риторика: десять лет назад националистические речи позволяли себе только совершенно маргинальные персонажи. 
     
  • Политики-националисты. Н. Петров подчеркнул, что Владимир Жириновский, который долгое время был представителем «национализма-лайт» и, таким образом, своего рода вакциной против ксенофобии, уже сходит со сцены. Вполне возможно, что более серьезные игроки на этом поле, которые придут ему на смену, будут совсем не такими смешными и маловлиятельными.
     
  • Евразийская интеграция и русский национализм. Н. Петров считает: власть находится в очень сложном положении, потому что национализм, который можно было бы использовать для повышения ее легитимности, идет вразрез с евразийским интеграционизмом. Более того, евразийский проект проигрывает русскому националистическому.

Национализм и проблема мигрантов

  • Увязка с нелегальной миграцией. М. Липман указала, что власть предпочитает замечать только один аспект проблемы национализма, а именно те трения в обществе, которые происходят в связи с нелегальной миграцией. Это похоже на ситуацию с коррупцией, которая признается только на низовом уровне.
     
  • Антимигрантская кампания. К 2012 году, напомнил А. Верховский, в ответ на протестные настроения была усилена мобилизация общества на основе морально-консервативных ценностей с целью поддержки правительства. Но это не включало популистских апелляций к этнонационализму, так как это было все-таки очень рискованно, — до тех пор, пока в этом году не случилась антимигрантская кампания. По словам А. Верховского, антимигрантской кампанией занимаются те люди, которые не обременены ответственностью за последствия и кому не надо будет потом заботиться о евразийской интеграции.

Статистика и экономика миграции

  • Статистические данные. Н. Зубаревич заметила, что в России не 10-12 миллионов мигрантов, как утверждается, а 2,5 миллиона легальных и 3,5 — нелегальных. Соответственно, всего в РФ 6 миллионов мигрантов, однако это примерно 9% относительно занятого населения, то есть немало. Н. Зубаревич уверена: обострение проблем, связанных с мигрантами, должно было рано или поздно произойти. 
     
  • Экономическая обоснованность миграции. Экономически миграция — очень рациональное предприятие, указала Н. Зубаревич: во-первых, мигранты «точечно» занимают конкретные экономические ниши; во-вторых, это выгодно для бизнеса (значительное снижение издержек); в-третьих, это серьезная коррупционная рента для чиновников ЖКХ и части занятых в мэрии. Прежде чем критиковать миграцию, нужно также считаться с тем, что в течение ближайшего десятилетия Россию ждет очень серьезное сокращение численности трудоспособного населения: на пике — во второй половине 2010-х — по 600–800 тыс. человек в год.