С развитием российско-американских отношений в 2013 году связывались большие надежды. Все признаки, казалось, указывали на то, что вскоре будет выработана новая формула взаимоотношений между Вашингтоном и Москвой.

Но сегодня, накануне нового, 2014 года, можно сказать, что эти надежды в целом не оправдались. «Перезагрузка», начатая Вашингтоном и Москвой, сменилась чисто утилитарным взаимодействием на фоне глубокого взаимного недоверия. И, возможно, это станет новой «нормой» в отношениях между двумя странами, по крайней мере на ближайшие несколько лет. Чтобы ситуация существенно улучшилась, США и России нужно сосредоточиться на расширении сотрудничества там, где их интересы совпадают, и ослаблении остаточной взаимной неприязни в тех сферах, где у них существуют разногласия.

Взлеты и падения

После переизбрания Барака Обамы президентом США многие надеялись, что в 2013 году нас ждет «перезагрузка перезагрузки». Владимир Путин, вернувшись в Кремль, намеревался начать отношения со своим американским коллегой «с чистого листа». Эта весна стала периодом зондажа в ходе визитов на высоком уровне; в мае стороны договорились о взаимодействии в урегулировании сирийского кризиса; в июне в кулуарах заседания «большой восьмерки» в Северной Ирландии состоялась встреча на высшем уровне.

Однако летом ситуация начала ухудшаться. В двух странах соглашения в рамках «Женевы-1» относительно политического переходного периода в Сирии были истолкованы по-разному. Путин отказался выслать из страны беглого подрядчика ЦРУ Эдварда Сноудена, раскрывшего государственные тайны США, — в результате Обама отменил российско-американский саммит, намеченный на сентябрь. К концу августа, когда Обама объявил о своем решении применить военную силу против Сирии в ответ на использование химического оружия в одном из пригородов Дамаска, российско-американские отношения переживали самое серьезное ухудшение за последние пять лет со времен войны между Грузией и Россией.

Затем, казалось, произошел резкий поворот на 180 градусов. В ходе короткой беседы в кулуарах саммита «большой двадцатки» в Санкт-Петербурге Путин изложил Обаме план ликвидации сирийского химического оружия. Через две недели, заручившись согласием Дамаска, Москва и Вашингтон разработали схему химического разоружения Сирии. То, что казалось практически невозможным — заставить страну отказаться от своего химического оружия в разгар гражданской войны, — стало свершившимся фактом. Развивая этот успех, Москва и Вашингтон активизировали усилия по созыву мирной конференции по Сирии — так называемой «Женевы-2». Кроме того, Россия поддержала диалог Вашингтона с Тегераном, увенчавшийся предварительной договоренностью по иранской ядерной проблеме.

Однако, несмотря на эти реальные примеры плодотворного сотрудничества, атмосфера российско-американских отношений остается напряженной и даже губительной. И вряд ли она существенно улучшится в 2014 году.

Обнадеживает здесь то, что в сферах, где российские и американские интересы совпадают, сотрудничество между Москвой и Вашингтоном продолжится. В частности, пока администрация Обамы отдает предпочтение дипломатическому решению сирийского и иранского вопросов, Кремль будет ее партнером.

Это сотрудничество будет проходить в особой форме. Сложившаяся модель основывается на равенстве и совместном лидерстве партнеров в решении конкретных проблем, по которым их интересы сходятся.

Россия, конечно, понимает, что в плане военной и экономической мощи, политического влияния и социальной привлекательности она далеко не ровня Соединенным Штатам. Однако в том ограниченном круге вопросов, по которым Москва и Вашингтон смогут в обозримом будущем сотрудничать на международной арене, Россия будет настаивать на равенстве с США и на меньшее не согласится.

Сферы сотрудничества, соперничества и потенциальных конфликтов

Если Вашингтон и Москва смогут продолжать сотрудничество на этих условиях, можно назвать несколько сфер, где в 2014 г. возможно продуктивное взаимодействие двух стран: в частности, это завершение химического разоружения Сирии. В то же время достичь политического урегулирования, позволяющего закончить войну в этой стране, будет труднее. Позиции США и России по Сирии по-прежнему сильно различаются. Однако Москва с немалым удовлетворением отмечает, что мнение Вашингтона о сирийской оппозиции сближается с российской точкой зрения: оппозиция ненадежна и находится под преобладающим влиянием джихадистов. Кроме того, ни Вашингтон, ни Москва не хотят, чтобы Сирия превратилась в «инкубатор» и тренировочный лагерь для экстремистов, представляющих угрозу как для России, так и для Запада.

Тем не менее, даже если бы сотрудничество России и США по Сирии проходило «без сучка без задоринки», этого было бы недостаточно, чтобы остановить войну. У региональных держав, особенно Саудовской Аравии и Ирана, в Сирии поставлено на карту гораздо больше, чем у России или США, и каждая из них будет стремиться к тому результату, который больше всего отвечает ее интересам.

Пространство для сотрудничества России и США по Ирану также, возможно, ограниченно. В будущем году предварительное соглашение по иранской ядерной программе либо приведет к окончательному решению этой проблемы, либо сорвется, провоцируя рост напряженности и увеличивая вероятность военного конфликта. Москва, не желающая ни войны против Тегерана, ни превращения Ирана в ядерную державу, может содействовать договоренности между иранской стороной и международным сообществом. Тем не менее главные роли здесь будут играть Вашингтон и Тегеран, а основными «актерами второго плана» выступят Израиль и Саудовская Аравия.

Помимо Сирии и Ирана существует не так уж много застарелых проблем, по которым в 2014 г. возможно российско-американское сотрудничество. Внутреннее развитие событий в Северной Корее способно перерасти в международный кризис, но главным партнером Вашингтона в отношениях с Пхеньяном является Китай, а не Россия.

В Афганистане, откуда в 2014 г. будет выведено большинство боевых частей коалиции во главе с США, интересы России и Америки в чем-то совпадают, но явно в недостаточной степени, чтобы обеспечить тесное сотрудничество. После вывода войск Москва сосредоточится на укреплении оборонительных рубежей в Центральной Азии, где она с удовлетворением воспримет закрытие транзитной военной базы США в киргизском аэропорту Манас. Кроме того, Россия будет уделять первостепенное внимание обузданию наркотрафика, который лишь увеличился после того, как режим талибов в Кабуле сменился дружественным Америке правительством.

По ряду общих проблем глобального масштаба интересы США и России достаточно близки, чтобы обеспечить сотрудничество двух стран в 2014 г. Среди этих проблем — ситуация в мировых финансах, кибербезопасность, борьба с терроризмом и изменение климата. В будущем году в российском городе Сочи пройдет зимняя Олимпиада-2014 и саммит «большой восьмерки». В связи с этим саммитом возможна и двусторонняя встреча Обамы и Путина. Двум лидерам необходимо будет сосредоточиться не только на потенциальных сферах сотрудничества, но и на разногласиях, требующих неослабного внимания.

В будущем году в ряде областей Россия и Соединенные Штаты будут одновременно и сотрудничать, и соперничать. Одна из этих сфер — Арктика, которая, по мнению Москвы, принадлежит, по сути, пяти окружающим ее государствам, среди которых — и Россия, и США. В этом регионе Кремль и дальше будет предъявлять права на континентальный шельф и создавать военные «аванпосты».

На Крайнем Севере Россия не пренебрегает экономическим сотрудничеством с американскими фирмами — это продемонстрировало недавно заключенное соглашение между американской энергетической корпорацией Exxon Mobil и российской государственной компанией «Роснефть». В общем же плане российско-американское экономическое сотрудничество будет зависеть не столько от правительств двух стран и отношений между ними, сколько от делового климата в России. Путин стремится его улучшить, но принимаемые меры технократического характера пока не позволяют этого добиться.

Сфера контроля над вооружениями — «стержень» советско-американских отношений и первоначальный фундамент «перезагрузки» — в 2014 г., вероятно, будет «лежать под спудом». Путин не видит возможности для дальнейшего сокращения стратегических вооружений в ситуации, когда Соединенные Штаты, несмотря на перспективу соглашения с Ираном, продолжают осуществлять измененный вариант программы ПРО и одновременно создают оружие быстрого глобального удара, позволяющее поражать цели на большом расстоянии неядерными боезарядами в течение короткого времени. Более того, предупреждает Путин, опасности подвергаются даже плоды прошлых соглашений в этой сфере. США, в свою очередь, постараются вовлечь Россию в обсуждение вопросов стратегической стабильности. Подобные дискуссии, вероятно, полезны, но вряд ли они дадут конкретный результат или повысят уровень взаимного доверия.

Прямое геополитическое соперничество между Вашингтоном и Москвой будет иметь ограниченный масштаб. У администрации Обамы в принципе отсутствует интерес к постсоветскому пространству, где Россия активно создает Евразийский союз — эта политико-экономическая инициатива, призванная связать постсоветские государства, стала первым крупным внешнеполитическим проектом Москвы со времен распада СССР. США покинут свой «аванпост» в Киргизии и не станут возражать против недавних шагов Армении, указывающих на то, что она движется в сторону интеграции с Россией, а не ассоциации с Евросоюзом.

Тем не менее существует и несколько геополитических вопросов, способных стать причиной конфликта двух стран. В ходе противостояния ЕС и России из-за Украины Вашингтон уже поддержал ассоциацию Киева с объединенной Европой и подвергает критике политику Москвы в регионе. В 2014 г. Украина, с ее острейшими экономическими проблемами, расколотыми элитами и региональным многообразием, может стать серьезным раздражителем в отношениях России с Западом, включая и США.

В последнее время одним из важных факторов, тяготеющих над отношениями Москвы и Вашингтона, стала внутриполитическая ситуация в России. Путинская политика «суверенизации», отражающая его основное стремление к консолидации власти в стране, направлена не только на достижение равноправия в отношениях с США, но и на пресечение иностранного влияния на внутриполитические процессы в России. Крупных выборов в России в 2014 г. не намечается, но открыто признаваемая Путиным приверженность консерватизму противопоставляет его прозападно настроенным либералам внутри страны и большей части общественности в США и Европе.

В свою очередь, американская администрация и Конгресс могут расширить «список Магнитского», включающий российских чиновников, обвиняемых в нарушении прав человека, против которых США вводят санкции. Кроме того, в связи с Олимпиадой в Сочи Россия окажется под пристальным наблюдением международного сообщества, что даст критикам Кремля более «зримую» трибуну для высказывания своих взглядов.

От «нормы» к «лучше нормы»

В целом в 2014 г. российско-американские отношения вряд ли ожидает серьезный кризис, но и заметное их улучшение маловероятно. Из-за ожидаемого ухудшения экономических показателей Россия столкнется с финансовыми трудностями, но это не смягчит политику Москвы. Соединенным Штатам будет все труднее контролировать ситуацию в мире, особенно в Азии и на Ближнем Востоке, но вряд ли они начнут видеть в России своего естественного партнера.

Тем не менее фундаментальных причин для антагонизма у бывших противников в «холодной войне» нет. В 2014 г. стороны могут предпринять целенаправленные усилия для поэтапного превращения «новой нормы» в российско-американских отношениях — «точечного» сотрудничества в атмосфере общей неприязни — как минимум в ситуацию «лучше нормы», при которой сотрудничество будет систематически распространяться на новые области, а атмосфера — постепенно очищаться.

Подобное преобразование, конечно, будет непростым делом. Но, возможно, те люди в обеих странах, которые считают, что улучшение отношений между Вашингтоном и Москвой отвечает интересам американского и российского народов, окажутся на высоте стоящей перед ними задачи.