Почти четверть века отношения между США и Россией по сути определяла история. После окончания «холодной войны» Россия для Соединенных Штатов и многих других стран все больше отходила на второй план, ее международное влияние и могущество, казалось, остались в прошлом. Теперь эта эпоха завершилась.

Конечно, нынешний конфликт между США и Россией из-за Украины нельзя назвать «состязанием на равных» - слишком уж различен потенциал сторон. Россия не является, и даже не может делать вид, что является претендентом на мировую гегемонию. В отличие от СССР политика России не определяется некоей четкой идеологией, она не возглавляет блок стран, исповедующих такую же идеологию, а число ее официальных союзников невелико (и все они – малые государства). Тем не менее американо-российский конфликт имеет существенное значение для остального мира.

Наибольшую важность, естественно, он представляет для Украины, часть которой сегодня превратилась в поле боя. Будущее крупнейшего государства Европы – его территория, политическое устройство и внешние связи – очень во многом зависят от исхода борьбы между США и Россией.

Вполне возможно, Украина обретет национальное единство, подлинно демократический строй и прочные связи с европейскими и атлантическими институтами, получит от этих институтов щедрую помощь и в результате добьется процветания, даже станет образцом для подражания в глазах соседей-россиян. Но не исключено также, что в конечном итоге Украина распадется на несколько государств с разной политической ориентаций.

Судьба Украины, в свою очередь, важна для других стран Восточной Европы, особенно Молдовы и Грузии. Обе они, как и Украина, подписали соглашения об ассоциации с Европейским союзом, и им придется тщательно выверять свои действия, чтобы не стать полем сражения между Россией и Западом. Аналогичным образом придется балансировать номинальным партнерам Москвы по ее проекту Евразийского союза – Армении, Белоруссии, Казахстану и Киргизии – между Россией (своим формально «стратегическим» союзником) и Соединенными Штатами, владеющими «ключом» к международной политической и экономической системе.

То, что произойдет с Украиной, немаловажно и для Западной Европы. Хотя затяжное военное противостояние с Россией на восточной границе НАТО будет несравнимо по остроте с конфронтацией времен «холодной войны» со странами Варшавского договора, военную безопасность Европы уже нельзя считать чем-то само собой разумеющимся.

По мере усиления тревоги из-за собственной безопасности на континенте начнут рушиться торговые связи между ЕС и Россией. Под давлением США Евросоюз в конечном итоге сократит закупки российского газа и нефти, а Россия – импорт промышленных товаров у своих соседей. В отношениях России и Европы воцарится недоверие. Идея единого пространства от Лиссабона до Владивостока будет похоронена. Вместо этого произойдет еще большее укрепление союза ЕС и США – как в рамках активизирующегося НАТО, так и за счет Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства.

Японию тоже нельзя считать сторонним наблюдателем: ее решение присоединиться к санкциям против России, введенным по инициативе США, ставит крест на планах построения прочных отношений с Кремлем в качестве противовеса Китаю в Азии. Союзнические отношения между Японией и США получат новое подтверждение – как и положение Токио в этом союзе. Нечто подобное произойдет и с Южной Кореей: ей придется уступить давлению США и ограничить торговлю с Россией, что может побудить Кремль занять менее конструктивную позицию по проблеме разделенного Корейского полуострова.

В результате американо-российский конфликт вероятно обернется укреплением позиций Соединенных Штатов в отношениях с европейскими и азиатскими союзниками, а обстановка для России на всей территории Евразии станет менее благоприятной. Даже номинальным союзникам Москвы придется оглядываться на США, и ее «вылазки» в Латинскую Америку и анклавы влияния на Ближнем Востоке не будут иметь большого значения.

В этой картине усиливающегося влияния США есть только одно исключение – Китай. Резкое сокращение экономических связей России с передовыми странами приведет к тому, что Китай останется единственной крупной экономической державой за пределами возглавляемого Вашингтоном санкционного режима. Это повышает значение Китая для России, обещает ему расширение доступа к российским энергоносителям, другим сырьевым ресурсам и военным технологиям.

Китай будет изучать стратегию США по отношению к России и делать выводы для себя. Однако Пекин не заинтересован в том, чтобы Россия уступила американскому давлению, распалась или стала мировой державой. В его интересы входит сохранение России в качестве стабильного стратегического пограничья и сырьевой базы.

Поддержка Китаем России в ее сопротивлении США стала бы новым явлением в международных отношениях. Многие считают такой сценарий нереальным: в конечном итоге для России альянс с Китаем будет непосильным бременем; кроме того, россияне, какова бы ни была их идеология и кто бы ни был их лидерами, остаются европейцами.

Возможно, это так и есть. Но не стоит забывать, что один из самых почитаемых в России героев ее Средневековья – Святой Благоверный князь Александр Невский – успешно сражался с западными захватчиками, сохраняя при этом лояльность монгольским ханам.

России несомненно придется расплачиваться за свои действия на Украине. Вопрос для США и их союзников заключается в другом: не придется ли им самим дорого заплатить за то, чтобы добиться этой расплаты.

Оригинал статьи