СТАМБУЛ – Согласно общему мнению, если Иран разработает ядерное оружие, то Саудовская Аравия, Турция и, возможно, Египет попытаются последовать его примеру. Израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху пошел далее, когда он обратился к Конгрессу США в начале марта, утверждая, что разрешение Ирану иметь программу обогащения урана «разожжет гонку ядерных вооружений в самой опасной части планеты».

Каждое государство из этого потенциального ядерного домино необходимо проанализировать отдельно и тщательно. И, насколько это касается Турции, общее мнение, кажется, в основном неверное.

У Турции в стадии создания действительно есть своя программа ядерной энергии. После десятилетий неудачных попыток турецкое правительство подписало контракт с Россией в 2010 г. по строительству и вводу в эксплуатацию первой атомной электростанции. Проект, осуществляемый на Средиземноморском побережье Турции, теперь находится в процессе строительства.

Попытки турецкого правительства обеспечить участие других международных поставщиков были осложнены тем, что условия, предложенные Россией, были значительно более выгодны, чем условия, предложенные конкурентами. В то же время Турция ведет переговоры с франко-японским консорциумом по строительству второй атомной электростанции на Черном море.

У Турции есть веские экономические аргументы для развития производства атомной энергии. Импорт первичных энергоресурсов составляет почти половину хронического дефицита текущего счета Турции, так как страна импортирует более 90% используемой нефти и природного газа. Кроме того, в отличие от Европы, потребности Турции в электроэнергии продолжают расти на 5-6% в год. Влиятельные турецкие политики рассматривают ядерную энергию как почти незаменимое средство для усиления энергетической безопасности и сокращения счетов за импорт.

Эти экономические интересы, вместе с рассмотрением вопросов национальной безопасности, побуждают Турцию не стремиться к обладанию ядерным оружием. Как подписанту Договора о нераспространении ядерного оружия, Турции запрещена разработка военных приложений ядерной технологии. Если бы Турция нарушила это обязательство, другие государства, включая те, которые иначе способствовали бы ее программе развития ядерной энергетики, выступят против нее и подвергнут опасности способность страны удовлетворить растущий спрос на энергию по доступной цене. Это, в свою очередь, подорвало бы экономический рост, который был основным вопросом в поддержке обществом правительства Турции за два последних десятилетия.

Кроме того, Турция — член НАТО и таким образом извлекает выгоду из гарантий безопасности, которую обеспечивает этот военный союз, включая ядерное прикрытие. Действительно, США базировали ядерное оружие в Турции в течение многих десятилетий. Недавно НАТО и США развернули в стране элементы системы защиты от баллистических ракет. Если бы турецкое правительство стремилось получить свое собственное ядерное оружие, то оно бы поставило под удар эти гарантии безопасности и восстановило бы НАТО против себя.

В любом случае у Турции нет ноу-хау (технологии) и производственной инфраструктуры, чтобы быстро создать ядерное оружие, и стране потребовалось бы долгое время – вероятно, больше десяти лет – чтобы создать эти возможности. В этот период Турция подверглась бы серьезному политическому и экономическому давлению и напряжению в вопросах безопасности не только со стороны США и других государств НАТО, но также со стороны России, Ирана и других стран.

Между тем, прямые угрозы безопасности Турции усугубились бы очень сильно. Ядерное оружие мало бы помогло в уменьшении опасности, созданной распадом Сирии, ростом Исламского государства и нерешенной проблемой курдского сепаратизма. Отношения Турции с Ираном, которые прежде были управляемы, могли бы стать более предрасположенными к кризису.

Все эти соображения указывают на серьезные риски, которые появятся в вопросах безопасности Турции в случае стремлении этой страны к обладанию ядерным оружием. Эти риски могут, в свою очередь, обострить внутренние разногласия в стране в то время, когда правящая «Партия справедливости и развития» изо всех сил пытается сохранить общественную поддержку.

При этих обстоятельствах имеет большое значение, как остальная часть мира видит и что говорит о ядерном будущем Турции. Утверждать, что Турция будет естественно – возможно, неизбежно – стремиться приобрести ядерный арсенал, значит игнорировать важные побудительные мотивы страны не милитаризировать свою существующую гражданскую энергетическую программу.

Легкомысленный разговор о рисках распространения ядерного оружия не должен вводить в заблуждение турок относительно их собственных интересов. Вместо этого, миру было бы гораздо более разумным вновь подтвердить усилия страны преследовать чисто мирную программу развития ядерной энергии и работать с НАТО в поиске разрешения иранской проблемы.

Оригинал статьи