Назначив на пятое июля референдум относительно того, должна ли Греция принять последние условия своих международных кредиторов в обмен на новые займы, греческий премьер-министр Алексис Ципрас поставил под вопрос будущее всей Европы.

О референдуме было объявлено после язвительного саммита ЕС 25-26 июня. Не будет преувеличением сказать, что ЕС столкнулся с худшим кризисом с 1957 года, когда был создан его предшественник.

С тех пор Европа пережила множество кризисов. Кровавая гражданская война в Югославии в 90-х обнажила неспособность ЕС думать и действовать стратегически. Несмотря на этот длительный конфликт, ЕС почти не продемонстрировал прогресса в разработке убедительной политики безопасности, а также оборонной и внешней политики.

Аннексия Россией Крыма в марте 2014 и вторжение в Восточную Украину встряхнули ЕС, но недостаточно, чтобы заставить его продвинуться в формировании эффективной обороной политики. Вместо этого европейцы (какой сюрприз) предоставили НАТО заниматься обороной восточных членов Альянса.

Что касается недавних террористических атак во Франции и других европейских странах, куда проникли сторонники Исламского государства, то эти трагедии должны были бы убедить всех членов ЕС в необходимости более тесного сотрудничества в сфере разведки, безопасности и вопросов интеграции. Чиновники отмечают, что кооперация улучшилась, но все равно недостаточна для того, чтобы справиться с возникшими перед Европой угрозами.

Но именно греческий кризис, внутренняя трагедия, имеет потенциал мобилизовать или развалить Европу. Это кризис, связанный с вопросом легитимности и будущего европейской валюты. Более того, он связан также со способностью Европы двигаться к большей экономической и политической интеграции. Без этого стремление ЕС превратиться в глобального игрока окажется безрезультатным.

Несмотря на небольшой масштаб греческой экономики, кризис в Греции обнажил уязвимость еврозоны и неспособность греческих политических элит к решительному проведению реформ.

В долгосрочном периоде переговоры между Грецией и ее международными кредиторами были нацелены на то, чтобы сделать греческую экономику конкурентоспособной. Без сомнения, эффект от политики экономии, которую кредиторы требовали в обмен на предыдущие программы помощи, был печальным для пожилых людей и среднего класса, но не для греческих олигархов и богачей.

Но и ЕС не безвинен. Даже несмотря на то, что лидеры остальных государств-членов еврозоны знали, что в 2001 году греческая экономика была не готова к отказу от драхмы, они закрыли на это глаза и позволили Афинам перейти на евро.

Все это, без сомнения, будет благополучно забыто, когда в ближайшие дни фокус сместится на немецкого канцлера Ангелу Меркель. Именно она и ее министр финансов Вольфганг Шойбле настояли, чтобы Греция приняла программу реформ, которая позволила бы сделать неработающую политику государства прозрачной и конкурентоспособной.

Честно это или нет, но Меркель досталась самая незавидная роль в решении судьбы Европы и Греции. Поскольку канцлер множество раз связывала будущее еврозоны (и членство в ней Греции) с будущим Европы, Ципрас, должно быть, ставит на то, что Меркель не допустит дефолта Греции.

Это восприятие Меркель многое говорит о ней и, как следствие, о роли Германии в Европе. Именно Меркель вспомнила о существовании внешней политики, когда в третий раз пришла к власти в 2013 году. Именно Меркель стала влиятельным игроком в Европе.

Именно Меркель довелось разбираться с кризисом в Украине и наблюдать за заключением так называемых «Минских соглашений», призванных остановить бои на востоке Украины – сделка, которая была заключена с ее помощью в феврале 2015.

Именно Меркель смогла заставить остальных 27 членов ЕС продлить санкции против России – непростая задача, учитывая позицию Греции, Словакии, Венгрии, Чехии и Италии.

И именно Меркель выпало заниматься греческим кризисом. Она много раз разговаривала с Ципрасом и встречалась с ним. Все надеялись и даже верили, что Меркель удалось установить определенный уровень доверия с этим молодым лидером-леворадикалом. Ципрас, глава радикальной партии Сириза, стремительно пришел к власти в январе 2015, пообещав покончить с политикой экономики. Сейчас, шесть месяцев спустя, Афины не только не добились прогресса, но и сделали шаг назад.

Дело не только в этом. Греция стала угрозой для безопасности Европы, поскольку дефолт государства нанесет евро огромный ущерб. Дефолт Греции или полноценный выход из еврозоны также создаст риски для демократии в стране – преимущество могут получить популисты и ультранационалисты.

Дефолт также будет угрозой для всего региона, поскольку пошатнет стабильность Греции. Это может помешать продолжению переговоров о разделении Кипра, в которых в последнее время появился лучик надежды.

Неудивительно, что американский президент Барак Обама позвонил Меркель 28 июня, чтобы обсудить ситуацию в Греции. Неудивительно, что Джейкоб Лью, министр финансов США, звонил Ципрасу. Греческий кризис стал серьезной проблемой для Европы и США. И выход из этого тупика придется искать Ангеле Меркель.

Оригинал перевода