После весьма спорного референдума 6 декабря Армения получила новую Конституцию. От предыдущего варианта, действующего с 2005 года, в ней не осталось почти ничего: лишь две статьи сохранились неизменными. Теперь Армения станет парламентской республикой. Каковы долгосрочные последствия этого голосования?

За последние пять лет все три закавказские республики поменяли свои конституции. В Азербайджане особенно не скрывали, что весь смысл перемен – сохранение власти. Глава государства Ильхам Алиев по примеру Средней Азии и Белоруссии отменил ограничения на число президентских сроков, что позволило ему переизбраться на третий срок и дает возможность править пожизненно.

Михаил Саакашвили, когда его второй и последний президентский срок подходил к концу, поменял грузинскую Конституцию так, чтобы страна стала парламентской республикой. Многие тогда предполагали, что он планирует сохранить за собой реальную власть, переместившись из кресла президента на усилившийся теперь пост премьер-министра. Но в 2012 году партия Саакашвили проиграла парламентские выборы, поэтому проверить эти предположения не получилось.

Теперь и в Армении президент Серж Саргсян, чей второй и последний президентский срок истекает в 2018 году, явно стремится сделать то же самое. Изменение Конституции дало Саргсяну возможность сохранить политическое влияние, став премьер-министром или спикером парламента. После 2018 года президент Армении будет избираться только на один семилетний срок и выполнять в основном церемониальные функции. Исполнительная власть по большей части перейдет в руки премьер-министра, которого будет выбирать парламент, – 101 депутат, избираемый по партийным спискам.

Самое спорное положение новой Конституции – статья 89, которая предусматривает назначение повторных выборов, чтобы гарантировать избрание правящей коалиции, если ни одна партия не получит на выборах «устойчивого парламентского большинства». Критики – среди них бывший президент Армении и соратник Саргсяна Роберт Кочарян – заявили, что это прямая дорога к однопартийной диктатуре. Другие критики ответили на это, что Кочарян недоволен лишь тем, что у него не будет шанса вернуться на третий президентский срок, как это сделал Владимир Путин.

Изменения в Конституцию практически не прошли публичного обсуждения. Опрос исследовательской организации APR Group показал, что жители Армении очень слабо представляют себе содержание новой Конституции, а 71% уверен, что поправки вступят в силу независимо от того, как проголосует народ. Делегация ПАСЕ критически оценила референдум: списки избирателей были некорректными, освещение в прессе – пристрастным, также звучали «обвинения в масштабной скупке голосов, организации "каруселей" и давлении на избирателей».

Тем не менее нельзя сказать, что армянское общество приняло смену Конституции совсем безропотно. Организованная оппозицией кампания не смогла остановить конституционные изменения, но наделала немало шума. В соцсетях появились многочисленные обвинения в фальсификациях во время выборов. Якобы в списках избирателей появился человек, родившийся в 1895 году.

Эти протесты показывают, что в 2018 году, когда президентский срок Саргсяна закончится, его попытки сохранить власть могут столкнуться с серьезным сопротивлением.

С другой стороны, вполне возможно, что в долгосрочной перспективе Саргсян сделал полезное дело для страны этими изменениями. Для Армении, небольшой образованной страны (пусть и пострадавшей от эмиграции), парламентская форма правления подходит больше, чем нынешняя президентская вертикаль власти.

В Грузии конституционные перемены были инициированы правящей партией Единое национальное движение по единственной причине – позволить лидерам партии удержаться у власти. Но когда эти изменения достались по наследству новой правящей партии, «Грузинская мечта», эффект оказался в основном положительным. Грузинский парламент впервые за много лет стал сильным институтом, и в стране появилось реальное разделение власти – зачастую даже конкуренция – между премьером и президентом.

В конечном счете к этому может прийти и Армения. Парламентские выборы 2017 года могут пройти гораздо оживленнее, чем ожидалось. Новая Конституция снимает главную проблему армянской оппозиции – ей теперь не нужно искать единого кандидата для участия в президентских выборах. Теперь достаточно выстроить работоспособную партийную машину, которая смогла бы через два года бросить вызов правящей Республиканской партии.

Английский оригинал текста был опубликован в блоге Strategic Europe.