Доклад «Рост ядерной опасности: оценка риска использования ядерного оружия в Евро-Атлантическом регионе»1 был опубликован на английском и русском языках в начале октября 2015 г.

Опыт авторов и высокий авторитет фонда NTI делает данный доклад крайне интересным не только для специалистов в области контроля над ядерными вооружениями, но широкого круга читателей, для которых небезразличны вопросы безопасности в Евроатлантическом регионе и мире.

Применение ядерного оружия реально, но насколько?

В основу доклада лег опрос ведущих научных сотрудников американских, британских, немецких и российских исследовательских организаций. Авторы приводят в тексте разные, а порой и противоположные оценки, озвученные российской и западной сторонами. Но ссылаются они, как правило, на российские и зарубежные исследования и публикации в средствах массовой информации, а не на результаты опроса. Нераздельное изложение результатов опроса и анализа, проведенного Р.Е. Берлсом и Л. Ратзом, не всегда позволяет читателю понять, какие выводы стали результатом опроса российских и западных экспертов, а какие — заключениями авторов текста.

Из доклада следует, что результаты опроса легли в основу приведенного Р.Е. Берлсом и Л. Ратзом списка факторов, влияющих на вероятность применения ядерного оружия в Евроатлантическом регионе. Эти факторы включают:

  • непримиримые позиции обеих сторон, подпитывающие чувства повышенного уровня угрозы;
  • дефицит доверия;
  • нужды внутренней политики;
  • союзнические обязательства;
  • опасные сближения боевых средств и подразделений России и НАТО;
  • отсутствие каналов связи между сторонами;
  • деградация гарантий предотвращения применения ядерного оружия;
  • неравенство сил общего назначения;
  • безответственное бряцание ядерным оружием;
  • недостаток опыта политического руководства сторон в сфере ядерной политики.

В докладе не раскрывается, какие факторы из этого списка вызывают наибольшую обеспокоенность у опрошенных экспертов, а какие — наименьшую. Ясно только, что все эти факторы способствуют созданию атмосферы, в которой применение ядерного оружия в Евроатлантическом регионе становится более вероятным, чем после окончания холодной войны.

Авторы доклада приводят несколько концепций, перечисленных респондентами опроса, при которых может произойти применение ядерного оружия. Согласно одной из таких концепций, Россия может применить ядерное оружие «в целях подавления конфликта на своих границах». Речь идет о так называемой концепции «деэскалации конфликта», сторонники которой утверждают, что на начальной стадии конфликта между Россией и, например, НАТО «использование ядерного фактора должно носить демонстрационный характер и не должно иметь катастрофических последствий».

В докладе упомянуты сценарии применения ядерного оружия, включая его использование Соединенными Штатами в ответ на «российское вторжение в страны Балтии» или Россией в случае «военного вмешательства НАТО в ситуацию в Крыму или на Востоке Украины». Но в целом, как пишут Р.Е. Берлс и Л. Ратз, «при отсутствии каких-либо крупных инцидентов вероятность преднамеренного обмена ядерными ударами в нынешних условиях низка».

Наибольшие опасения у опрошенных экспертов вызывают два условия, которые могут привести к эскалации конфликта между Россией и США/НАТО к ядерной войне. Первое условие — это ошибочные представления о намерениях противоположной стороны. Второе — инциденты с участием вооруженных сил России и стран-членов НАТО. Под воздействием факторов, перечисленных выше, эти условия могли бы спровоцировать с обеих сторон серию шагов, ведущих к быстрой эскалации конфликта.

Серьезность данных опасений была подтверждена событиями, произошедшими после публикации доклада. 24 ноября 2015 г. Турция, государство-член НАТО, сбила фронтовой бомбардировщик Су-24, входивший в состав авиационной группы ВВС России в Сирии. Это событие не привело ни к вооруженному конфликту между Россией и Североатлантическим Альянсом, ни даже к угрозе начала такого конфликта, не говоря уже об угрозе эскалации к ядерной войне. Решающую роль сыграла позиция политического руководства России и ключевых членов НАТО. Обе стороны постарались не допустить военного развития ситуации ни на уровне Россия-НАТО, ни на уровне Россия-Турция.

Но нет уверенности, что вероятность таких происшествий в Европе равна нулю. Как и нет уверенности в том, что при возможном повторении подобного происшествия России и США/НАТО удастся сохранить сдержанность, которую они продемонстрировали после того, как Турция сбила Су-24.

Так ли сильно отличается риторика в России и на Западе?

Доклад Р.Е. Берлса и Л. Ратза дает богатую пищу для размышлений. Однако из-за небольшого объема текста некоторые их утверждения выглядят недостаточно развернутыми.

Так, представляя российскую информационную картину, авторы доклада не стали опираться на российские источники. Российская аргументация приводится на основе публикаций в Financial Times и Foreign Policy. Это объясняет, почему эта часть доклада выглядит неполной. Так, например, авторы не упоминают опасение «цветных революций», которое разделяют многие представители власти в России и которое бросает тень на отношение России с Западом.

Описывая обвинения, выдвигаемые западными политиками в адрес России, авторы доклада отмечают, что их видение сильно отличается от представлений российских коллег. С этим трудно не согласиться.

Однако в некоторых случаях позиции российских и западных политиков зеркально отражают друг друга. Так, авторы приводят мнение, согласно которому своими действиями в Украине Россия нанесла главный удар по послевоенному порядку в Европе, основанному на уважении территориальной целостности и суверенитета.

Подобное мнение можно услышать и в России, где роль главного деструктора послевоенного мира приписывается в целом Западу и в частности США, которые способствовали расчленению Югославии и нарушению территориальной целостности Сербии путем отсоединения Косова. Общее в этих позициях — стремление обвинить противоположную сторону в развале хельсинской системы безопасности в Европе.

Кроме того, в отличие от России, где в публичной сфере преобладают определенные взгляды на политику западных стран, в самих этих странах, в число которых, согласно самой широкой трактовке, входят государства от Австрии до Японии, существует многообразие точек зрения относительно действий Москвы. Как кажется, проще свести взгляды российских политиков к единой позиции России, нежели сформулировать единую позицию Запада на основе многообразия оценок, бытующих в западных странах.

Подобные вопросы возникают при чтении каждой из частей доклада Р.Е. Берлса и Л. Ратза, что объясняется непростой задачей, стоявшей перед ними, а именно дать анализ факторов, влияющих на вероятность применения ядерного оружия в Евроатлантическом регионе, всего лишь на восьми страницах. Чтение текста убеждает в том, что авторы с честью справились с этой задачей. Однако представляется целесообразным продолжить и развернуть этот анализ, может быть, с привлечением внешних авторов (например, из состава экспертной группы, принявшей участие в опросе).

Публикация данного доклада может внести заметный вклад в предотвращение кризисов в отношениях между Россией и США/НАТО. Качественный перевод на русский язык только усилил бы положительный эффект от публикации доклада Р.Е. Берлса и Л. Ратза. К сожалению, качество перевода на русский язык, опубликованного на сайте NTI, таково, что российским читателям, владеющим английским языком, стоит знакомиться с текстом в оригинальной версии. Перевод грешит ошибками и неточностями.

***

Доклад Р.Е. Берлса и Л. Ратза отражает опасную ситуацию, которая в настоящее время сложилась в Евроатлантическом регионе. Об этом свидетельствуют и другие экспертные опросы. Авторы не приводят рекомендаций по выходу из этой ситуации. По их словам, «следующий доклад NTI будет посвящен мерам по укреплению доверия, которые следует принять США (и, стоит добавить, другим членам НАТО) и Российской Федерации для уменьшения ядерной угрозы».

Вкупе со следующим докладом этот текст Р.Е. Берлса и Л. Ратза станет подспорьем для представителей общественно-политических, научных и журналистских кругов в России и на Западе, заинтересованных в снижении вероятности применения ядерного оружия в Евроатлантическом регионе.

1. Цитаты из доклада приводятся по его изданию на русском языке даже в том случае, если перевод искажает смысл оригинального текста на английском языке.

Оригинал статьи