Разработки и испытания гиперзвуковых крылатых ракет различной дальности проводят, насколько известно, главным образом в России, США, Китае и Индии. Эти ракеты предназначены для нанесения высокоточных неядерных ударов по различным целям в значительно более короткое время по сравнению с тем, что могут обеспечить уже существующие крылатые ракеты. 

В этих условиях требуется оценка реальных угроз и создание новых оперативно-тактических и технических мер защиты от гиперзвукового оружия, применяемого во всех сферах вооруженной борьбы.

Создание гиперзвукового оружия межконтинентальной дальности вызывает особое беспокойство. Так, например, в России существует мнение, что развертывание гиперзвуковых ракет может резко повысить эффективность концепции Global Strike, нанеся разоружающий неядерный удар по российским Стратегическим ядерным силам (СЯС).

Разработки гиперзвуковых систем в СССР и Российской Федерации

Первые отечественные конструкторские разработки, а затем и летные испытания гиперзвуковых летательных аппаратов относятся к концу 70-х и началу 80-х годов, и, вероятнее всего, связаны они были с проектом «Альбатрос». Началом интенсивной работы в этом, как и во многих других направлениях, стало получение информации об американской программе Стратегической оборонной инициативы (СОИ), объявленной в 1983 году, — она предусматривала эшелонированную противоракетную оборону космических, воздушных, морских и наземных рубежей от массированной атаки советских баллистических ракет.

В ответ на американскую СОИ Советский Союз принял ряд симметричных и асимметричных мер. Проект «Альбатрос» относился к числу асимметричных программ. Задачи и конструктивные особенности этого проекта до сих пор практически полностью закрыты для публикаций, однако в последнее время в российских СМИ стали появляться его различные интерпретации1.

Судя по данным, полученным их авторами, разработка ракетного комплекса началась по постановлению правительства №173–45 от 9 февраля 1987 года в Научно-производственном объединении (НПО) машиностроения под руководством главного конструктора Герберта Александровича Ефремова. В теории работа комплекса выглядела следующим образом: межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) типа УР-100Н УТТХ на активном участке траектории выводит так называемый планирующий крылатый блок (ПКБ) на высоту 80–90 км, а затем совершает пологий разворот к земной поверхности и разгоняет ПКБ по снижающейся траектории — он летит на гиперзвуковой скорости (5 скоростей звука) на межконтинентальную дальность. Оснащенный ядерным боезарядом ПКБ должен был совершать глубокие маневры по азимуту для обхода наземных средств ПРО США.

Первые летные испытания ракетного комплекса «Альбатрос», как утверждается2, были проведены в 1991–1992 годах. (В последующих публикациях этому проекту присваивается индекс 4202.) Испытания осуществлялись и позже — в 2001 и 2004 годах. Отмечено, что пуски ракет типа УР-100Н с ПКБ проводили из шахтных пусковых установок с открытыми крышами, поскольку размеры ПКБ не позволяли закрыть крышу. 

Считается, что ПКБ планировалось разместить и в качестве одного из вариантов боевого оснащения на трехступенчатой твердотопливной ракете — сначала на МБР типа «Универсал», которую совместно разрабатывали НПО «Южное» в Днепропетровске и Московский институт теплотехники, а после того как эта кооперация распалась — на МБР «Тополь-М». Предполагают, что ПКБ может быть использован и на новой тяжелой ракете «Сармат».

Комментарии к этим разработкам будут изложены ниже. А пока оценим соответствующие американские и китайские проекты, информация о которых весьма ограниченна.

Разработки в США и Китае

Первые полномасштабные летные испытания межконтинентальных гиперзвуковых аппаратов FHTV-2 (Falcon Hypersonic Technology Vehicle 2), которые разрабатываются компанией Lockheed Martin с 2003 года, и гиперзвуковой крылатой ракеты Х-51А — проекта Boeing — прошли в США в 2010 году3.

Оба испытания аппарата FHTV-2 можно считать успешными лишь частично. При первом аппарат развил скорость в 20 чисел Маха, то есть в 20 раз превышающую скорость звука, после чего связь с ним прекратилась. При втором испытании FHTV-2 был выведен в верхние слои атмосферы и первый этап планирования к цели проходил успешно, однако спустя девять минут полета связь с аппаратом оборвалась — и произошло его самоуничтожение.

Первый полет гиперзвуковой ракеты X-51A в 2010 году также был успешным лишь частично: из-за выявленной нестабильности ракеты и перебоев связи была отдана команда на самоуничтожение. За время полета ракета достигла скорости 5 махов. Следующие испытания — в 2011 и 2012 годах — были аварийными: при втором не запустился двигатель разгонной ступени и не отделился разгонный блок, при третьем на 17-й секунде ракета потеряла управление, распалась на части и упала в Тихий океан.

Только четвертые испытания оказались успешными. Ракета была запущена с борта самолета B-52, достигла высоты 18 200 м, где развила скорость 5,1 маха. Полет продолжался в течение шести минут, за которые ракета пролетела расстояние в 426 км4

Испытания обоих американских гиперзвуковых аппаратов будут продолжаться.

Между тем Китай уже провел четыре испытания своей гиперзвуковой ракеты WU-14, причем всего за полтора года — в 2014–2015 годах5. Утверждается, что WU-14 — это планирующий крылатый блок, который запускается баллистической ракетой и может быть оснащен как ядерным, так и обычным боезарядом. В последнем запуске аппарат показал высокую степень маневренности, позволяющую прорывать систему ПРО. 

Эта информация позволяет предположить с высокой степенью вероятности, что китайский аппарат практически полностью повторяет конструкцию и схему полета российского ПКБ «Альбатрос». 

Особенности проектов и экспертных оценок

Анализ технологических деталей описанных выше проектов гиперзвуковых аппаратов не входит в задачу этой статьи, однако необходимо остановиться на некоторых особенностях — в связи с повышением публичного интереса к этим проектам и появлением ряда так называемых экспертных оценок.

По-видимому, маневрирование в широких пределах для преодоления наземной ПРО не было главной задачей ПКБ «Альбатроса», тем более что после входа в плотные слои атмосферы скорость полета заметно снижается — и ПКБ может быть уязвим даже по отношению к американским системам ПРО типа «Пэтриот». Скорее всего, предусмотренная траектория полета должна была уменьшить возможность поражения ракеты и ПКБ со стороны космических рубежей ПРО, которые входили в программу СОИ. 

Среди проектов ПРО США в космосе наиболее продвинутой была концепция Brilliant Pebbles («Блестящие камешки») — вывод на орбиты многих сотен малых космических аппаратов, предназначенных для кинетического поражения баллистических ракет после их выхода из относительно плотных слоев атмосферы, а также для нейтрализации советских спутников на низких орбитах.

Чтобы ракеты, выводящие ПКБ на пологую траекторию, не попадали под действие Brilliant Pebbles, предполагалось значительно уменьшить высоту их собственной траектории. Кстати, подобная задача была решена при разработках МБР «Тополь-М», а затем и для ракет «Ярс» и «Булава» — их траектории не оптимальны с точки зрения достижения максимальной дальности, к тому же они требуют дополнительных затрат энергетики с потерей части забрасываемой массы. Кроме того, часть энергетики уходит на то, чтобы повысить защиту корпуса ракет от воздействия лазерного и другого оружия, разработка которого предусматривалась программой СОИ. Этого не понимают некоторые эксперты — они критикуют, в частности, ракету «Булава» за небольшое значение забрасываемой массы, сравнивая «Булаву» с ракетами, в которых не предусмотрена защита от космических средств поражения.

В настоящее время нет никакой информации о том, как решена проблема защиты ПКБ «Альбатроса» (проекта 4202) от наземной ПРО в связи со снижением скорости полета на конечном участке траектории. Здесь возможны самые разные варианты.

Один из них — возможное решение для американских гиперзвуковых ракет. Так, например, предполагается, что после отделения от ракеты-носителя планирующий блок продолжает полет с небольшим снижением — чтобы практически до самой цели находиться на высоте 40–60 км, где еще нет значительной тепловой нагрузки и скорость полета уменьшается не сильно. А вот непосредственно перед целью ПКБ начинает пикировать на нее почти вертикально, что позволяет уменьшить возможность его поражения наземными средствами ПРО. Не исключено, что в рамках проекта 4202 рассматриваются и такие способы преодоления ПРО.

О реальности угроз

Приведенный краткий обзор позволяет перейти к оценке угроз, которые в перспективе могут представлять гиперзвуковые ракеты — прежде всего для безопасности России, в контексте нанесения неядерного разоружающего удара по объектам СЯС и центральным командным пунктам управления. Эта угроза упомянута в Военной доктрине Российской Федерации, и, как уже было отмечено выше, развертывание гиперзвукового оружия гипотетически способно повысить эффективность подобного удара. 

Безусловно, готовить Вооруженные силы к отражению реальных угроз необходимо заблаговременно, не ожидая их появления. У США более 4000 крылатых ракет воздушного и морского базирования, однако, как показывают непосредственные расчеты6, план разоружающего удара существующими крылатыми ракетами совершенно несостоятелен. Прежде всего, из-за неотвратимости массированного ответного удара со стороны российских СЯС. Соответственно, кажется абсурдным и предположение, что Пентагон решит нанести разоружающий удар гиперзвуковыми ракетами, даже если американцы смогут создать несколько тысяч таких ракет, что вряд ли возможно из-за их слишком высокой стоимости. Тем не менее этот вопрос требует дополнительной проработки.

Судя по всему, гиперзвуковое оружие будет предназначено для нанесения Соединенными Штатами быстрых ударов по отдельным выявленным особо опасным целям, способным к ускоренной смене мест нахождения. Для решения такой задачи нет необходимости массированного развертывания подобного оружия. В этой связи присутствует аналогия с европейской и глобальной системами ПРО США, которые способны перехватывать только единичные и групповые запуски баллистических ракет и не представляют угрозы для потенциала ядерного сдерживания России. 

Некоторые российские особо «заряженные» эксперты могут предположить, что гиперзвуковые ракеты, пусть и в ограниченном количестве, способны нанести удары по высшим пунктам управления Московского региона, по выявленным местам нахождения самого высокого руководства. Подобные опасения уже возникали в СССР — после начала полетов американских космических кораблей «Спейс Шаттл». Предполагали, в частности, что такой корабль может неожиданно снизиться над Москвой и нанести ядерный удар по советскому руководству. 

Страхи были беспочвенны — по крайней мере по двум причинам. Во-первых, в случае такого удара огромное количество стратегического и нестратегического ядерного оружия на всей территории СССР осталось бы без централизованного управления. Последствия такой ситуации, в том числе для США, были бы непредсказуемы. Во-вторых, советская резервная система управления СЯС обладала высокой выживаемостью — ответный ядерный удар по США состоялся бы в любом случае.

По этим же причинам и в наше время США не планируют удары гиперзвуковым оружием по российским высшим пунктам управления, тем более что некоторые из этих пунктов обладают высокой степенью защиты от ядерных ударов, не говоря уже об ударах высокоточного неядерного оружия.

***

В заключение отметим, что современный научно-технологический прогресс идет невиданными ранее темпами. Это полностью относится и к военной сфере, где стоит ожидать еще много новых достижений. В то же время возникающие в этой связи вероятные угрозы со стороны новейших видов вооружений целесообразно воспринимать через призму реалистических, а не надуманных сценариев. 

Все-таки необходимо помнить, что решающая роль в формулировании реалистичных угроз безопасности страны должна принадлежать не чиновникам, а ученым и независимым экспертам.

Организация консультаций, например в трехстороннем формате (Россия, США и Китай), на начальном этапе была бы очень полезна для получения от сторон самой общей информации о целях, задачах и объемах развертывания гиперзвукового оружия межконтинентальной дальности. Это был бы один из шагов в направлении снижения градуса напряженности в отношениях ведущих государств и сохранения стратегической стабильности.

Примечания

См.: Райгородецкий А. Проект МБР «Альбатрос» (СССР) / Dogs of war. — 2011. — 15 августа (http://www.dogswar.ru/oryjeinaia-ekzotika/raketnoe-oryjie/4945-proekt-mbr-qalbatros.html); Рамм А., Корнеев Д. «Альбатрос» мировой революции — часть I // Военно-промышленный курьер. — 2015. — №36 (http://www.vpk-news.ru/articles/27160); Рамм А., Корнеев Д. Гиперсмерть на подходе // Военно-промышленный курьер. — 2015. — №11 (http://www.vpk-news.ru/articles/24407).

2 Райгородецкий А. Проект МБР «Альбатрос» (СССР) / Dogs of war. — 2011. — 15 августа (http://www.dogswar.ru/oryjeinaia-ekzotika/raketnoe-oryjie/4945-proekt-mbr-qalbatros.html).

3 В США провалились испытания второго гиперзвукового аппарата // Lenta.ru. — 2011. — 12 августа (https://lenta.ru/news/2011/08/12/htv2/).

4 Самая быстрая ракета в мире // http://www.uznayvse.ru/interesting-facts/samaya-byistraya-raketa-v-mire.html.

5 Shukla V. China Successfully Tests Hypersonic Nuclear Missile Wu-14 // http://www.valuewalk.com/2015/06/china-tests-wu-14-amid-us-tensions/.

6 См.: Ахмеров Д., Ахмеров Е., Валеев М. По-быстрому не получится: Могущество неядерных крылатых ракет иллюзорно // Военно-промышленный курьер. — 2015. — №40 (http://www.vpk-news.ru/articles/27617).