«Американцы вступаются за того, кого бьют»

— Стала ли для вас неожиданностью победа Дональда Трампа на президентских выборах?

— Да, стала. Все опросы общественного мнения накануне показывали, что гарантированно на этих выборах побеждает Хиллари Клинтон. Я, полагаясь на эти опросы, тоже исходил из того, что она победит. Кроме всего прочего, очень уж Дональд Трамп необычная фигура, скандальная, экзотическая. Все было за то, что правящий класс США, который называют истеблишментом, его отвергнет.

— Теперь, постфактум, как вы считаете, в чем главная причина того, что Трамп победил — популизм, поддержка так называемого рабочего класса, который голосовал за республиканского кандидата?

— Здесь сложилось много факторов. О них уже сказано немало. Я хочу сказать то, о чем мало кто говорил, а может быть, и никто не говорил. Насколько я себе представляю психологию рядовых американцев, американского общества, а я с ними знаком уже не первый десяток лет, у них есть «синдром одиночки». Американцы вступаются за того, кого бьют. Они поддерживают слабого, они ему сочувствуют. И здесь Демократическая партия и ее кандидат в президенты Хиллари Клинтон проиграли вчистую. Демократы и поддерживающая их американская пресса переборщили с травлей Трампа. Они так его травили, так его изничтожали, выставляли посмешищем, что очень большая часть американцев, которые не были заранее настроены в пользу того или иного кандидата, колеблющиеся, стали испытывать к Трампу сочувствие. Если вы посмотрите на американскую культуру в самом ее широком выражении — на американский кинематограф, то вы увидите, что во всех этих фильмах главный герой — это одиночка, который оказывается в крайне тяжелом положении. Против него все — или система, или чиновники, или мафия, или продажные полицейские. Вспомните культовый фильм «Рэмбо: Первая кровь» с Сильвестром Сталлоне в главной роли. Он одиночка, у которого, казалось бы, нет выхода. его все травят, все против него, но он, проявляя стойкость и мужество, в конечном итоге побеждает. Это настолько глубоко в американцах сидит, что в случае с победой Трампа «синдром одиночки» сработал очень сильно. На фоне, конечно, общего недовольства тем, что американский истеблишмент у себя семейственность развел. На мой взгляд, это позорная страница истории для великой демократической страны. Сыграла роль и персональная неприязнь простых американцев к Хиллари Клинтон и то, что переборщили демократы с превращением России в козла отпущения. Там же получилось практически, как у нас, в отношении Барака Обамы, который едва ли не во всех наших российских бедах виноват, и демократы в США пошли по тому же пути. Теперь Россия оказалась виновата во всем, а Трамп чуть ли не ее марионетка. У обычных американцев это вызвало реакцию отторжения. Я хочу, кстати, еще подчеркнуть, что это одна из тех черт, которая радикально отличает русских от американцев. У нас все наоборот: за исключением революционных ситуаций русские выступают всегда за того, кто побеждает, стараются примкнуть к сильному. У американцев противоположная психология.

«Трамп никому мстить не будет»

— Став президентом, Трамп будет мстить истеблишменту за такое отношение к себе во время избирательной кампании?

— Нет, Трамп мстить истеблишменту не будет. Дело в том, что Трамп гораздо умнее, чем он кажется. В его последних выступлениях ясно проявилось то, что, победив, он в большей степени стал самим собой, чем тем рубахой-парнем, простым и отвязным, каким он представлял себя на выборах, чтобы привлечь массу простых американцев. Им ведь хочется такого же простого президента, как и они сами, который ничего им не навязывает, а говорит простые, понятные всем вещи. Трамп достаточно умный человек, он понимает, что те, кто был с ним во время избирательной кампании, это абсолютно неквалифицированные люди просто потому, что ранее из американского правящего класса мало кто шел к Трампу. И в связи с его личностью, и в связи с тем, что никто в элите не верил, что он победит, поэтому Трамп окружил себя теми, кто был под рукой. Сейчас же он понимает, что, заняв президентский пост, он должен набирать в команду стабильных людей, людей из истеблишмента. Поэтому никому он мстить не будет.

— Трамп уже привлекает в команду известных людей из администраций обоих Бушей и чуть ли не Рейгана. В любом случае у власти будет республиканская элита?

— Вот именно. К власти в Штатах приходят умеренно-консервативные люди, которые имеют реальный опыт государственного управления. Не такой, как у Хиллари Клинтон. Весь ее опыт фиктивный абсолютно. Дональд Трамп будет брать в администрацию реально таких влиятельных людей, как Стивен Хэдли (советник по нацбезопасности президента США при Джордже Буше-младшем — прим. ред.).

«Трамп будет прагматично предлагать, как у нас говорят, за рыбу деньги»

— Оправдаются ли надежды ряда депутатов Госдумы и других представителей российской политической элиты насчет того, что Трамп санкции антироссийские отменит и едва ли не признает присоединение к России Крыма?

— Это абсолютно исключено. Такого резкого поворота не будет в отношении России. Я подчеркиваю: в отношении России. По вопросам американской экономики, налогов с приходом Трампа будут серьезные изменения. В отношении России резких поворотов не будет. Однако не будет и заведомо заряженной неприязни, отчуждения и враждебности по отношению к нашей стране, которая была у Хиллари Клинтон. Трамп будет открыт для диалога с Москвой, но ни на какие драматические жесты он не пойдет. Он не станет предлагать нам следовать великим идеалам, поскольку понимает, что у России и Америки они очень разные. Трамп будет прагматично предлагать, как у нас говорят, за рыбу деньги: я вам то — вы мне это. Если мы не согласны, он будет проводить очень жесткую политику давления, и мы еще вспомним Обаму...

— Вспомним добрым словом?

— Добрым словом, да. Поэтому нам надо быть готовыми к тому, что Трамп предложит нам ряд сделок — и по Сирии, и по Крыму, и по Украине, и по Донбассу, и по другим вопросам. За них он предложит со своей стороны какие-то встречные шаги. Трамп сейчас будет их обдумывать вместе с солидными, опытными людьми, которых он привлечет. Если российское руководство откажется от таких компромиссов, Трамп второй раз предлагать не станет. Это бизнесмен, он делает одно предложение. Если его отвергают, он или отвернется, или будет применять методы давления. Что могу сказать наверняка, так это то, что вопросы ограничения и нераспространения ядерного оружия с Трампом нам будет решать гораздо труднее. Мы их и с Обамой не очень-то решали, упирались и твердили, что ядерное оружие — это потенциал сдерживания, для России это вопрос статуса. Вот сейчас Трамп покажет нам совершенно другой подход, чем был у Обамы. Он не будет нам проповедовать блага ядерного разоружения. Трамп начнет мощную программу модернизации американских ядерных сил. Он не будет никаких новых договоров о разоружении нам предлагать. Нынешний договор (СНВ -III — прим. ред.) истекает в 2021 году. Трамп захочет, чтобы у него были развязаны руки. Он, скорее всего, выделит дополнительные средства и расширит масштабы противоракетной обороны, заявив России, что это не против вас, это просто защита от баллистических ракет стран-изгоев, вы тоже так делайте, и все мы будем жить в более безопасном мире.

— Республиканские администрации США в принципе всегда были жестче настроены в отношениях с нашей страной, чем демократические...

— Не совсем так. В области прав человека демократические администрации всегда выступают гораздо жестче и более критически по отношению к России. Демократы и санкции к нам применяли: помните, поправка Джексона-Вэника, которая действовала много десятилетий, потом санкции по «делу Магнитского». Но что касается вопросов ядерного разоружения, то здесь именно республиканские администрации гораздо более жестко выступали в отношении России. Начиная с 1970-х годов, с президента Джимми Картера, у американцев была такая философия: ядерное оружие — это единственная сфера, где Советский Союз тогда, а сейчас Россия, равен Соединенным Штатам. По логике американских демократов надо как можно решительнее сократить ядерные потенциалы двух стран, чтобы этот единственный паритет России с Америкой был менее заметным. У республиканцев та же предпосылка, но другой вывод: ядерное оружие — это единственная сфера, где Россия равна США, но поскольку у США неизмеримо большая экономическая мощь и технологический потенциал, мы должны доказать русским, что и в этой сфере мы их оставим далеко позади, если они не пойдут на наши условия.

— Вы говорили про компромисс, который Дональд Трамп может предложить Владимиру Путину. А в чем этот компромисс может заключаться? Что на что 45-й президент США предложит нам обменять?

— Например, по Сирии Трамп скажет, что давайте договоримся так: мы не требуем немедленного отстранения от власти Башара Асада, для мирного урегулирования конфликта дадим ему три года, после чего он спокойно сможет уйти. В ответ вы, русские, перестаньте бомбить умеренную сирийскую оппозицию. Будем согласовывать нанесение ударов только по тем группировкам террористов и всяких прочих организаций, список которых мы вам сообщим. Вот мы, американцы скажем, кого и где бомбить, и вы на это соглашайтесь. Вот, к примеру, такой компромисс может предложить Трамп. Или по Украине Трамп скажет: верните Украине Донецк и Луганск, позвольте украинцам контролировать границу между Россией и Донбассом, а мы снимем с России все санкции, которые связаны с Донбассом, и снимем все санкции по Крыму. Хотя формально администрация Трампа признавать Крым российским откажется, но перестанет делать из этого камень преткновения для двусторонних отношений и сотрудничества в других областях. Вот еще, что может предложить нам Трамп.

— Вряд ли Владимира Путина устроят такие ультимативные требования. Боюсь, российский президент на таких условиях ни на какие компромиссы с американским коллегой не согласится.

— А если эти предложения его не устроят, то Трамп скажет: я бизнесмен, я создал империю, я делаю предложение один раз, если вы их не принимаете, вам же будет хуже.

Оригинал интервью был опубликован в интернет-газете Бизнес Online