Российская авиация нанесла удар по турецким военным. Три человека погибли, пишут в новостях.

По вине России произошел тот самый технический инцидент между российской армией и армией страны НАТО в Сирии, про который говорили, что нет ничего опаснее, потому что сразу потом война. Но войны не будет. Вроде бы и Турция могла бы отплатить за реакцию Путина на сбитый российский самолет, но не станет. И НАТО могло бы поквитаться за то, что русские незвано влезли в Сирию, но тоже не поквитается. А Турция не позовет НАТО на помощь, как после самолета, а все замнёт. Хотя часть турецкой прессы примется негодовать.

Теперь иначе, чем тогда. У Турции больше нет в Сирии своего плана, противоположного российскому. На такой план просто нету сил. И у Запада никакого плана нет: новый американский президент о нем ничего еще не сообщил. И Эродоган после летнего переворота не будет просить помощи у Запада против Путина: Запад во время переворота предал, а Путин — нет, и сейчас в первые же минуты сделал то, чего сам полгода добивался от турок: позвонил и выразил соболезнования. Потому что Турция в сирийской войне и на переговорах о сирийском мире гораздо более ценный союзник, чем Иран.

Иран раздражает Трампа и в качестве союзника будет мешать с ним подружиться. Иран делает Россию частью шиитско-суннитской войны (хотя в чистом виде сирийская война такой никогда не была). Другое дело Турция, суннитская страна и давняя часть западного мира, во главе с сильным президентом опирающимся на народ (каких теперь любят в Америке) и армией, гораздо лучше иранской. С таким союзником проще предложить себя Америке Трампа в качестве незаменимого союзника в войне против ИГИЛ.

Схожие события в разных условия порождают разные последствия. И условия теперь такие, что событие, похожее на то, что в ноябре 2015 года имело тяжелое политическое продолжение, теперь обойдется без него.

Оригинал статьи был опубликован на странице в Faceboook автора