Недавний запуск баллистической ракеты Северной Кореей завершил четырехмесячную паузу в военных испытаниях ядерной программы Пхеньяна. Пока не стоит называть это первым серьезным внешнеполитическим вызовом для администрации Трампа: ракета пролетела около 300 миль и упала в море, не достигнув японских территориальных вод. Тип ракеты неизвестен, но Стратегическое командование ВС США заявило, что система «не представляет угрозы для Северной Америки». Пхеньян уже располагает сотнями ракет малой и средней дальности и возможностью нанести удар по военным объектам США в Тихом океане – возможно, даже на Гуаме. Так что говорить о существенном укреплении военного потенциала Северной Кореи пока не приходится.

Но при этом шансов предотвратить разработку Пхеньяном более мощных ракет и ядерных вооружений, возможно, становится все меньше. Последнее испытание может говорить о том, что КНДР готова перейти к стратегии постоянно нарастающих провокаций. Поворотный момент для администрации Трампа, вероятно, наступит через несколько месяцев, после ежегодных совместных учений США и Южной Кореи под названием «Ключевая решимость». В ноябре на неофициальной встрече в Женеве с представителями США северокорейские чиновники дали понять: Пхеньян пока занимает выжидательную позицию по отношению к президенту Трампу, но терпение его не вечно и может не выдержать совместных учений с Сеулом.

В последние годы во время этих учений военные США и Южной Кореи имитировали вторжение в КНДР и репетировали свои действия на случай падения северокорейского режима. А если вдруг Пхеньяну этого показалось мало, в последних учениях были задействованы американские стратегические бомбардировщики и отрабатывался сценарий обезглавливания северокорейского руководства – убийство высших чиновников, которое позволит избежать ядерного удара. 

Неудивительно, что после такого представители Северной Кореи официально и неофициально требуют отмены учений как условия для возобновления дипломатического диалога. Но они реалистично оценивают ситуацию и понимают, что этого не будет. Поэтому в ноябре 2016 года в частных беседах с американскими экспертами, включая одного из авторов статьи, северокорейские чиновники намекнули, что могут проявить сдержанность в испытаниях баллистических ракет и ядерного оружия, если учения США и Южной Кореи будут скорректированы и станут менее угрожающими. Центральное телеграфное агентство Кореи, официальный рупор Пхеньяна, 6 февраля заявило примерно то же самое: «Администрация Трампа должна предложить КНДР пересмотреть военные учения в 2017 году».

Эти учения, безусловно, повышают уровень боевой подготовки и дополнительно подчеркивают готовность Вашингтона обеспечить безопасность Южной Кореи, что особенно важно в условиях роста северокорейской ядерной угрозы. Но тут не надо большого ума, чтобы понять, что Пхеньян не расстанется с ядерным оружием до тех пор, пока уверен, что США и Южная Корея представляют опасность для существования КНДР. И всякий раз, когда Вашингтон и Сеул дают поводы для обострения этих страхов (а учения – один из таких поводов), Северная Корея бросает новые усилия на разработку ракетно-ядерного потенциала. От того, как пройдут учения и какие меры предпримет администрация Трампа в отношении КНДР в ближайшее время, зависит многое. Либо хрупкий мир на Корейском полуострове удастся сохранить, либо же начнется новый период эскалации, повышающий вероятность военного конфликта с участием США, КНДР, Южной Кореи и, возможно, Японии. Так что ставки весьма высоки.

Анализировать намерения КНДР всегда сложно. Но это совсем не повредит, учитывая, что у Вашингтона и так немало проблем, а хороших вариантов действия для сдерживания Северной Кореи не наблюдается. И даже если попытки диалога провалятся, показав, что Пхеньян и дальше намерен обострять отношения, у США все равно появятся более сильные аргументы, которые позволят убедить Китай в необходимости давления на КНДР. Потому что пока Пекин призывает к диалогу.

Чтобы предотвратить дальнейшую эскалацию, нужно действовать энергично и совместить работу сразу на нескольких направлениях. Администрация Трампа уже предприняла два важных шага: добилась обсуждения северокорейских испытаний в ООН, так как они нарушают действующий режим санкций, и дала Пхеньяну понять, что Вашингтон будет защищать своих союзников. Но помимо этого, имеет смысл проверить, насколько реальна готовность Северной Кореи к диалогу, дав сигнал, что Вашингтон открыт для серьезных переговоров без предварительных условий.

Для этого нужно возобновить единственный имеющийся канал коммуникаций между Вашингтоном и Пхеньяном – через представительство КНДР в ООН, – который не функционирует с прошлого лета. Учитывая жесткую централизацию политической системы Северной Кореи, имеет смысл организовать и параллельный личный диалог между Трампом и Ким Чен Ыном. Отменять учения по требованию Северной Кореи неразумно ни с политической, ни со стратегической точки зрения. Но публично рассуждать о ликвидации руководства КНДР и устраивать операции со стратегическими бомбардировщиками, пока Пхеньян воздерживается от ядерных испытаний, – значит давать неверный сигнал.

Если США смогут преодолеть нынешний потенциально очень опасный кризис, то дальше можно будет говорить и о долгосрочной стратегии. Во время выборов и до инаугурации Трамп много раз высказывался по северокорейскому вопросу: то предлагал Ким Чен Ыну все решить за обедом с гамбургерами, намекал, что Китай должен организовать «исчезновение» северокорейского лидера, то грозился разбомбить испытательные полигоны КНДР. Бездействие или наращивание угроз и санкций, как это были при Обаме, – проигрышные стратегии. Верховному мастеру сделок лучше прислушаться к своим инстинктам и попытаться сыграть роль успокаивающей, а не обостряющей силы. 

Как бы это ни было неприятно для ястребов в Вашингтоне, сегодня лучший способ добиться сделки с Северной Кореей и хоть какого-то подобия стабильности на полуострове – дипломатия и переговоры. Ожидания скорого конца северокорейского режима не более чем фантазии. Южная Корея сильно преувеличивает масштабы дезертирства из КНДР, и мало что говорит о наличии серьезных внутренних угроз для власти Ким Чен Ына.

Продолжать сложившуюся при Обаме практику давления на КНДР с помощью угроз и санкций – проигрышная стратегия. Северная Корея научилась весьма искусно обходить санкции ООН, особенно когда этому попустительствует Китай. Требовать от Пекина надавить на Пхеньян и накладывать санкции на китайские компании, ведущие бизнес с КНДР, тоже бессмысленно. Наоборот, Китай еще больше упрется, и это осложнит переговоры с ним по другим вопросам.

Часто говорят о возможности нанести превентивный удар по северокорейским полигонам, где проходят испытания, но и это весьма проблематичный рецепт. Южная Корея и Япония (не говоря уже о Китае) почти наверняка выступят против, так как это грозит масштабным конфликтом на полуострове и в регионе. Малоубедительно выглядят и предложения сбивать северокорейские ракеты во время испытаний – имеющиеся в регионе ПВО США не в состоянии успешно их перехватывать.

У нового президента гораздо больше шансов добиться успеха, если он выступит в роли миротворца. Установка на конфронтацию, а не на диалог, почти наверняка спровоцирует Северную Корею на новые, еще более серьезные ракетные и ядерные испытания, а также подвигнет продолжить разработки межконтинентальных баллистических ракет и водородной бомбы. Повторение неудачных решений прошлого, опора исключительно на санкции и угрозы заведут в такой же тупик, в котором оказалась администрация Обамы. Этот путь грозит серьезным и затяжным кризисом, а у Вашингтона и без того хватает проблем.

Ричард Сокольски – старший научный сотрудник программы изучения России и Евразии Фонда Карнеги

Джоэл Уит – старший научный сотрудник Института изучения США и Кореи в Университете Джонса Хопкинса

Английский оригинал статьи был опубликован в The Atlantic 13.02.2017