Елена Рыковцева: У нас была одна тема, и она будет, но вмешались события — убийство в центре Киева Дениса Вороненкова. С нами Андрей Колесников, аналитик Фонда Карнеги. Уже все известно - убили. Известна реакция российской стороны — это вы убили, украинцы убили, потому что мы никак не убивали. Первое, что было сказано, что как вы вообще можете нас обвинять, ничего не известно, ничего не расследовано, тело еще не остыло, а вы нас обвиняете. В то время, как обвинения с российской стороны последовали немедленно. Я пересмотрела сегодня днем миллион депутатов, аналитиков, журналистов, хоть бы для разнообразия придумали что-нибудь другое, но нет, это убила украинская сторона. Для чего? Для того, чтобы насолить России, чтобы предъявить этот труп, как сказал один депутат, прострелянный паспорт Западу и получить под это побольше денег. Вот то, что мы сегодня слышим и будем слушать еще долго.

Андрей Колесников: Но под это денег, конечно, не дают — это все бредни. Напротив, первая импульсивная автоматическая реакция на это событие — это предположение, что такими вещами могли заниматься только российские спецслужбы. Это логично в смысле мести Вороненкову за, в их терминах, предательство интересов родины, это измена родине фактически. Он был депутатом, он был одним из спонсоров КПРФ, он перекинулся на ту сторону. Он был женат на сравнительно знаковой фигуре, на певице, которая пела российский гимн, и вдруг они на той стороне. И он рассказывает всякие секреты, очень серьезно уже втянут в украинскую политику. Нужно же научить других, что такие вещи не остаются безнаказанными. Правда, это совершенно обратная реакция. Порошенко уже сказал, что это российские спецслужбы, эмоционально понятно, но нужно, наверное, как-то проверять разные версии. Повторю, что логика в этом убийстве — это не бизнес-логика, не 90-е годы, это в чистом виде политика. Но я не вижу мотива украинской стороны, его нет.

Елена Рыковцева: Логика здесь такая, что они обвинят во всем российскую сторону, чтобы еще раз показать, что Россия такой злыдень, супостат. Но Запад, во-первых, и так это знает, во-вторых, денег на этом не срубишь никаких.

Андрей Колесников: Более того, эта хоровая позиция явно сформулирована где-то на совещании на Старой площади или в Кремле, роздана фактически на бумажках всем спикерам, которые только возможны. Можно предположить, если они хором все это говорят. Здесь совершенно такой стиль очень страшный, кагэбэшный, я бы сказал. Вороненков не Литвиненко, это совсем другая история, но и там, и там есть мотив мести. Ты свой, ты стал не своим — вот, получи. И всем остальным еще заодно урок, двойного назначения акция.

Елена Рыковцева: Еще что интересно — во сегодня он уже не предатель, он просто уехал, у него были проблемы. Почему он предатель? Он же депутат! Да, говорит ведущий Первого канала, в моей душе он предатель, но формально он никакой не предатель, уехал человек и уехал. За что ему мстить?

Андрей Колесников: Неверов, глава «Единой России», вполне себе официальное лицо, в том числе в депутатском статусе официальное, в Фейсбуке зафиксирован его длинный монолог по поводу того, что это предательство, а предателей нигде не любят. Не сам же он писал. Я не уверен, что он умеет расставлять запятые. Значит обсуждалось, что нужно писать. Это было в первый день, когда чета оказалась там.

Елена Рыковцева: Поверьте, сегодня он уже не предатель. Потому что если сегодня они будут называть его предателем, тогда понятно, куда будет направлена стрела подозрений.

Андрей Колесников: Удивительно грубая работа, абсолютно пиаровская работа, демонстративный месседж всем: ребята, эти вещи делать не надо, Украина враг, самый страшный враг, возможно, из всех, которые сейчас существуют. Сбежал бы он в Германию, в то место, где гражданство его супруги, певицы, это бы не воспринималось так. Но он же еще втянул себя, очевидно, это была его расплата за то, чтобы Украина его приняла, все эти рассказы о Януковиче, все эти рассказы о том, как принималось решение по Крыму, как он был против этого решения — это не прощается. С другой стороны его немножко подтолкнули к этому шагу. Потому что он был нормальный депутат, у него были свои проблемы или достижения в бизнесе, сомнительного или не сомнительного свойства, бог его знает, его не пустили в следующую каденцию Думы и не пустили его жену, значит он теряет депутатскую неприкосновенность. Что из этого следует? Будет уголовное преследование, значит ему нужно бежать куда-то. Очевидно, по каким-то причинам ему показалось, что Украина — это правильное место. Место было выбрано, безусловно, неправильное, последствия этого шага мы видим.

Елена Рыковцева: Потому что проще достать на территории Украины.

Андрей Колесников: Кого пускать, кого не пускать в Думу, решал как минимум Володин в то время, как минимум политический манипулятор, как максимум это обсуждается и с высшими должностными лицами государства. Большое внимание уделяется тому, кого туда пускают, кого нет. Это же не выборы. Максакова проиграла праймериз! Не смешите наши тапочки, что она там проиграла? Надо было бы, победила. Не пустили, допустили возможность его преследования. Решили, что у КПРФ какие-нибудь другие спонсоры будут. Какой он коммунист, он просто спонсировал коммунистическую партию, которая в свою очередь имитирует коммунистическую позицию в этой самой власти.

Елена Рыковцева: Поразительное такое совпадение, что два дня назад канал «Россия» смог договориться с Максаковой об участии в своем безумном фрик-шоу «Прямой эфир» с Борисом Корчевниковым. Я его посмотрела. Они с ней договорились, что она будет участвовать, она сказала, что только без этого вашего страшного базара, я буду только, Боречка, с тобою напрямую. Он ее, конечно, не пытался защищать от этих ужасных нападок. Закончил он передачу, что может быть когда-нибудь родина ее и простит, эту предательницу. То есть там тема предательства шла красной нитью. Точно так же сыпались обвинения на голову ее мужа. Это был такой чуть-чуть 1937 год, когда сын за отца должен обязательно ответить, но лучше не нужно. Ей говорили: уйдите от него, приезжайте в Россию, возвращайтесь, зачем он вам такой. Она говорила: да люблю я его. Сейчас это особенно горько вспоминать, потому что она, видимо, действительно его очень сильно любила. И второй момент был чисто человеческий, понятно, что у нее очень плохие отношения с матерью, мать это все не признает. Сегодня отвратительное ее замечание тиражирует «Лайф» по поводу убитого, что так ему и надо, по-простому говоря. Не очень по-христиански мама себя ведет. Но смысл в том, что ее пытались уговорить вернуться. Для пиара России надо было бы, чтобы она вернулась.

Андрей Колесников: Чтобы она отреклась от мужа еще, что с таким мужем я дело иметь не хочу. Это, очевидно, было невозможно, раз они вдвоем решились на этот шаг. Танцы вокруг этого человека серьезные и еще более серьезное отношение к нему продемонстрировано этим чудовищным убийством. Причем это не убийство диссидента, не убийство Старовойтовой, осадок после него совершенно жуткий. Это такое КГБ, это такой стиль демонстративный, наглый, что становится страшновато.

Елена Рыковцева: Мы переходим к главной теме, которую мы обсуждать собирались. Вы знаете, что в воскресенье намечаются некие протестные акции, не согласованные, не согласовал Алексей Навальный шествие свое по Тверской. Он предлагает просто выйти, походить всем по Тверской и показать, что вы против Медведева, против коррупции. Начнем с опроса, который мы сегодня проводили на улицах Москвы. Мы задавали вопрос: нужно ли сохранять Дмитрия Медведева, как вы считаете, на этом посту?

Опрос на улицах города

Елена Рыковцева: Андрей, вы засмеялись, когда сказали прохожие, что родственница она Дмитрия Медведева. А на самом деле совсем не в шутку говорили мои коллеги-журналисты, что она двоюродная сестра жены Дмитрия Медведева, вот эта Васильева. Поэтому в свое время они познакомились с Сердюковым, вы знаете, что это такой клан. Но это проверить мы, наверное, не можем, но народ все знает.

Андрей Колесников: Народ всегда держал свечу везде.

Елена Рыковцева: Когда мы начинаем спрашивать, что вы ему инкриминируете, за что — вот Васильеву не могут простить. Потому что народ завели, накрутили, натравили и дулю показали.

Андрей Колесников: Медведев выполняет очень важную функцию. Не Путин Васильеву с Сердюковым не наказал, не Путин проводит слабую экономическую политику, все не Путин. Есть ответственный, это перевод стрелок, Путин остается совершенно тефлоновым. Рейтинг одобрения деятельности правительства, согласно данным Левада-центра, Медведева, он не падает, он держится на уровне 50 чего-то, привязан абсолютно к рейтингу одобрения деятельности Путина, который 80 с чем-то держится, как тефлоновый. Людям все равно по большому счету. Он считается слабым, Медведев. Его неудачные фразы, безусловно, останутся после него. После него останется даже не «свобода лучше, чем несвобода», не модернизация, не попытка перезагрузки с Америкой, а останутся его фразочки «денег нет, но вы держитесь», «отлить в граните», останутся оговорки и неудачные формулировки. Его слабость — это его сила. Потому что в ситуации, когда у нас авторитарный автократический персоналистский режим, премьер-министр — это достаточно второстепенная фигура. Как-то менять его сейчас, можно, чтобы освежить ожидания после 2018 года, но нужно ли эти ожидания освежать. 2018 год, вместо выборов фактически плебисцит о доверии Путину, конкуренции нет, почему бы не оставить того же самого премьера. Вот эти все его исчезновения мне не кажутся признаком того, что Путин его собирается убрать.

Елена Рыковцева: Но ведь они случились, мы их определенно зафиксировали, что-то там не то.

Андрей Колесников: Опять же это наши интерпретации. Но это могло быть связано с тем, что, очевидно, Медведев человек достаточно чувствительный. И то, что 10 миллионов посмотрело, а это статистически значимая цифра, посмотрело про него все эти истории, даже если учитывать, что никто в элитах и он сам не считает это коррупцией, считает нормальной платой за тяжелый, как на галерах, труд, он, очевидно, не сразу пришел в себя после этого. Все-таки наизнанку вывернули в том числе его посуду в резиденциях. Это неприятно. Я думаю, что Путин может быть сам его отправил. Как вы знаете, Сталин любил своих соратников: что-то ты давно не отдыхал. Что ты месяц отдыхал, давай два месяца отдыхай. Это все известные письма Сталина соратникам. Я думаю, какой-то такой разговор между ними произошел. Мне кажется, что Путин пытался искренне выгородить своего партнера, почему его нет на совещании: видите, у нас обсуждается эпидемиологическая ситуация. Привычно солгал, довольно изящно, кстати говоря. Как-то они не согласовали тему.

Елена Рыковцева: Не согласовали. Потому что если бы это был грипп, то тогда бы подхватила его пресс-служба, он бы высказался в сетях.

Андрей Колесников: Они же как дети. Есть такой знаменитый рассказ Виктора Драгунского про то, как двое ребят опаздывают в школу, не согласовав позицию, один говорит, что был пожар, они спасали кого-то, а другой говорит, что провалился человек в прорубь и они спасали человека из проруби. Они так же себя ведут, живые люди. Конечно, любовь к социальным сетям, к саморепрезентации все время подводит Медведева. Он все время появляется где-то то в горнолыжном костюме, то в еще какой-то позиции. В результате его имидж как сибарита довольно сильно закрепился в народном сознании. Вот это его исчезновение этот имидж укрепляет. Но повторюсь, мне не кажется, что из этого Путин будет делать сейчас какие-то выводы. В конце концов у них есть контракт, человек четыре года грел кресло Путину, до 2018 года можно доработать.

Елена Рыковцева: До 2018 может быть и можно доработать, а что будет дальше? Вы сами только что сказали, что и так на него все шишки сыпались, отлетали от тефлонового Путина. И тут этот фильм, в котором опять нет Путина, хотя схемы описаны совершенно панамские, совершенно кооператив «Озеро» там описан. Можно фамилии заменить и получится Путин и друзья, только круче гораздо, размах шире у Путина. Не заподозрил ли он игру со стороны своих во всем этом?

Андрей Колесников: Есть такие версии, что околопутинские силовики, которые тоже очень разные люди, играют против Медведева, не любят его, это часть этой игры. В этом смысле Навальный всего лишь проводник некоторых сливов, наводок и так далее. На самом деле это вопрос веры. Я в эту версию не верю, мне кажется, что Навальный самостоятельный политик, по-разному можно к нему относиться, но политик он самостоятельный, он не из башни пророс. В конце концов в башне с решетками сидит его брат в заложниках. Но то, что силовики играли против Медведева в то время, когда он был президентом, такое было. У него много недоброжелателей. Но сейчас этим силовикам, если использовать их термины, западло встраиваться в хвост Навальному и продолжать мочить Медведева, пока папа, то есть президент не дал на это отмашки. Папа никуда не торопится, у него есть время, у него есть Кириенко, который придумывает, как бы нагнать явку, у него есть масса в его подчинении органов власти, управления. Он понимает, что он победит на этих выборах. Я слышал, что в Белом доме надеются на то, что он чуть ли не Медведева выдвинет в президенты. Но по-моему, это было бы совсем абсурдом, это невыгодно ни с какой точки зрения. Греть кресло еще раз? Зачем? Можно обсуждать, оставит ли он его премьером, потому что все равно, это премьер, все равно это техническая должность или он его отправит на почетную пенсию, почетная пенсия в сущности должна быть великолепная, должность председателя Конституционного суда, он же юрист или должность председателя Верховного суда — это можно сидеть до 80 лет, как у нас эти ребята и сидят, которые возглавляют высшие судебные органы. Они же не просто так сидят, они греют для кого-то место опять же. У нас страна людей, которые все время греют для кого-то кресло, чтобы когда попросят, уйти с почетом и передать.

Оригинал передачи