Содержание

Сравнительный анализ представленных стран

Представленные в нашем обзоре страны условно можно разделить на четыре группы исходя из сочетания двух параметров: 1) объема обеспеченности ресурсом, то есть подушевого уровня добычи нефти, и 2) эффективности экономического использования ресурса, то есть отношения объемов добычи нефти к общему ВВП страны.

Для оценки размеров удобнее всего измерять первый параметр в барр./чел. в год, а второй — в барр./ВВП, где ВВП выражен в миллионах долларов.

Разумеется, эффективность использования — условный параметр, так как он включает в себя не только результат использования доходов от углеводородов в развитии экономики, но и влияние на ВВП иных факторов. Однако этот показатель представляется нам важным, ведь конечная цель экономической политики стран — добиться максимальных темпов развития экономики. Высокие значения этого параметра показывают, в частности, высокую способность к диверсификации, которая является главной задачей стран, стремящихся выбраться из ловушки ресурсной зависимости.

Результаты такой кластеризации представлены на рис. 1 и 2.

Норвегия, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия образуют группу стран с очень высокой обеспеченностью ресурсом (первая группа). При этом эффективность его использования у них разная: относительно высокая у Норвегии, средняя у ОАЭ и низкая у Саудовской Аравии.

Ангола и Азербайджан представляют группу стран со средней обеспеченностью ресурсом и очень низкой эффективностью его экономического использования (вторая группа).

Венесуэла, Иран, а также оставшаяся за рамками данного исследования Россия попадают в группу стран со средней обеспеченностью ресурсом и средней эффективностью его использования (третья группа).

Наконец, Мексика, Индонезия и, как это ни покажется странным, Нигерия попадают в группу малообеспеченных ресурсом стран с высокой эффективностью использования ресурса (четвертая группа).

Первая группа: Норвегия, Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия

Высокообеспеченные ресурсами страны из нашего исследования, казалось бы, отличаются друг от друга по всем возможным параметрам начиная с политического устройства. Норвегия — демократическая страна, чему нисколько не мешает наличие монарха. В Объединенных Арабских Эмиратах и Саудовской Аравии правят авторитарные режимы. При этом у Норвегии и ОАЭ сравнимая эффективность использования ресурса, близкие цифры ВВП на душу населения, медианных доходов домохозяйств, темпов роста ВВП и других экономических показателей. По некоторым же признакам либерально-демократическая Норвегия уступает авторитарным ОАЭ. Это наблюдение дает нам в руки грубый, но полезный инструмент анализа, позволяющий все различия между ОАЭ и Норвегией считать незначимыми для экономического развития ресурсных стран. В то же время признаки, отличающие Норвегию и ОАЭ от Саудовской Аравии, можно считать значимыми.

Как видно из представленного (очень грубого) факторного сравнения, существенное различие между Норвегией и ОАЭ с одной стороны и Саудовской Аравией с другой определяется всего двумя группами факторов: уровнем личных свобод и открытостью экономики. В то же время Норвегия и ОАЭ принципиально различаются также двумя факторами. Во-первых, типом государственного устройства: демократия против авторитарной системы правления. Во-вторых, системой пролиферации доходов: государство всеобщего благоденствия c высокими налогами против фактически безналогового государства с высокими субсидиями.

Есть основания полагать, что тип правления и сменяемость власти в стране, а также способы перераспределения доходов от ресурсной ренты лишь косвенно влияют на успешность ресурсных экономик. Принципиальное же значение имеют открытость экономики, уровень иностранного влияния и степень личных свобод.

Вторая группа: Азербайджан, Ангола

Во второй группе представлены две страны, эффект «ресурсного проклятия» в которых выражен особенно сильно. Если часть проблем Анголы можно было бы списать на колониальную историю, неразвитость инфраструктуры и, главное, на гражданскую войну, то Азербайджану сложно апеллировать к тяжелому прошлому. Как часть СССР, эта страна подошла к 1991 году почти с теми же стартовыми условиями, что и, например, Казахстан или Грузия, но только со значительными запасами углеводородов. Для анализа нам необходимо увидеть общие свойства Анголы и Азербайджана — причем именно те, которые отличают их от стран с более успешной историей использования минеральных ресурсов.

Общие черты экономики Азербайджана и Анголы — неразвитость инфраструктуры, относительная закрытость экономики, ограничение прав и свобод и авторитарность власти. Ангола, с менее авторитарной властью и большей свободой в экономике, оказывается значительно эффективнее Азербайджана в создании «ненефтяного» ВВП.

Кроме уже названных проблем для экономики Азербайджана и Анголы характерны:

  • неспособность сохранить избыточные доходы, уход большей части собираемой ренты на бюджетные расходы;
  • повышенная милитаризация: наличие спорных территорий, участие в военных конфликтах, выделение значительных средств на военные расходы;
  • высокий уровень коррупции.

Вышеописанные признаки встречаются и у более эффективных стран со средней добычей углеводородов на душу населения: Ирана, Венесуэлы, Нигерии, России. Однако именно в Анголе и Азербайджане эти особенности выражены столь явно[1].

Третья группа: Венесуэла, Иран

В третью группу мы включили Венесуэлу и Иран — страны со средними уровнями и эффективности, и добычи углеводородов. Под средним уровнем эффективности мы подразумеваем тот, что соответствует Объединенным Арабским Эмиратам. Существенное отличие ОАЭ от стран третьей группы состоит только в объемах добычи нефти и газа на душу населения. Но уровень жизни в странах первой и третьей группы различается очень сильно. Венесуэла и Иран страны бедные. И если в Иране режим все еще держится на авторитарности, жестком религиозном контроле и архаичных традициях социального устройства и производства, то в Венесуэле назревают существенные перемены.

Как видим, страны третьей группы объединяются только субсидионным характером пролиферации избыточных доходов и закрытостью экономик, которая вообще характерна для всех исследованных стран с низкой «нефтяной эффективностью»[2].

Таким образом, можно сделать предварительный вывод: именно открытость страны иностранным инвестициям, специалистам и технологиям является ключевым фактором для успешной диверсификации экономики и освобождения от ресурсной зависимости.

Четвертая группа: Мексика, Индонезия, Нигерия

Эти страны отличаются не только высокой диверсификацией экономики от сырьевого сектора, но и относительно низким уровнем подушевой добычи углеводородов. Нельзя поэтому сказать с уверенностью, что служит здесь главной причиной успешной диверсификации — эффективная экономическая политика или не слишком высокая обеспеченность ресурсами.

Так или иначе, для всех представленных стран характерны довольно высокая открытость экономики и либеральная рыночная структура. Возможно, именно сочетание этих двух факторов позволяет им успешно диверсифицировать экономику.

Наконец, не надо забывать, что диверсификация от минеральных ресурсов — характеристика относительная, использование ее в странах с низкой подушевой добычей ресурсов может давать ложное представление об экономической успешности. Так происходит, например, с Нигерией, где ВВП на душу населения составляет чуть менее 3000 долларов (немногим ниже Анголы). Тем не менее в нашем анализе Нигерия попадает в «успешные» страны. Для процветания при низком объеме ресурсов на душу населения недостаточно хорошо проведенной диверсификации. Необходимо еще обеспечить высокие темпы роста независимой от ресурсов экономики.

Примечания

1 Для сравнения: в России экономика достаточно либеральна, а стерилизация избыточных доходов от нефти и газа эффективна.

2 Кроме ОАЭ, если не считать открытостью использование китайскими корпорациями территории Анголы. Но сравнительная неэффективность Эмиратов объясняется скорее просто переизбытком нефти.