Недавняя попытка министров финансов «Большой двадцатки» принять согласованную позицию по поддержке свободы торговли провалилась. Это показывает пропасть, возникшую сегодня между позициями США и других крупных экономик. Вашингтон утверждает, что отрицательное сальдо торгового баланса тормозит экономический рост, и предпочитает двусторонний подход к дисбалансам в торговле. Это подразумевает, в том числе, и протекционистские меры — отказ от Транстихоокеанского партнерства, пересмотр Североамериканского соглашения о свободе торговли (НАФТА) и ограничение влияния ВТО. Но это ошибочная логика.

Суммарный торговый дефицит США и сальдо в двусторонней торговле, даже с Китаем, очень слабо связаны друг с другом. И важно именно общее сальдо, а не двусторонние балансы.

Возьмем упрощенный пример — мир, в котором всего три страны. Страна А продает что-то стране Б, страна Б продает что-то на сопоставимую сумму стране В, а страна В продает что-то, тоже на сопоставимую сумму, стране А. В двусторонних отношениях между этими странами возникает дефицит или профицит, но в целом экспорт и импорт каждой страны сбалансированы.

Более того, торговый баланс не зависит от того, придерживается ли страна протекционистской политики или достаточно открытой. Бразилия и Индия активно используют протекционистские меры, но при этом стабильно имеют торговый дефицит, тогда как Германия и Сингапур — довольно открытые экономики с положительным сальдо торгового баланса.

Связь между торговым дефицитом и ростом также весьма слаба (а может быть, ее и вовсе нет). Быстрорастущие экономики часто сталкиваются с дефицитом, потому что резкий подъем потребления требует увеличения импорта, тогда как стагнирующие экономики меньше нуждаются в импорте.

Советники Дональда Трампа указывают на базовое уравнение ВВП, в соответствии с которым в него включаются потребление, инвестиции и экспорт за вычетом импорта. Они утверждают, что если экспорт вырастет или импорт упадет, то вырастет и ВВП. Но эта аргументация некорректна: она не учитывает, что происходит дальше.

Если для сокращения импорта просто повысить таможенные пошлины, то предприятия сократят объемы закупок, и суммарный ВВП останется на прежнем уровне. Или, скажем, если ввести пошлины для конкретной страны, фирмы начнут закупать товары в других странах; источник импорта изменится, а его объемы — нет.

Устойчивое отрицательное сальдо торгового баланса — симптом определенной структурной и макроэкономической политики. В частности, в странах с торговым дефицитом сбережения слишком малы и не покрывают их инвестиционные потребности; страны с профицитом, наоборот, сберегают слишком много.

Низкая норма сбережений в США — следствие большого бюджетного дефицита и того, что американские домохозяйства живут не по средствам. Но норма сбережений в стране зависит и от нормы сбережений ее торговых партнеров.

В Китае в последние десять лет сложилась высокая норма сбережений, что привело к огромному притоку капитала в США. Благодаря этому упали процентные ставки, а значит, и стоимость заимствований для американского правительства и населения. Вытекающее из этого сокращение чистых сбережений затем превращается в устойчивый торговый дефицит, поскольку чистые сбережения равны чистому экспорту.

Эта ситуация усугубляется тем, что США — очевидная «тихая гавань» для мирового капитала. Как следствие, доллар укрепляется, и в этой ситуации США практически не в состоянии избежать торгового дефицита.

Исходя из этого, отрицательное сальдо торгового баланса США обусловлено не тем, что Китай применяет в торговле несправедливые приемы, а уникальной ролью доллара, которая дает Америке «неоправданную привилегию» — возможность безнаказанно жить с высоким дефицитом.

Сравните торговый баланс США с балансом Евросоюза или Китая. И США, и ЕС в 2015 году имели значительный двусторонний торговый дефицит с Китаем, и отчасти в силу этого по итогам года у Китая возникло положительное сальдо на 600 миллиардов долларов. Но при этом в ЕС суммарное сальдо положительное, на уровне 93 миллиардов долларов, а у США — отрицательное: 811 миллиардов долларов.

А вот в 2010 году у ЕС был дефицит торгового баланса. Добиться положительного сальдо помогли резкое падение евро и ужесточение бюджетной политики в Греции, Италии, Испании и Великобритании после финансового кризиса.

Это показывает, насколько торговые показатели зависят от взаимодействия макроэкономических подходов разных стран. Двусторонний торговый баланс не дает внятного представления об экономических преимуществах и перспективах развития.

Ирония состоит в том, что внешнеторговый дефицит США, вероятно, и дальше будет расти, так как Америка по сравнению с ЕС добилась больших успехов в восстановлении экономики, а доллар по-прежнему переоценен. И наоборот, внешнеторговое сальдо Китая будет, видимо, укрепляться и дальше, поскольку замедление экономического роста в стране подавляет импорт, а ввиду ускорения экономики США экспорт снова растет.

Оригинал перевода был опубликован на ИноСМИ