КНДР провела крупнейшие артиллерийские учения. В стрельбах на восточном побережье были задействованы несколько сотен единиц боевой техники. Об этом сообщает агентство «Ренхап». По некоторым данным, на учениях присутствовал лидер страны Ким Чон Ын. Таким образом Северная Корея отметила 85-ю годовщину со дня создания армии. Ранее предполагалось, что юбилей военных сил страна отметит шестым ядерным испытанием или запуском баллистической ракеты. Власти США уже отреагировали на сообщение. Президент США Дональд Трамп назначил на 26 апреля экстренное совещание Сената. Ведущая «Коммерсантъ FM» Наталия Боева обсудила ситуацию с сотрудником программы «Проблемы нераспространения» Московского центра Карнеги Петром Топычкановым.

— Почему Северная Корея все-таки не провела ядерные испытания, а ограничилась лишь артиллерийскими учениями?

— Возможно, в Северной Корее понимают те риски, которые были бы ассоциированы с проведением ракетных или ядерных испытаний. Сейчас у Пхеньяна нет ни одной страны, которая бы его поддержала. Очевидно, такие испытания привели бы к еще более жестким санкциям со стороны Совета безопасности ООН, вызвали бы рост напряженности в мире, а, возможно, и к серьезным рассуждения в Вашингтоне о применении силы против Северной Кореи.

— То есть Пхеньян фактически не готов к открытому противостоянию?

— Он не был готов и до этого, и сейчас. В принципе та игра, которую ведут власти Северной Кореи, ориентирована, скорее, не на подготовку к боевым действиям, а на выживание этого режима, на нервирование других участников региональных отношений, на попытки привлечь к нему внимание и выторговать более выгодные условия.

— Какие еще национальные праздники впереди в Северной Корее?

— Праздников, в общем, много. Тут важно следующее: безотносительно праздников страна готова к тестированию баллистических ракет и к очередным ядерным испытаниям. Вопрос в том, будет ли она это делать или нет. Сейчас мы видели, что Пхеньян воздержался от этого. Соответственно, то давление, которое сейчас оказывается на Северную Корею, наверное, сработало. Будет ли оно работать дальше, посмотрим.

— Можно ли считать пробные запуски ракет, артиллерийские учения демонстрацией силы со стороны КНДР?

— Конечно. Но, скорее всего, это все направлено не в адрес США, а на соседей и, прежде всего, на Южную Корею. Пхеньян дает понять южнокорейцам, что его ракетные ядерные силы, инфраструктура могут быть уничтожены ракетными ударами со стороны США, но он успеет создать соседям большие проблемы и нанести серьезный урон и обычными силами общего назначения.

— Как будут действовать США? Ведь фактически поводов для решительных действий Северная Корея не дает.

— Страна старается не пересекать красную линию, после которой США могут сослаться на то, что повод создан, и Вашингтон должен действовать более агрессивно, в том числе применять силу против Северной Кореи. Думаю, что США сохранят свою военную группировку вблизи от КНДР, усилят своей военное присутствие в этом регионе и взаимодействие с Южной Кореей и с Японией. Для России это не самый лучший сценарий. Если в регионе присутствует больше вооруженных сил, больше техники, личного состава США, то возможны различные негативные сценарии, которые могут привести к развязыванию войны.

— А Китай как-то задействован в этой схеме давления?

— Китай сейчас не поддерживает Пхеньян. Пекин сохраняет свое влияние на Северную Корею только как экономический партнер. Конечно, он не бросает Северную Корею на произвол судьбы, но, тем не менее, КНДР же убедилась, что если речь заходит о введении санкций Совета безопасности ООН, то Китай их поддерживает так же, как и международное давление на Пхеньян, потому что ему, конечно, тоже не хочется иметь у себя под боком ядерную державу.

Оригинал интервью