Если Тереза Мэй не потеряет пост британского премьера до конца июня, то ей, вероятно, будет нечего опасаться и в следующие несколько месяцев. Несмотря на довольно мрачные среднесрочные перспективы, место Мэй во главе правительства гарантируют сразу три политических обстоятельства, сложившиеся после выборов 8 июня.

Во-первых, правительству не грозит вотум недоверия в парламенте, пока у консерваторов есть поддержка Демократической юнионистской партии Северной Ирландии (ДЮП). Всего в Палате общин 650 мест. Семь из них выиграла ирландская республиканская партия «Шинн Фейн», но она никогда не участвует в заседаниях, потому что не признает юрисдикцию британского парламента над Северной Ирландией. Из оставшихся 643 мест 318 принадлежат консерваторам, а 314 – у антиконсервативных британских партий, 10 у ДЮП, один парламентарий независимый.

То есть пока ДЮП голосует вместе с консерваторами, правительство имеет большинство из 13 голосов. Даже если ДЮП воздержится от голосования, у консерваторов все равно есть большинство – три голоса. Поражение грозит правительству только в том случае, если ДЮП открыто выступит против консерваторов.

Во-вторых, если правительство получит вотум недоверия, то это, скорее всего, приведет к новым выборам. В нынешней ситуации перевыборы вполне могут закончиться формированием правительства лейбористов во главе с Джереми Корбином, убежденным социалистом. Правых консерваторов, которые теоретически могли бы выступить против генеральной линии своей партии, такая перспектива пугает. К тому же у Корбина в прошлом были тесные связи с руководителями «Шинн Фейн», так что ДЮП такой сценарий тоже категорически не устраивает. Поэтому угроза новых выборов позволит правительству держать под контролем и консерваторов, и парламентариев от ДЮП.

В-третьих, заменить Мэй новым лидером, к которому избиратели будут более благосклонны, довольно трудно. По внутрипартийным правилам, парламентарии должны предложить две кандидатуры на пост лидера, а окончательное решение в ходе голосования примут рядовые члены партии. Прошлым летом у консерваторов было два кандидата: Тереза Мэй и министр Андреа Ледсом, активная сторонница брекзита. Однако Ледсом в последний момент была вынуждена снять свою кандидатуру после скандального интервью, в котором она заявила, что, как мать, лучше подходит для руководства страной, чем бездетная Мэй.

Если бы Ледсом воздержалась от таких заявлений и осталась в игре, вполне возможно, что премьер-министром сейчас была бы именно она. Большинство рядовых сторонников Консервативной партии твердо настроены на брекзит, тогда как Мэй перед референдумом агитировала, пусть и без энтузиазма, за то, чтобы остаться в ЕС. Поэтому и сейчас борьбу за пост премьера может выиграть более правый кандидат.

Но многие парламентарии-консерваторы боятся такого варианта, при котором партии придется занять более жесткую позицию в переговорах по брекзиту. Альтернатива же победе правого политика, похоже, одна: новым лидером консерваторов станет министр иностранных дел Борис Джонсон, который у многих консерваторов в парламенте вызывает аллергию, причем не столько по идеологическим соображениям, сколько потому, что считается непредсказуемым и ненадежным.

Таким образом, в ближайшем будущем Мэй останется премьером – если, конечно, сама этого захочет. После июньских выборов и беспомощной реакции на пожар в Гренфелл-тауэр 14 июня Мэй попала под град критики, и неудивительно, если под таким давлением она решит уйти в отставку. Но если она держится за свой пост, то как минимум до конца лета ей мало что угрожает.

Что дальше? Перечисленные обстоятельства не изменятся и в среднесрочной перспективе. Однако переговоры по брекзиту могут пройти неудачно, и это будет уже серьезной угрозой для консерваторов. Тогда следующей весной или летом парламент может встать перед выбором: либо непопулярный компромисс – например, соглашение о свободной торговле с ЕС, признание европейских стандартов на продукцию (соблюдение которых в юрисдикции Европейского суда) и выплата штрафа в размере 30–40 млрд евро, – либо выход из ЕС вообще без какого-либо соглашения.

Такой выбор может расколоть партию. Для части парламентариев-консерваторов отношения с ЕС вопрос принципиальный, и голосовать они будут в соответствии со своими убеждениями, чем бы это ни кончилось для партии. И если таких принципиальных депутатов наберется хотя бы десять или двадцать, консерваторы потеряют власть.

Еще полгода назад казалось, что у лейбористов практически нет шансов вернуться в правительство раньше, чем через восемь-десять лет. Но сейчас я совсем не исключаю, что Джереми Корбин станет премьер-министром уже к середине следующего года.

Питер Келлнер – журналист, политолог, бывший президент исследовательской компании YouGov

Английский оригинал текста был опубликован в Strategic Europe, 20.06.2017