Европейские страны НАТО зависят от США в вопросах обороны. И почему бы и нет? Сегодня прямая военная угроза Европе может исходить только от России, да и та при всех своих попытках вмешательства в европейские дела едва ли пойдет на риск реального боевого столкновения с США, единственной в мире военной сверхдержавой. К тому же американская защита позволяет европейцам тратить меньше на оборону и больше на другие нужды.

Однако, столкнувшись с неопределенной позицией нового президента США Дональда Трампа по коллективной обороне в рамках НАТО, некоторые европейские политики начали рассуждать, что Европе в дальнейшем придется полагаться только на себя. Например, президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, выступая 9 июня в Праге, заявил, что Соединенные Штаты «больше не заинтересованы в том, чтобы за нас гарантировать нам в Европе нашу безопасность».

Вполне понятно, что для некоторых европейских политиков колебания Трампа стали удобным аргументом в пользу того, что необходимо укреплять военное сотрудничество внутри ЕС. И будет замечательно, если в итоге европейцы примут на себя больше ответственности за собственную безопасность. Однако большая ответственность и стратегическая автономия – это совсем не одно и то же. А между тем мало кто из европейских лидеров всерьез намерен сокращать военную зависимость от Соединенных Штатов. Если не считать отвлеченных рассуждений в экспертном сообществе, пока нет никаких официальных предложений разработать полноценный план «Б» для европейский оборны. То есть проект создания в Европе военного альянса, который бы функционировал независимо от НАТО. (Причем, несмотря на брекзит, в такой союз должна будет войти и Великобритания как страна с самыми большими расходами на оборону в Европе.)

Стоит посмотреть на три государства: Великобританию, Германию и Францию – с самыми высокими оборонными расходами среди европейских стран НАТО. Франция в данном случае исключение, которое лишь подтверждает правило. Французские власти еще до избрания Трампа президентом заявляли, что Европа должна быть более независимой в вопросах обороны. В последние годы Франция стала самым активным в военном смысле членом НАТО (из европейских стран) и проводит в том числе и самостоятельные операции. Но, конечно, французы предпочли бы не действовать в одиночку. Четвертого июля посол Франции в США заметил, что «европейцы не могут себе представить того, чтобы строить будущее без американцев».

Что касается Великобритании и Германии, то не похоже, что они намерены снизить стратегическую зависимость от Соединенных Штатов. Возьмем Германию, которую Трамп обвинил в том, что она вносит недостаточный вклад в НАТО. Канцлер Ангела Меркель по-прежнему верна принципам Трансатлантического альянса и считает, что Германия должна выполнять целевую установку НАТО – расходовать 2% ВВП на оборону (сейчас это только 1,2% ВВП). Но даже если расходы Германии достигнут этого уровня, став самыми высокими в Европе, нет никаких гарантий, что вслед за расходами вырастет и военная активность Берлина. Настрой немецкой публики гораздо более пацифистский, чем во многих других европейских странах.

Более того, основной оппонент Меркель на предстоящих в сентябре выборах, лидер социал-демократов Мартин Шульц увидел в призывах Трампа аргумент в пользу того, что наращивать военные расходы как раз не нужно. Многие немецкие социал-демократы поддерживают идею создания общеевропейской армии, но без защиты со стороны США такая армия потребует гораздо более высоких оборонных расходов, а ее военные задачи будут куда более обширными, чем те операции, которые европейцы выполняют сегодня.

Великобритания, в отличие от Германии, готова к более активному наращиванию оборонных расходов и военной силы. Но при этом у нее давно сложились прочные стратегические отношения с Соединенными Штатами. Британский блогер Сэр Хамфри, который пишет об обороне, назвал первое плавание двух новых британских авианосцев «полезным напоминанием для США, что Британия поддерживает развертывание американского авианосного флота».

Мало кто из британских чиновников и политиков готов публично обсуждать строительство европейской обороны без участия американцев. А выход из ЕС приведет к еще большему сближению Лондона и Вашингтона. Министр обороны Британии Майкл Фэллон сказал в марте: «Наше военное сотрудничество с США не имеет аналогов по глубине и масштабу. После нашего выхода из ЕС это сотрудничество станет еще более важным, так что мы наращиваем инвестиции в совместную программу по производству истребителей F-35».

Таким образом, в силу разных причин Великобритания и Германия, скорее всего, останутся зависимы от США в военном отношении. Возможные альтернативы выглядят слишком пугающими и для Берлина, и для Лондона. Германия не может представить себя в роли ведущей военной державы Европы, а Британия после брекзита обречена на еще более тесный альянс с Соединенными Штатами.

К тому же реальные шаги Вашингтона сильно отличаются от твитов президента. В 2017 году Пентагон потратит на оборону Европы $3,4 млрд, а в 2018 году эта сумма вырастет еще на $1,4 млрд. Да и сам Трамп на недавней совместной пресс-конференции с президентом Румынии заявил о приверженности принципу коллективной обороны НАТО, а потом повторил то же самое в Варшаве.

Антитрамповские настроения сами по себе не означают, что европейцы начнут брать собственную оборону на себя. По июньскому опросу Pew, большинство жителей Европы предполагают, что их отношения с Соединенными Штатами останутся стабильными, то есть уверены, что старый и проверенный вариант, несмотря на трудности, – это лучше, чем поиски чего-то нового. Кроме того, большинство европейцев психологически не готовы к тому, чтобы заниматься своей обороной самостоятельно, без поддержки США. Если даже Британия и Германия не готовы отказаться от этой зависимости, то уж тем более нет оснований ожидать этого от других, более слабых в военном плане европейских стран.

Даниэль Кëхан – старший научный сотрудник Центра исследований проблем безопасности в Федеральном техническом университете Цюриха

Английский оригинал текста был опубликован в Strategic Europe, 6.07.2017