Владимир Путин 30 июля официально объявил, что количество сотрудников американской дипломатической миссии в России будет сокращено на 755 человек. В интервью ведущему телеканала «Россия» он также сказал, что Россия долго ждала, что отношения между двумя странами поменяются к лучшему, но «если ситуация и изменится, то нескоро». Однако при этом президент заявил, что вводить какие-либо дополнительные ограничения в отношении США Россия пока не собирается. Ответные меры и отказ от них RFI обсудило с Андреем Колесниковым, политологом, руководителем программы «Российская внутренняя политика и политические институты» в Московском центре Карнеги.

RFI: Вчера Владимир Путин выступил с официальной реакцией, если ее можно так назвать. Он, в частности, сказал, что пока он против каких-то дополнительных ответных мер. Как вы думаете, с чем это связано? Надеется ли он на какую-то перемену со стороны США?

Андрей Колесников: Я не думаю, что это связано с его миролюбием. Это связано с тем, что ответ, по форме вроде бы симметричный, оказался на самом деле асимметричным и бьющим прежде всего по гражданам России — тем, которые собираются получать визы. Но власть России эта часть граждан совершенно не волнует. Власть волнуют эффекты в большей степени предвыборные, поэтому ответ был довольно серьезным. И потом, чтобы придумать ответную санкцию, нужно иметь изощренный ум. Это большая проблема. Санкции в отношении каких американских компаний, в отношении каких американских фигур, в отношении кого нужно сочинять новые санкции? В этом смысле российской стороне придется гораздо труднее, чем американской, если она будет что-то новое придумывать, потому что у американцев есть пространство для маневров, для выбора компаний, против которых они выдвигают санкции, людей и так далее.

RFI: Стоит ли принятые меры по высылке дипломатов считать ответом на решение Конгресса, или это можно считать отложенным ответом на высылку 35 дипломатов еще при администрации Обамы?

Андрей Колесников:По форме это отложенный ответ. По сути и содержанию — это, конечно, ответ на последние шаги Конгресса и Сената.

RFI: В официальном заявлении Белого дома было сказано, что Дональд Трамп подпишет законопроект. Насколько это решенный вопрос? Если ли у Трампа в этой ситуации возможность для маневра?

Андрей Колесников: Трампу, конечно, очень сложно маневрировать. Но с учетом того, что он все-таки личность непредсказуемая, находящаяся в состоянии постоянной борьбы с остальным американским истеблишментом, можно предположить, что он может преподнести некий сюрприз. C точки зрения здравого смысла, самое логичное — подписать этот закон, потому что восстановить против себя даже по формальным критериям весь американский истеблишмент и, главное, Республиканскую партию, было бы не самым разумным шагом. Это было бы фактически крушение только начавшегося президентства.

RFI: Как вам кажется, будут ли американцы дополнительно отвечать на высылку дипломатов?

Андрей Колесников: Мне кажется, пока все-таки Соединенные Штаты — страна процедурной демократии, и довольно сложно за одним актом сразу запускать второй ответный акт. Это тягомотная в процедурном смысле история, поэтому я думаю, что ограничатся тем, чем ограничиваются сейчас – комментариями, причем неофициальными — пока идут комментарии людей не из Белого дома. Но мне не кажется, что будут какие-то новые санкции. 

RFI: По поводу изначальных санкций: складывается впечатление, что это мера не только против России, но и против Трампа. Появились ограничения и у него — по поводу отмены санкций...

Андрей Колесников: В каком-то смысле да. Получается так, что Трамп часто в своих решениях идет против американского мейнстрима, поэтому здесь встроен некий предохранитель, связанный с тем, что законодательная власть заранее ограничивает президента в его возможной доброжелательной политике по отношению к путинской России. Этот момент, безусловно, присутствует.

RFI: Получатся, что американская элита верит в это доброжелательное отношение, несмотря на то, что с момента избрания Дональда Трампа никаких реальных шагов фактически не было сделано в сторону России?

Андрей Колесников: Да, верит. Тем более, что это происходит на фоне незаконченного расследования в отношении связей Трампа и его окружения с российской стороной.

RFI: Как будет реагировать Евросоюз на эту ситуацию, ведь будут затронуты интересы европейских компаний?

Андрей Колесников: Евросоюз, Еврокомиссия уже высказались отрицательно, но пока Трамп не подписал закона. Если он его подпишет, я думаю, мы получим вторую волну недовольства, достаточно четко сформулированного, может быть, не только с заявлениями общего характера, но и с предложением каких-то технологий выхода из ситуации. Это, безусловно, напрягает отношения Соединенных Штатов и Евросоюза с одной стороны, с другой стороны — дает возможность России в сторонке потирать руки, глядя на конфликт Запада внутри самого себя. Здесь остается поле для некоторой дипломатической игры — смотрите, европейцы, давайте с нами все-таки дружить, давайте с нами сотрудничать, потому что с американцами сейчас тяжелая история, они неадекватны. Здесь, конечно, есть пространство для такой игры.

Данное интервью было впервые опубликовано на сайте RFI