МОСКВА – Пекин выступает против любых односторонних санкций, в том числе и против нового закона США в отношении России, КНДР и Ирана, заявил в пятницу4 августа МИД Китая.

Александр Габуев — руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги.
Александр Габуев

Руководитель программы
«Россия в Азиатско-Тихоокеанcком регионе»

Другие материалы эксперта…

«Мы считаем, что урегулирование разногласий, возникающих между разными странами, должно реализовываться на основе взаимного уважения путем соответствующего равноправного диалога», - говорится документе дипведомства.

В свою очередь, МИД Ирана заявил о том, что ответит на американские санкции «пропорционально».

Напомним, на прошлой неделе Конгресс подавляющим большинством голосов одобрил санкции, наказывающие Россию за вмешательство в президентские выборы 2016 года, аннексию принадлежащего Украине Крыма и другие нарушения международных норм.

Президент США Дональд Трамп подписал закон о введении новых санкций против России, о чем сообщил в среду 2 августа Белый дом.

В своем заявлении президент Трамп назвал подписанный им закон «весьма несовершенным», призвав Конгресс не использовать эту меру для затруднения усилий США и их европейских союзников по разрешению конфликта в Украине.

 «Хотя я поддерживаю жесткие меры по наказанию и сдерживанию агрессивного и дестабилизирующего поведения Ирана, Северной Кореи и России, этот законопроект весьма несовершенен, – говорится в заявлении президента. – Спеша принять этот законопроект, Конгресс включил (в него) ряд явно неконституционных положений».

В заявлении президента высказывается также опасение, что, ограничивая гибкость действий исполнительной власти, законопроект может затруднить заключение соглашений, выгодных американскому народу, и будет способствовать сближению Китая, России и Северной Кореи.

В контексте последних событий «Русская служба «Голоса Америки» решила поговорить с руководителем программы Московского центра Карнеги «Россия в азиатско-тихоокеанcком регионе», специалистом по Китаю Александром Габуевым.

Виктор Владимиров: Китай, пусть и некоторым запозданием, выступил против нового пакета санкций США в адрес трех стран. Есть ли здесь что-то принципиально новое или это дежурное блюдо по-пекински?

Александр Габуев: Это вполне традиционное для Пекина заявление. Китай всегда выступает против односторонних экономических санкций, не утвержденных ООН, и здесь ничего нового нет. Китай то же самое говорил и в 2014 году, когда были введены секторальные санкции против России.

Другой вопрос, что для китайских юрлиц, которые являются частью глобальной экономики, новые санкции представляют собой определенные риски. Поэтому те, кто работает на американском рынке или через американскую финансовую систему, скорее всего, эти санкции будут учитывать. Точно так же как китайские компании учитывали американские санкции в отношении России ранее.

В.В.: А насколько, по-вашему, справедливы опасения Трампа, что новые санкции еще больше сблизят Россию, Китай и Северную Корею?

А.Г.: Я сомневаюсь насчет сближения с Северной Кореей. Но думаю, что российско-китайскому сближению это, конечно же, придаст определенный импульс. Раньше многие российские компании, поняв, что работать с Китаем не так просто, как казалось, и правительство тут не все решает, а нужно еще иметь нормальные проекты, нормальную внутреннюю экспертизу, могли взять паузу на размышления.

Некоторые (в России) думали, ну ладно, сейчас санкции отменят, придет Трамп, будет бизнес as usual с Америкой, и все пойдет хорошо. Но сейчас понятно, что санкции США – это, если не навсегда, то, по меньшей мере, на десятилетия. И условия ведения бизнеса с Европой тоже, очевидно, не станут проще.

А если вы хотите иметь новые внешние источники инвестиций, кредитования и новые рынки, надо смотреть по сторонам, и самая понятная и естественная цель для того, чтобы эти источники финансирования или рынки получить - это Китай. И тут россиянам придется основательно поработать. Да, сотрудничество теперь может получиться на гораздо менее выгодных условиях, чем без санкций, но выбирать уже не приходится.

В.В.: То есть, Китай своего не упустит?

А.Г.: Сейчас Пекин находится в гораздо более комфортной переговорной позиции, и сто процентов воспользуется той ситуацией, которая сложилась на российском рынке. Это для нас бизнес с Китаем является самоцелью. А для китайских компаний Россия, конечно же, не экономический приоритет. Для них гораздо важнее экономические отношения с США.

Но китайцы уже не должны выбирать: или, или. И, действуя аккуратно, не нарушая санкций, а, создавая, допустим, юридические лица, которые заточены только на работу с Россией, Китай вполне может соблюдать букву и даже дух санкций, а через какие-то специальные юридические цепочки набирать все больше себе очков и укреплять свои позиции в российской экономике.

Мы увидели, как постепенно этот процесс набирает обороты за последние три года. Китай по-прежнему удерживает позицию ключевого торгового партнера России. Доля товарооборота между странами растет, доля накопленных инвестиций тоже. Я думаю, что все будет продолжаться в том же ключе, и со временем мы увидим ту же самую динамику, только гораздо более устойчивую.

В.В.: А не может ли Москва все-таки попытаться как-то разыграть северокорейскую карту? Например, поставляя Пхеньяну новейшие средства ПВО на фоне вероятных поставок американского оружия Украине.

А.Г.: Ну, С-400 Пхеньян вряд ли когда-нибудь получит. Учитывая то, насколько Северная Корея нуждается в кэше, понятно, что эти установки довольно быстро могут оказаться совсем в плохих руках. Россия не пойдет на такие риски. К тому же есть масса военных ответов именно на украинском театре действий, которые, к сожалению, приведут только к увеличению количества жертв с обеих сторон, при этом никак не поменяв ситуацию на фронтах в пользу украинских вооруженных сил.

Естественно, в Москве это довольно хорошо понимают, поэтому делать каких-то лишних движений не будут. По Северной Кореи опции (у Москвы) весьма ограничены. Как максимум можно торпедировать резолюции в Совбезе ООН.

Но если эти резолюции будут согласованы с Китаем, это означает и дипломатические трения с Пекином, который все-таки играет ключевую роль в этом конфликте. А главное – зачем? Ведь отменить санкции в Конгрессе уже никак невозможно. Думаю, в Москве прекрасно понимают, что эта партия безнадежно проиграна. Санкции – это новая нормальность, и поделать с ними уже ничего нельзя.

В.В.: А возможен ли более тесный альянс Москвы с Тегераном?

А.Г.: Полагаю, Россия будет укреплять взаимодействие с Ираном. Правда, не думаю, что Тегеран может слишком много компенсировать российские потери от санкций – в отличие от того же Китая. Все-таки Иран пока далеко не такой мощный источник технологий и капиталов.

Но, безусловно, российские компании сегодня будут с удвоенной энергией искать новые рынки для своей продукции. Конечно, они и раньше смотрели на Иран с интересом, а сейчас будут смотреть еще более пристально. Ну, а что касается (российских) поставок обычных вооружений, в том числе С-400, то здесь, думаю, мы можем увидеть много нового и интересного в обозримой перспективе.

Оригинал интервью на сайте «Голоса Америки»