Американский президент представил свое видение реформы ООН, и эту декларацию подписало больше 140 стран из 193. Правда, по мнению Александра Баунова, идея реформировать ООН не может быть реализована, пока Дональд Трамп у власти, это больше похоже на пиар 45-го президента США.

— Какую именно реформу предлагает Трамп?

— Я посмотрел его речь и понял главным образом то, что он хочет сократить расходы и получить больше отдачи на вложенный доллар. Ровно того же хочет и новый генсек ООН Гутерреш, так что реформа Трампа – это поддержка реформы ООН самой себя, поэтому 140 стран под ней так легко подписались. Вообще реформировать ООН давно хотят многие. Крупные развивающиеся страны, а с ними Япония, Германия, ЕС, так или иначе намекают, что хотят в постоянные члены Совбеза. Россия в целом это желание поддерживала: больше незападных стран в Совбезе или западных, но теснее связанных с Россией, чем США и Англия, — для российской дипломатии это хорошо. Но при этом (Россия. — Прим. ред.) не очень хотела делиться уникальным преимуществом – правом вето.

— Как может сложиться процесс реформирования, если он всё же начнется?  

— США хотят большей отдачи от института, в который они вносят денег больше других. Под большей эффективностью, которую давно ждёт от ООН Америка, она понимает способность проводить решения, которые США как лидер западного или свободного мира считают правильными. Однако многие американские инициативы через ООН провести невозможно из-за права вето. Как не смог Буш провести через ООН интервенцию в Ирак. И санкции против президента Венесуэлы Николаса Мадуро СБ не пропускает. Чаще всего это происходит из-за России и Китая. Но и США сами часто пользуются правом вето, статистически чаще других. Например, блокируют разные инициативы, осуждающие или чего-то требующие от Израиля. Ну а Трамп – бизнесмен. Иногда почти карикатурный делец. Если США – мировой жандарм, давайте проведём аудит трат и его вознаграждения. Нет ли там ложных вызовов этого мирового жандарма? Вознаграждён ли его труд?

— Добиться отмены права вето для Китая и России можно?

— Нет, конечно. Вообще там есть какая-то процедура преодоления права вето на заседании Генеральной Ассамблеи. Но такого за историю ООН не было. Однако мы видим, что консенсус возможен даже между такими разными участниками СБ, как США и Россия. Были случаи, когда Китай и Россия голосовали солидарно с западными странами. Совсем недавно Россия и Китай поддержали резолюции по Северной Корее в связи с её ядерной программой. В 2015 году, когда Россия голосовала за американскую резолюцию по Сирии, где у нас такие противоречия, госсекретарь Джон Керри лично приезжал в Москву, привозил текст, который показали министру МИД Сергею Лаврову и Владимиру Путину.

— Сегодня комментаторы в России говорят, что идея Трампа реформировать ООН – это попытка выстраивания однополярного мира.

— Такая реформа невозможна без согласия всех членов СБ. Захочет этого Россия – будет реформа. Не захочет – не будет. Но есть ещё и другие нюансы. Мы привыкли, что если президент США выступает с трибуны ООН, то это выступление лидера западного мира. Но Трамп сейчас не является таким лидером, лицом этого западного мира.

— Надо заметить, что шлейфа критики после этого выступления не заметно, как после некоторых его твитов.

— Да, бывает, что Трамп не только теряет, но и приобретает. Так было, когда он разбомбил сирийскую авиабазу. Но все равно у него нет легитимации через принятие элитой.

- То есть реформы ООН при Трампе ждать не приходится?

– ООН – очень медленная организация, и расширения СБ при Трампе точно не будет. Сам Трамп сейчас страшно доволен, что его выслушали мировые лидеры. Он говорил на языке, который в западной терминологии называется «национализмом». Это не этнический, а политический национализм, конечно. Трамп сказал, что мир должен состоять из сильных суверенных государств, которые, обладая сильными армиями и экономиками, вступая в союзы, будут управлять миром эффективно. И это довольно сильно отличается от того, куда мир шёл в последнее время – в сторону проницаемости суверенитета. Трамп заговорил о суверенитете почти российскими словами. Но при этом уточнил, что будут поддерживать суверенитет Украины. Хотя внешне это похоже на то, что говорят Путин и Лавров, им там ничего не светит, похоже.  

— Другими словами, ООН, какой была, такой и останется, пока не договорятся Путин и Трамп?

— Да. О реформе говорят давно, но сейчас момент неподходящий. На вызов мирового жандарма США будут, по словам Трампа, приезжать, если это соответствует их интересами. Но послаблений для России не ожидается. Сдерживание России действительно соответствует американским национальным интересам. Россия – одна из немногих, а может быть, единственная страна, которой Америка не может нанести военное поражение в прямом внешнем столкновении.

— До сворачивания гуманитарных программ ООН, например, в Африке после слов Трампа может дойти?

— Да, Америка может снизить финансирование там, где она решит, что это неэффективно. Например, кипрское урегулирование, которое за 40 лет сожрало много денег и не принесло конечного результата. С другой стороны, полностью свернуть там программу, вывести миротворцев тоже нельзя. Это ведь всё перелёты, гостиницы, командировочные, зарплаты... Но и ООН – не компания, там нет показателей эффективности, как в бизнесе. До сегодняшнего дня считалось, что, пусть и символическая, польза от такой деятельности превышала вред, приносимый расходами. Наверное, какую-то «ооновскую» бюрократию теоретически можно прижать. Так же, как США сократили расходы на госдепартамент, но глобальных перемен не будет.

Оригинал интервью был опубликован на портале Фонтанка.ру