Состоявшийся 8 декабря запуск первой очереди «Ямал СПГ» — событие не только ключевое для газовой отрасли РФ, но и очень своевременное для Китая как главного целевого рынка. Без активного участия Пекина проект вряд ли получился бы. CNPC с 2013 года владела 20% акций, после введения санкций китайцы получили еще 9,9% через государственный Фонд Шелкового пути, а затем помогли привлечь более $12 млрд кредитов.

Александр Габуев
Александр Габуев — руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги.
More >

Такая забота во многом объясняется высокой политикой и желанием китайского лидера Си Цзиньпина показать Владимиру Путину, что Пекин — надежный партнер для Москвы. Но не только. Грандиозные перспективы китайского рынка — мечта, которой мировая газовая отрасль жила долгие годы. В энергобалансе КНР традиционно доминирует уголь, еще десять лет назад его доля превышала 70%, тогда как газ занимал скромные 4%. Рост энергопотребления вкупе с постепенным замещением угольной генерации более чистыми источниками энергии давно должен был привести к взрывному росту потребления газа в КНР. Но радужные прогнозы разошлись с реальностью: темпы газификации Китая отстают от планов. Главная причина этого — твердые позиции угольного лобби. Для властей густонаселенных центральных провинций КНР и энергокомпаний это не только источник дешевой энергии и поступлений в местные бюджеты, но и важный фактор социальной стабильности: шахтеры до недавнего времени оставались взрывоопасным социальным материалом.

Однако с приходом к власти Си Цзиньпина ситуация начала меняться. Новая команда полагает, что угроза волнений шахтеров — меньшее зло по сравнению с недовольством городского среднего класса из-за качества воздуха в китайских мегаполисах. Чаще всего китайцы выходят на митинги именно из-за проблем с экологией. КНР признает растущую утечку мозгов из-за плохой экологии одним из серьезных долгосрочных вызовов для страны. В результате власти все-таки начали закрывать нерентабельные и опасные шахты, многие боссы отрасли и прикрывавшие их чиновники оказались за решеткой. Реформа в энергетике, которая сначала привела к скачку внутренних цен на газ, в 2017 году была откорректирована, и потребление пошло в рост: если в 2016 году он составил 7%, то в январе—сентябре — уже 16,6%. К 2030 году потребление газа должно достигнуть 620 млрд кубометров — на 110 млрд больше, чем CNPC ожидала еще год назад.

На ноябрьском съезде партии Си Цзиньпин значительно укрепил свои позиции, и борьба с загрязнением наверняка станет одним из главных направлений политики в ближайшие пять лет. Для газовиков, ориентирующихся на рынок КНР, это хорошие новости. Особенно для тех, кто успел вовремя. Но это не только «Ямал СПГ»: с 2008 года китайские госкомпании активно входили в СПГ-проекты в Иране, Австралии и Африке, а также подписывали долгосрочные контракты по закупке СПГ на Ближнем Востоке и в США.

Оригинал статьи был опубликован в газете КоммерсантЪ