Рано или поздно это, конечно, должно было произойти. Выборы должны были превратиться в фельетон для довоенного «Гудка», жизнь просто вынуждена была начать подло подражать художественному вымыслу, а Ильф и Петров – обязаны умереть от зависти. Символ этих президентских выборов – кандидат Тристан Присягин. Если бы его не было – его следовало бы выдумать.

Андрей Колесников — руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги.
Андрей Колесников

Руководитель программы «Российская внутренняя политика
и политические институты»

Другие материалы эксперта…

Как известно из средневекового рыцарского романа «Тристан и Изольда» о неравной борьбе долга и чувства, кельтский Тристан был «дитя печали». Тристан не кельтский возглавляет организацию «Дети СССР», в сущности – это дети величайшей геополитической печали XX в. Фамилия же кандидата прямо намекает на президентскую присягу. Все сошлось.

Не могу только согласиться с Эллой Памфиловой, назвавшей Присягина Т. А. кандидатом «с чудинкой». Если он «с чудинкой», то тогда весь политический класс Российской Федерации с нею же, ибо Тристан Александрович грезит о восстановлении СССР, Госплана, Госбанка, Советов депутатов трудящихся, а также устава КПСС образца 1952 г. Пока он грезит, ровно эту программу огосударствления всего живого и возвращения к гораздо более архаическим уставам как нормам жизни реализует на практике кандидат Путин. Скоро мы по «Русской правде» будем жить.

Больше того, половина этого самого политического класса – академики, доценты с кандидатами. Взять того же министра культуры. И чем хуже других Присягин Т. А., который является академиком Всемирной академии наук комплексной безопасности? Я ознакомился с программой Тристана Александровича – она ничем не хуже, а даже где-то трезвее (и короче) того, что доводится читать в интервью, например, директора ФСБ Бортникова и секретаря Совета безопасности Патрушева. Например: «Если мы вернем советскую власть трудовому народу, то получим поддержку трудящихся всего мира, и тогда легче будет отстаивать мир во всем мире». Логично. И между прочим, он плоть от плоти того народа, к которому постоянно апеллирует безальтернативное первое лицо: прораб на БАМе, строитель на восстановлении Ленинакана – это, вообще говоря, не шутки.

Так у кого «чудинка»-то?

Жириновский, ворвавшийся в самую большую политику под аккомпанемент точного определения Юрия Карякина «Россия, ты одурела», у нас уже четверть века как держит второе-третье место в рейтингах, а теперь и вовсе закрепился на втором. Никто почему-то не говорит о том, что он «с чудинкой». Почему? Потому что циник. Жесткий, прагматичный, холодный. С кардиограммой политического стайера. Опередивший Трампа на два с гаком десятилетия. У циников и актеров «чудинки» не бывает.

Собчак с Грудининым, под сочувственными взглядами администрации президента и федеральных каналов с двух сторон пытающиеся приподнять штангу явки избирателей, конечно же, без «чудинки». Один предлагает все национализировать к чертовой матери, что, впрочем, под ярлыком «приватизации» и без него делают особо одаренные олигархи новой волны. Другая все отдает и отдает голоса Навальному и зовет его к себе служить на посылках.

Главный кандидат, путающий реальные располагаемые доходы населения с реальными зарплатами, стимулирует рождаемость в бедных слоях, выводит войска оттуда, куда ввел, и уже 18 лет говорит о пользе диверсификации экономики. А экономика за все эти почти два десятилетия так и не диверсифицировалась. Нет ли в этом чего-то странного?

Кстати, кандидат печального образа в своей программе доводит до логического конца политику контрсанкций и импортозамещения: «Развивая экономику в такой самодостаточной стране, как Российская Федерация, необходимость во внешних поставках отпадет почти во всем естественным образом» (грамматическая конструкция сохранена). Это ли не идеал чекистской экономической политики?

Появление Тристана Александровича Присягина подчеркивает лишний раз абсурдность того, что представляется серьезным, пафосным, исполненным чувства гордости за химерическое величие. Да, это пародия. Но пародия, оказывается, ничем не отличается от оригинала, изготовленного со звериной серьезностью и из высших государственных интересов. Реальность сегодняшней России нуждается в скоморохе, трикстере, шуте. Для того лишь, чтобы акты государственной важности с их насупленными бровями вдруг обернулись раскрашенной лукавой физиономией арлекина.

Алле, оп! Выборы, почтеннейшая публика! Печальная легенда о Тристане без Изольды.

Оригинал статьи был опубликован в газете Ведомости