«Спасибо за ужин и за очень интересный разговор, Габуев-сан, а мы пойдем обратно в офис»,— начали прощаться знакомые сотрудники аналитического подразделения крупной японской корпорации. Я ужинал с ними в Токио перед тем, как сел дописывать эту колонку. Тот факт, что на сакэ за ужином никто не налегал, смущавший меня весь вечер, сразу получил объяснение.

Александр Габуев — руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги.
Александр Габуев

Руководитель программы
«Россия в Азиатско-Тихоокеанcком регионе»

Другие материалы эксперта…

Один из менеджеров, заметив мое недоумение, добавил: «Наше руководство очень хочет знать, что означают новые американские санкции против вашей элиты. Вернее, не санкции, а этот кремлевский список. Начальство хочет прочитать отчет утром, так что приятного вам вечера и еще раз спасибо».

Половину ужина мы и правда провели за обсуждением «кремлевского доклада». Ничего нового и интересного я рассказать не мог — с американскими чиновниками, работавшими над списками, виделся только осенью, и они убеждали, что россияне все слишком драматизируют из-за плохого понимания механики американской системы. Сами люди внутри вашингтонской кольцевой, включая чиновников, отлично освоили слово bardak для описания управленческого стиля Дональда Трампа и его отношений с Конгрессом на тему России, что никак не приближает к пониманию сути происходящего. А что непонятно, то страшно. Азиатским инвесторам явно страшнее многих. «Наши юристы — в состоянии, близком к панике»,— емко резюмировал в WeChat один из китайских госфинансистов.

Панику, которая охватила азиатских партнеров России, в целом можно понять. Когда еще при Бараке Обаме против РФ начали вводить первые американские санкции, именно азиатские игроки реагировали наиболее настороженно. Китайские госбанки, например, втрое дольше обычного совершали любые проводки с контрагентами, даже теми, которые не имели к подсанкционным компаниям, лицам и отраслям ни малейшего отношения. С Россией раньше эти страны соприкасались не очень тесно, а потому знаний о том, кто есть кто в российской элите и как все эти люди связаны между собой, у местного бизнеса мало. А потому банки и компании стран Восточной Азии, которые не вводили санкций, нередко действовали в отношении российских контрагентов куда более робко, чем искушенные европейцы или американцы.

С приходом к власти в США Дональда Трампа многие начали питать надежды, что скоро отношения России и Запада наладятся и санкции снимут, а значит, инвестировать в РФ или давать кредиты российским компаниям станет проще. Первым ударом по этим иллюзиям было принятие CAATSA, и вот теперь — странный список, охвативший почти всех российских топовых чиновников и крупных бизнесменов. Понять, что все это значит, никто в Азии пока не может. И потому самая очевидная реакция на ближайшие месяцы — «отморозиться» и ждать.

Оригинал статьи был опубликован в газете КоммерсантЪ