К сожалению, большинство факторов, влияющих на российскую экономику, сегодня не способствуют ее развитию.

В области производственных ресурсов Россия, исторически недоинвестировавшая в основной капитал, даже на сегодняшнем уровне производства сталкивается с почти 85%-ным заполнением производственных мощностей. При этом существенная часть (по некоторым оценкам, более 40%) производственных мощностей в России устарели технологически и физически, поэтому не могут производить конкурентоспособную и потребляемую рынком продукцию.

Для адекватной оценки объемов имеющихся производственных мощностей можно вспомнить, что за 10 лет станочный парк в России сократился почти в два раза, при этом лишь малая часть такого сокращения может быть объяснена выбыванием старых маломощных станков и вводом в строй станков более высокой мощности. Таким образом, для роста экономики будет совершенно необходимо ускоренно капитализировать производство, создавать новые мощности. На это у государства нет средств (дефицит бюджета и так превысит 3% ВВП, скорее всего, будет около 5%; государственные компании не имеют свободных ресурсов; частные и иностранные инвесторы не готовы вкладывать в Россию сегодня из-за кризиса доверия).

В области эффективности Россия сильно отстала от мировых конкурентов – как в части энергетической (мы потребляем в 4 раза больше энергии на 1 доллар ВВП, чем Япония), так и в части логистической: себестоимость перевозки грузов, хранения, таможенной очистки у нас существенно выше, чем в развивающихся странах и даже чем во многих развитых. Такая неэффективность негативно влияет на себестоимость, снижая конкурентоспособность производимых товаров, становясь барьером на пути к увеличению производства и рынков сбыта. 

В области производительных сил Россия все больше страдает от нехватки трудовых ресурсов – они сокращаются в силу естественных демографических причин на 0,5% в год. При этом большая часть трудовых ресурсов задействована в сферах с нулевым или очень низким уровнем добавленной стоимости: на государственной службе, в силовых структурах, в частной охране, в торговле, в крайне неэффективной банковской сфере.

Но и в рамках оставшейся части ресурсов Россия испытывает серьезный дефицит – катастрофически не хватает, даже при сегодняшнем уровне развития производства и сервиса, инженерных и технологических кадров, квалифицированных рабочих и одновременно – эффективных менеджеров, специалистов по управлению.

Российское коммунальное хозяйство фактически держалось на полузаконной эксплуатации труда миллионов мигрантов, в том числе большой доле нелегальных мигрантов. До недавнего времени денежные переводы из России были статьей государственного дохода №1 в Киргизии и №2 в Таджикистане, существенными статьями в Узбекистане, Молдавии, Украине, Белоруссии. Сегодня в связи с резким падением стоимости рубля и покупательной способности населения в России количество трудовых мигрантов резко сокращается и дефицит рабочей силы начинают испытывать коммунальные службы и вообще все бизнесы, которые задействуют много неквалифицированных работников – вплоть до сетевых ритейлеров.

Власть в России благодаря непоследовательной и нелогичной политике в области законотворчества и правоприменения, особенно в отношении к правам собственности, в области экономики и предпринимательства сумела убедить инвестиционное и бизнес-сообщество внутри и вне страны в своей ненадежности, неспособности поддерживать порядок в области правоприменения, в агрессивном и враждебном отношении к предпринимателям, поддержке высокого уровня коррупции, склонности к приоритезации государственных интересов, программ и бизнесов в ущерб частным.

Естественной реакцией на это стал отказ от инвестиций в Россию сперва в долгосрочные, а потом и в любые проекты и исход местных предпринимателей и инвесторов. За 16 лет суммарный отток капитала превысил совокупную выручку от продажи углеводородов. Доля частного бизнеса (без учета квазичастных компаний, на самом деле принадлежащих подконтрольным государству персоналиям) в ВВП сократилась до 30–35%. Объем внешнего долга упал до уровня ниже 50% ВВП из-за стагнации в инвестициях.

Частный бизнес в России сегодня генерирует ВВП в размере менее $3000 в год на человека – уровень стран из начала второй сотни рейтинга. Доля малого и среднего бизнеса в ВВП не превышает 20–22%, в развитых странах это 40–55%. Сегодня более $1 трлн составляют пассивные вложения российских граждан в банках Швейцарии и других малых стран Европы, Гонконга, Сингапура.

Россию каждый год покидает около 20–30 тысяч представителей профессионального и бизнес-классов общества: в США общее количество эмигрантов первого и второго поколения из России составляет минимум 6 млн человек, в Израиле –1,5 млн, в Великобритании –1 млн, в остальных странах Европы – минимум 1 млн. Во всех странах эмиграции российские мигранты первого-второго поколения зарабатывают в среднем на 20% больше рынка (медиана). За несколько поколений Россия потеряла примерно 10 млн человек (около 7% населения), которые могли бы стать основой среднего класса (сегодня в России средний класс составляет не более тех же 10 млн человек).

Эту ситуацию можно назвать тотальным кризисом доверия капитала, предпринимателей и профессионалов к стране. Таким образом, инвестиционный и предпринимательский ресурсы для экономики России можно считать отсутствующими как минимум до радикальной смены управленческой парадигмы. 

Не слишком велик в России и девальвационный ресурс. Безусловно, девальвация сыграла позитивную роль в поддержке экспортеров, бюджета и сглаживании проблем жесткой посадки экономики. Однако сложно ожидать от нее позитивного эффекта в части роста ВВП. Во-первых, потенциальный рост ВВП в России завязан практически полностью на внутренний спрос (для роста экспорта нужны капиталовложения, которых нет, и технологии, которых нет), то есть измеряется в рублях и практически не растет. Во-вторых, российское производство практически в ста процентах областей в большей или меньшей степени завязано на импорт сырья, комплектующих или оборудования (эта зависимость варьируется от 15% до 70–80%), и в связи с девальвацией рубля рублевая себестоимость производимых товаров и даже услуг повышается существенно быстрее роста платежеспособного спроса.