Ассамблея народа Казахстана выступила с инициативой провести досрочные выборы президента страны. А этот орган известен тем, что без указания с самого верха, то есть от администрации президента Казахстана, ни с какими инициативами не выступает. Затем эту идею поддержала и верхняя палата парламента страны. Выборам быть. Но для чего их проводить именно сейчас?

Сразу пошли слухи о том, что Нурсултан Назарбаев может выдвинуть некоего преемника, как-то переформатировать систему государственного управления, изменив соотношение сил в треугольнике «президент – парламент – премьер-министр», например, в пользу увеличения роли парламента и его спикера. Но эти слухи тут же и угасли, когда стало ясно, что на выборы Нурсултан Абишевич, приблизившийся к 75-летнему юбилею, идет сам.

Оппозиция

Конечно, оппозиция в Казахстане будет говорить, что это хитрый ход, направленный на то, чтобы не дать ей времени на подготовку к выборному марафону. Однако это скорее отговорка, чтобы элементарно сохранить лицо. Оппозиция в Казахстане слаба, и ни одной раскрученной и популярной фигуры у оппозиционеров за последние годы не появилось. Даже если бы ей дали на подготовку к выборам полгода, это не изменило бы ровным счетом ничего. Не то чтобы в Казахстане не было острых социальных проблем – их более чем достаточно, начиная от вопросов массовой безработицы на селе до разрушающихся моногородов. Но у оппозиционеров пока не получается предложить альтернативу, которая нашла бы массовый отклик.

Денег у оппозиции тоже нет. И взять их негде. В этом отношении даже смерть Рахата Алиева, президентского зятя, а впоследствии бежавшего на Запад оппозиционера, ничего не меняет для оппозиционеров к худшему. В последние годы у Алиева были финансовые проблемы, и вряд ли оппозиционные партии всерьез могли рассчитывать на то, что он поддержал бы их материально в ходе избирательной кампании. Даже если бы он находился на свободе, а Рахат Алиев с июня прошлого года сидел в Австрии в тюрьме.

На днях ожидается решение французского суда по поводу другого возможного спонсора казахстанской оппозиции – Мухтара Аблязова, беглого банкира. Его могут выдать России или Украине для судебного преследования за финансовые махинации. И в том и в другом случае ему будет явно не до казахстанских проблем.

Конечно, уже в 2011 году от многих, даже вполне лояльных казахстанцев я слышал раздраженные реплики по поводу решения национального лидера пойти на очередной срок: страна устала, почему он себе не подберет преемника? Но эти люди все равно не станут голосовать за оппозиционера. Они, скорее всего, просто не придут на избирательные участки. Так было бы и в 2016 году, если бы выборы президента состоялись в срок.

Вовремя сохраниться

Тогда зачем все это руководству страны, почему не подождать еще год? В качестве главной причины в Казахстане называют некий «мировой кризис», который вот-вот обрушится на страну, поэтому нужно быть готовыми к «непопулярным мерам». Только вот характер этих мер никто не называет. Возможно, именно потому, что никто из руководителей Казахстана не понимает, какими они могут быть.

Многие наши современники, увлекающиеся компьютерными играми, хорошо усвоили правило: в любой непонятной ситуации в игре нажимай кнопку save game – сохрани игру, зафиксируй ситуацию, а потом начинай разбираться… Руководство Казахстана, похоже, предпочитает пользоваться той же стратегией: в непонятной ситуации проводи досрочные выборы и подтверждай полномочия елбасы (в дословном переводе – главы народа, в более привычных нашему слуху категориях – лидера нации). А потом разберемся.

Именно так Назарбаев поступил в 2011 году, когда правящая элита Казахстана ждала «вторую волну мирового финансового кризиса» (к слову сказать, так и не пришедшую). Точно так же поступил президент Казахстана и на днях в ситуации, когда экономические перспективы сырьевой страны, основу благосостояния которой дают нефть, газ и металлы, не внушают особого оптимизма из-за ухудшающейся конъюнктуры на сырьевых рынках.

И совершенно не обязательно, что Нурсултан Назарбаев, получив очередной «мандат доверия» от сограждан, готовится предпринять какие-то чрезвычайные экономические или политические меры, чтобы спасти страну от возникающих рисков. Скорее «тайной кнопкой», запускающей выборный механизм, елбасы воспользовался от растерянности. Нет признаков того, что он готов радикально менять внешнеполитическую ориентацию или внутриполитический курс. Хотя бы потому, что возможностей для маневра у него совсем немного.

После победы

В последние месяцы было много спекуляций на тему того, не изменит ли Назарбаев идее евразийского единства, испугавшись событий вокруг Украины. Да, намеки на то, что сепаратистское движение может возникнуть и в Казахстане, воспринимаются в Астане крайне болезненно. Да, резко изменившееся соотношение курсов рубля и тенге ведет к тому, что целый ряд произведенных в Казахстане товаров (пищевой промышленности и так далее) оказываются неконкурентоспособными перед экспансией российской продукции. Да, население Казахстана живет уже несколько месяцев в предчувствии почти неминуемой девальвации со всеми ее негативными последствиями – поскольку драматически изменился курс рубля. Все это верно. Но…

Во-первых, нужно помнить, что сама идея «евразийской интеграции» принадлежит именно Назарбаеву. Он эту идею впервые высказал в 1994 году (об этом в Казахстане знает любой школьник). Лишь много позже ее поднял на щит Владимир Путин. И что же, теперь Назарбаев скомандует «полный назад»? Это будет означать, что он два десятилетия вел собственный народ не туда, куда нужно. И какой он тогда национальный лидер? К тому же экономики России и Казахстана действительно серьезно взаимосвязаны (что не мешает им конкурировать в ряде сфер: атомная промышленность, торговля зерном и т.д.). Вне зависимости от того, будет между ними Таможенный союз или нет, кризисные явления в России будут влиять на ее южного соседа самым непосредственным образом. И лучше быть с ней в союзе, чтобы иметь возможность хоть как-то влиять на происходящие стихийно процессы.

Во-вторых, есть ли риски, вызывающие для Казахстана серьезную необходимость кардинально изменить внешнеполитические приоритеты? Вряд ли. С одной стороны, совершенно очевидно, что перед лицом разворачивающегося кризиса на западной границе российское руководство абсолютно не заинтересовано в том, чтобы провоцировать у себя в тылу еще одну кризисную ситуацию на пустом месте. Поэтому идею распространить «русский мир» на Казахстан Кремль никогда не поддержит.

С другой стороны, никакого русского сепаратистского движения на севере Казахстана в настоящее время уже быть не может. В Казахстане численность казахов уже превзошла численность неказахского населения. К тому же нужно еще принять во внимание его качество. Достаточно зайти в аудитории высших учебных заведений в любом казахстанском городе на севере или на востоке, где традиционно жило много русскоязычных – от Уральска (который теперь в Казахстане именуют Оралом) до Усть-Каменогорска, – чтобы убедиться: изменения в этническом составе страны приняли необратимый характер. Студентов с европейской внешностью буквально единицы. Относительно высокие показатели численности неказахского населения еще сохраняются только за счет пенсионеров. Русскоязычная молодежь по большей части либо уже выехала за пределы Казахстана, либо к этому готовится. Защищать некий особый статус в диаспоре просто некому и нет таких устремлений. Можно проехать по окрестностям Петропавловска или Семипалатинска, где в каждом селе стоит новенькая мечеть, чтобы понять: угроза сепаратизма для севера Казахстана – это просто фантом. Поезд уже ушел.

Могут ли последовать со стороны Назарбаева меры жесткой экономии внутри страны? Помимо девальвации курса тенге, которую можно провести без всяких выборов (что, собственно, и было сделано во время кризиса 2008–2009 годов), пока изменений не предвидится. Любопытно, кстати, что на днях страну посетила делегация МОК для переговоров о проведении в Казахстане зимней Олимпиады-2022. При таких мегазатратных проектах какая уж тут экономия…

Конечно, в ближайшие дни Назарбаев теоретически может отыграть назад и выборную инициативу отменить. Хотя это маловероятно, маховик подготовки к народному волеизъявлению уже запущен. Чего он сейчас не может, так это предъявить казахстанцам преемника, поскольку такой транзит власти никто не готовил. Значит, пойдет на выборы и победит сам. С тем, чтобы оставить все как есть. В том числе сохранить и тревогу правящей элиты по поводу перспективы своего ухода по естественным причинам.

Алексей Василивецкий - независимый журналист, эксперт по Средней Азии, Бишкек.

следующего автора:
  • Алексей Василивецкий