В убийстве одного из лидеров внесистемной либеральной оппозиции Бориса Немцова обнаружен чеченский след. Задержаны пять человек, подозреваемых в совершении преступления. Один из организаторов убийства, Беслан Шаванов, при аресте подорвал себя гранатой. Другой — Заур Дадаев — уже сознался. Он объяснил свои действия тем, что Немцов некогда обидел ислам, нелицеприятно отозвался о нем, за что и был наказан.

Все это напоминает историю с карикатурами на пророка Мухаммада, которые публиковал французский журнал Charlie Hebdo и за которые его редакция в январе нынешнего года была расстреляна исламскими экстремистами из автоматов. Тогда миллионы возмущенных французов вышли на улицы, чтобы выразить свое негодование, а заодно подтвердить право европейцев на свободу самовыражения.

Вслед за тем состоялась массовая — примерно 700 тысяч участников — манифестация в столице Чечни Грозном. Ее пафос состоял в том, что теракт в Париже был реакцией на неуважение к исламу, на господствующую на Западе вседозволенность в целом, на утрату истинных ценностей. В каком-то смысле речь шла об оправдании убийц. (Впрочем, нельзя не признать, что в отдельных случаях в республике иначе реагируют на подобные действия: например, когда в декабре 2014 года террористы ворвались в Грозный, власти и духовенство даже не сочли их мусульманами.)

За убийством в Париже стояла «Аль-Каида» — так, во всяком случае, считают многие эксперты. Но кто стоял за убийством Бориса Немцова?

Чаще всего из уст журналистов звучит имя Рамзана Кадырова. Лично я в это не верю и не могу представить, чтобы чеченский лидер вызвал своих подчиненных и прямо поставил перед ними такую задачу. Ему это ни к чему.

Но вот зато ксенофобия, «западофобия», распространенная среди некоторой части мусульманского сообщества России, в том числе на Северном Кавказе, создает благоприятный настрой для такого рода преступлений. Исламский антивестернизм совпадает с официальной российской идеологией, которая также делает акцент не столько на осуждение терактов, сколько на критику Запада, его нетерпимости и аморальности. Круг замкнулся.

Прямой заказчик убийства Немцова найден не будет, постольку его, скорее всего, не существует. Между прочим, спустя неделю после трагедии на Большом Москворецком мосту Рамзан Кадыров был награжден орденом Почета, что лишний раз подтверждает пословицу: «Жена (в данном случае — брат) Цезаря вне подозрений». Доверие Кремля к Кадырову сохраняется, и действия подопечных последнего — не повод, чтобы это доверие уменьшилось.

Конечно, виновные, то есть убийцы Немцова, будут наказаны. Хотя, возможно, и не слишком строго, ибо они руководствовались благими намерениями — стремлением защитить свою религию. А вот либералам следует быть более осторожными: теперь их будет наказывать не только власть, но и террористы, взгляды которых на некоторые вопросы совпадают с точкой зрения власти.

В этом материале рассматривается только одна версия убийства Бориса Немцова, которая сейчас больше всего на слуху. Однако есть и другие, которые, очевидно, не стоит полностью отбрасывать. Кроме того, в «чеченском следе» можно усмотреть некоторые странности. Например, убийство во имя веры посредством выстрелов в спину свидетельствует о трусости ее защитника... В то же время российское следствие, обычно неповоротливое, подозрительно быстро вышло на убийц. Наконец, причастность к убийству выходцев с Кавказа может способствовать обострению межэтнических отношений. Есть у «чеченской версии» и иные издержки. Но, похоже, отказываться от нее следствие уже не будет.