Война в Йемене вызвала в России неожиданный интерес. Следить за военными действиями в этой небольшой и далекой стране начали люди, которые довольно смутно представляют себе, почему вдруг Саудовская Аравия ополчилась против йеменского движения хоуситов, начала бомбить их позиции и заручилась в этом деле поддержкой не только остальных арабских монархий, но и Египта, Судана, Пакистана и даже Турции.

Причины этого интереса в том, что из-за войны в Йемене цены на нефть начали стремительно расти, доллар упал, рубль укрепился. В результате многие в России получили небольшую материальную выгоду. Однако всерьез рассчитывать на это повышение не стоит. Избыток предложения нефти в мире настолько велик, что вывести цены на прочно высокий уровень может только нечто из ряда вон выходящее, а события вокруг Йемена пока еще не приняли такой оборот. А в самые первые дни войны, начиная с 26 марта, нефть так удачно выросла по двум основным причинам.

Танкеры боятся острова Перим

Первая причина заключается в том, что хоуситы к началу масштабных боевых действий уже вышли на берег Баб-эль-Мандебского пролива и взяли под контроль небольшой южный порт Моха (Мокка). Сообщения о взятии ими крупного порта Ходейда, обустроенного когда-то советскими специалистами, были противоречивыми, но для экспортеров нефти тревожными.

Баб-эль-Мандебский пролив стратегически важен. В переводе с арабского его название означает «Врата плакальщиц»; по легенде, они оплакивали жертв землетрясения, из-за которого по этой трещине и раскололись когда-то Азия и Африка. Пролив – это узкая артерия из Красного моря в Аденский залив и далее в Индийский океан. Через него танкерами в Европу и Америку ежесуточно вывозится примерно 3,5 млн баррелей нефти из стран Персидского залива, в том числе из Саудовской Аравии. Это немало. Для сравнения: Саудовская Аравия, мировой лидер по производству нефти (иногда Россия теснит ее с первого места на второе), экспортирует в среднем около 7 млн баррелей нефти в сутки при производстве 10 млн.

Если бы хоуситы высадились еще и на острове Перим, что в этом проливе, то они могли бы при желании перекрыть транспортный коридор.Такая перспектива спровоцировала нервозность на рынках.

Но сейчас, когда международная коалиция выбила хоуситов с побережья и обезопасила поставки, ситуация успокоилась. Возможные террористические атаки и партизанская война могут привести лишь к временным спекулятивным всплескам на рынке нефти, но не более того.

Арабы объединились не против Йемена

Вторая причина роста нефтяных цен – это опасения того, какой будет реакция Ирана, против интересов которого в регионе направлены боевые действия. Именно против Ирана, а не против революционной бедноты с окраин Йемена на самом деле-то объединились в коалицию не всегда во всем согласные друг с другом арабские государства, а также вяло примкнувшие к ним азиаты.

Иран усиливает свое присутствие на Ближнем Востоке. Он контролирует Ирак, имеет партнера в лице президента Башара Асада в Сирии, сохраняет давние связи с ливанской организацией «Хизбалла», дружит с оппозиционерами в Бахрейне. Йеменское движение хоуситов, названное так по фамилии его основателей и руководителей, выходцев из семьи Хуси, является одним из союзников Ирана в регионе.

Хоуситы – это мусульмане-шииты. Шиитов среди арабов меньшинство. И волей-неволей им приходится тяготеть к персидскому Ирану, где подавляющая часть населения тоже шииты. Сами они называют свое движение, созданное в середине 1990-х, «Сторонники Аллаха» («Ансар Аллах»).

Чего хотят революционеры Йемена

«Мы гордимся тем, что чаще нас называют хоуситы. Основателем и лидером движения был Хусейн Бадреддин аль-Хуси, да упокоит его Аллах. Еще одним нашим духовным лидером, вдохновителем нашей революции является ученый и мыслитель шейх Бадр ад-Дин аль-Хуси, да упокоит его Аллах», – рассказал мне накануне по телефону один из основателей движения Хусейн аз-Зейд. Говорил он из президентского дворца в Сане, занятого хоуситами еще в начале года.

Хусейн аль-Хуси, которому было за сорок, погиб вместе с семьей в 2004 году, когда движение начало свою активную вооруженную деятельность. Правительственные войска тогда жестоко разбомбили горные пещеры на севере Йемена, где укрывались хоуситы.

Президентом Йемена в то время был Али Абдалла Салех, который под давлением протестов в начале 2012 года ушел в отставку. Но он сохраняет популярность в армии и видит себя президентом, а преемником – своего сорокалетнего сына, генерала Ахмада, бывшего командира президентской гвардии. Что удивительно, после своей отставки Али Абдалла Салех, по ряду свидетельств, смог договориться с хоуситами, рассчитывая использовать их в борьбе за власть.

После гибели основателя Хусейна аль-Хуси во главе организации «Ансар Аллах» встали его братья. Они требовали от властей социальной справедливости, борьбы с коррупцией и улучшения жизни йеменцев. Среди союзников на международной арене они называют Иран, Китай и Россию. Как объяснил мне Хусейн аз-Зейд: «Цель нашей революции – создание независимого, суверенного государства Йемен, которое будет выступать против американского империализма, против сионизма и против реакционных арабских режимов».

На первых порах хоуситы, вообще-то, и не собирались свергать законного президента Йемена Абдер-Раббо Мансура Хади, а пытались с ним договориться. Они еще в конце 2014 года вошли в столицу Сану, требовали поделиться властью и деньгами, а их на всех йеменцев не хватает.

Договориться спорящие не смогли. Хади бежал, а хоуситы одержали несколько военных побед, заручившись поддержкой ряда племен и заключив тактические союзы и с сепаратистами юга Йемена, и с шиитами, и даже с теми суннитами, что тоже были недовольны властью.

Страхи Саудовской Аравии 

Саудовская Аравия, которая до сих пор надеется вернуть президента Хади в президентский дворец, эти успехи хоуситов воспринимала с раздражением. Как и другие суннитские государства, Саудовская Аравия объясняла происходящее амбициями Ирана и пугалась его тени. Ведь в королевстве есть свое шиитское меньшинство. Эр-Рияд не хотел бы, чтобы оно попало под «дурное влияние».

Еще Саудовская Аравия как монархия очень не любит революции, подобные тем, в ходе которых в Иране в конце 1970-х изгнали шаха и установили республику.

Наконец, богатая Саудовская Аравия, вынужденная соседствовать с нищим Йеменом, помогала ему материально, рассчитывая взамен на безопасность у своих южных границ. Спорные территориальные проблемы между этими государствами были решены только в начале 2000-х.

Как говорил мне бывший йеменский президент Али Абдалла Салех, Йемену удалось получить даже земли, на которых много нефти. Впоследствии уже нынешний президент Хади рассказывал мне, что освоение этих месторождений – среди приоритетов, однако нестабильность до сих пор не позволила реализовать эти планы. Собственная добыча нефти в Йемене пока невелика.

В Йемене, таким образом, сцепились за влияние два региональных лидера, Иран и Саудовская Аравия. Если когда-нибудь они начнут войну друг с другом, то цены на нефть взлетят. Но пока реакция Ирана на операцию «Буря решимости» чрезвычайно осторожна. Уловив этот сигнал из Тегерана, нефтяные рынки стали успокаиваться. Нефть вновь пошла вниз.

Война в Йемене окрашена, конечно, не только в багрово-черные тона горящей аравийской нефти. Это еще и очередной удар в спину разрушающихся норм международного права. Ведь операция «Буря решимости» началась без санкции Совета Безопасности ООН, где резолюции на этот счет в феврале и марте блокировали Китай и Россия.

Это и большой вопрос в плане борьбы с терроризмом, ведь в Йемене есть множество радикальных вооруженных группировок и террористических организаций, начиная с «Аль-Каиды» и ей подобных.

Но эта война показала, что даже такие серьезные военные действия уже больше не гарантия надежного повышения цен на нефть. Небольшой всплеск, может, кого-то и порадовал, но надо искать другие источники доходов.

Елена Супонина – политический аналитик, востоковед