Есть такая байка: вскоре после войны гордые советские конструкторы показали Сталину первый образец нового отечественного автомобиля «Победа». Тот обошел вокруг машины и сказал: «Да, победа, но небольшая…». 

Примерно так же можно охарактеризовать и соглашение, достигнутое вчера «шестеркой» (Россия, США, Китай, Британия, Франция, Германия) на переговорах с Ираном по его ядерной программе. Эта программа стала постоянным возмутителем международного спокойствия с начала 2000-х годов. После нескольких неудачных раундов в разных составах нынешние переговоры в формате 5+1 продолжались 18 месяцев. В ноябре 2013 года стороны заключили временное соглашение («Совместный план действий»), которое наложило ограничения и широкий режим транспарентности на ядерную деятельность Ирана. Тогда же запланировали в кратчайшие сроки добиться всеобъемлющего долгосрочного соглашения.  

Все прошедшее десятилетие дипломатия пыталась пройти между Сциллой и Харибдой. Не допустить, с одной стороны, создания Ираном ядерного оружия (на эту тайную цель указывали многие аспекты иранской программы), а с другой – избежать новой войны в Персидском заливе (если Израиль и США выбрали бы военное решение) с тяжелыми политическими и экономическими последствиями глобального масштаба.

Оценивая подписанный вчера документ, прежде всего следует отметить, что это еще один шаг (после временного соглашения 2013 года) по дорожке, ведущей между двумя упомянутыми угрозами. Сохраняется надежда на дипломатическое урегулирование затянувшегося иранского ядерного кризиса.

Вместе с тем прежние ожидания пока не оправдались. Всеобъемлющее соглашение изначально планировалось достичь весной 2014 года, затем в ноябре того же года, потом к 31 марта 2015-го. И вот опять вместо полномасштабного договора был представлен рамочный политический документ (по существу, соглашение о намерениях), а всеобъемлющий договор снова отложен – до 30 июня. При этом уверенности в успехе уже ни у кого нет. Желание подписать документ, видимо, во многом диктовалось стремлением предъявить хоть какой-то успех на предстоящей в апреле очередной конференции по рассмотрению Договора о нераспространении ядерного оружия, которой в ином случае грозил бы провал.  

По существу дела, судя по доступной информации, намечен ряд важных мер. Так, в течение 10 лет число центрифуг для обогащения урана (этот процесс – прямой путь к ядерному оружию) решено сократить с нынешних 19 тысяч до 6 тысяч единиц, из которых будут функционировать 5 тысяч, и они не должны модернизироваться. В течение 15 лет Иран не будет обогащать уран до уровня более 3,7% (что есть реакторный, а не оружейный материал), а запасы низкообогащенного урана в течение 15 лет не превысят 300 кг (сейчас накоплено 10 т). Лишний уран должен вывозиться за рубеж (пока неясно – куда). Обогащение разрешено только на промышленном комплексе в Натанзе, а заглубленный в скальных породах подземный обогатительный завод Фордо (явно военного назначения) не будет функционировать на протяжении 15 лет. Для контроля предусмотрены расширенные права и средства МАГАТЭ. 

По оценке экспертов, все эти и другие меры продлят срок, необходимый Ирану для создания ядерного оружия (если он все-таки решит нарушить соглашение), с нынешних 2–3 месяцев до 1 года и более, причем скрыть такую деятельность, как не раз пытались в прошлом, станет практически невозможно. 

В ответ экономические санкции ООН, США и Евросоюза будут сниматься с Ирана в течение 4–12 месяцев после заключения окончательного соглашения по мере его выполнения Ираном.        

В целом достигнутое соглашение – яркая иллюстрация для известной формулы «политика – искусство возможного». В ситуации, когда «шестерка» глубоко расколота из-за украинского кризиса, применяет друг против друга экономические санкции, проводит угрожающие военные маневры, рвет многие важные политические связи, лучшего едва ли можно было достичь. 

Судьба и историческая оценка подписанного соглашения определятся тем, смогут ли стороны согласовать в начале лета всеобъемлющий документ и как будут решены многочисленные конкретные вопросы. Характерно, что уже на следующий день после победных реляций между Ираном и США возникли публичные разногласия в толковании соглашения, американский Сенат пригрозил новыми санкциями, а Израиль и аравийские монархии фактически осудили заключенную сделку. 

Перспектива долговременного соглашения зависит не только от искусства дипломатов в решении сотен спорных технических проблем, но и от развития событий вне переговорных кабинетов. Большое влияние будут иметь события в Ближневосточном регионе: разгорающееся в Сирии, Ираке, Йемене вооруженное противоборство шиитов и суннитов, за спиной которых стоят Иран и Саудовская Аравия. Но самое главное, удастся ли России и Западу преодолеть нынешнюю конфронтацию с помощью мирного урегулирования украинского кризиса и восстановить активное единство позиций и действий по иранскому вопросу.