Выступая на киевском саммите Украина – ЕС, президент Порошенко говорил о том, что еще рано подводить итоги работы парламентской коалиции и правительства. По его словам, пять месяцев – это слишком короткий срок, чтобы делать выводы. Правда, слова главы Украинского государства не очень удовлетворили Запад. В ответ президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер чуть ли не прямым текстом сообщил украинским лидерам, что финансовая помощь Евросоюза будет зависеть от их успехов в изменении собственной страны к лучшему.

Первый после подписания соглашения об ассоциации саммит Украина – ЕС напомнил о буксующих реформах и самим украинцам. Украинские СМИ были заполнены обсуждениями того, насколько страна на самом деле продвинулась на пути к европейским стандартам. Министры были вынуждены оправдываться, рассказывая об уже достигнутых успехах. Но, чувствуя постепенно растущее недовольство сограждан, власть за нерасторопность понемногу начинают критиковать даже представители правящей коалиции. Особенно активны в этом младшие партнеры парламентского большинства, получившие сравнительно небольшое количество портфелей в правительстве, – Радикальная партия Олега Ляшко и «Батькивщина» Юлии Тимошенко. Для них это не только относительно безопасный способ дистанцироваться от негатива по отношению к власти на фоне сложной социально-экономической обстановки, но и способ заработать дополнительные очки на приближающихся местных выборах.

Маленькие победы

Став премьером, Арсений Яценюк назвал первый после побега Януковича кабинет министров «правительством камикадзе», объясняя это неизбежностью радикальных, но непопулярных реформ. Популярность Яценюка и его политической силы, «Народного фронта», с тех пор и вправду упала. Последние социологические опросы показывают, что для подопечных премьера сейчас было бы непросто преодолеть даже проходной барьер на выборах в парламент – удручающие результаты спустя всего полгода после выборов в Верховную раду.

А вот радикальных изменений украинцы так и не дождались, их отсутствие Яценюк не устает объяснять войной, уверяя сограждан и европейцев в том, что реформировать страну в таких условиях невозможно. Готовых поверить в это объяснение на Украине осталось немного, и все чаще главной помехой реформам считают самого премьера, излишне склонного к популизму. Так, именно конфлитком с Яценюком объясняют недавний уход из правительства одного из самых заметных западных технократов Александра Боровика, выпускника Гарварда и гражданина Германии. 

Правда, несмотря на царящий скепсис по отношению к власти в Киеве в целом и ее способности проводить реформы в частности, при внимательном рассмотрении можно найти сразу несколько сфер, где украинскому правительству удалось достичь неплохих результатов. Прогресс в этих отдельных случаях особенно заметен, если сравнить, как реформы проводились ранее, в течение более чем двух десятков лет украинской независимости.

Наибольших результатов на данный момент удалось добиться Министерству экономического развития и торговли во главе с Айварасом Абромавичюсом. Он и его министерство сумели провести через парламент закон, отменяющий более половины лицензий для различных видов бизнеса, ликвидировали патенты для розничной торговли и начали внедрять электронные закупки. Само министерство при Абромавичюсе стало намного меньше – министр объявил о сокращении штата ведомства на 30% и уменьшил число департаментов с 24 до 15, став таким образом примером для других государственных учреждений, обещавших сократить раздутые штаты, очистив государственный аппарат от неэффективных работников. При этом Абромавичюс не просто избавился от служащих старой формации, он полностью обновил руководство министерства.

Еще одним лидером постепенных изменений стало Министерство инфраструктуры. Правда, наиболее ощутимых успехов тут удалось достичь пока лишь в сфере прозрачности деятельности ведомства. Вся информация о закупках подотчетных предприятий была опубликована на сайте министерства, этапы тендеров транслировались онлайн, а конкурс на ключевые должности был максимально открытым. В том же направлении пытается двигаться и Министерство сельского хозяйства, которое отменило 14 разрешительных документов и 6 лицензий, а также стало набирать сотрудников через открытый конкурс с привлечением ведущих рекрутинговых компаний.

Министерство образования во главе с бывшим ректором Киево-Могилянской академии Сергеем Квитом может похвастаться серьезными изменениями высшей школы – новый закон, принятый Верховной радой, дает университетам большую автономию, а их количество будет резко сокращаться, отсекая заведения, которые, по сути, были фабриками по печати дипломов. В начале 2015 года их на Украине было 802, к концу года должно остаться 270.

Активно реорганизует свое ведомство и министр внутренних дел Арсен Аваков. Как и Арсений Яценюк, Аваков занимает пост с момента побега Януковича. Но сначала МВД больше всего внимания придавало изменениям, связанным с военным конфликтом. Среди наиболее успешных проектов министерства в этой области – создание Национальной гвардии и интеграция добровольческих подразделений в свои ряды. Накануне парламентских выборов среди приоритетов появились и те направления, которые бы понравились избирателям, – именно тогда была презентована концепция реформы министерства, которая предусматривала ликвидацию ветеринарной и транспортной милиции и ряда других подразделений. Имиджевой задачей стало создание новой патрульной службы на замену Государственной автоинспекции – процесс активно освещался в СМИ, вплоть до народного голосования за дизайн новых патрульных автомобилей. Созданное с нуля подразделение должно будет стать визитной карточкой реформ министерства по примеру грузинских полицейских. Поэтому патрульную службу, которая начнет функционировать в Киеве с июня, в МВД курирует специально перебравшаяся для этого из Грузии Эка Згуладзе.

Определенные успехи можно найти в работе Министерства финансов, которое совместно с Министерством соцполитики пытается сбалансировать бюджет за счет повышения газовых тарифов, пенсионной реформы и субсидий для тех, для кого новые коммунальные тарифы слишком высоки. Министерство иностранных дел может записать себе в заслугу углубление сотрудничества с НАТО и Евросоюзом. Министерство обороны начало привлекать к работе волонтеров, которые в меру своих возможностей пытаются перезапустить прогнившую за десятки лет простоя и разворовывания украинскую военную машину. Даже Национальный банк Украины, который не перестают критиковать за обвал курса гривны, имеет ряд несомненных успехов, среди них ликвидация неплатежеспособных банков и усиление государственного контроля над банковскими операциями для того, чтобы очистить украинскую банковскую систему.

Большие неприятности

Однако главная проблема всех этих успехов заключается в том, что их категорически недостаточно на фоне общественного запроса на полный перезапуск государственной машины. Все они остаются в тени более значительных проблем, которые есть в работе даже самых активных реформаторов. Борьба за власть в подведомственной Министерству инфраструктуры железнодорожной компании «Укрзализныця», непотопляемость ряда старых коррумпированных кадров на ключевых должностях в системе МВД, провальная коммуникационная политика во время стремительного падения курса гривны, воровство в системе обеспечения армии прямо в разгар боевых действий – все это сводит на нет позитивные новости из соответствующих ведомств.

Отдельным примером в этом ряду стоит энергетика. Хотя профильное министерство и «Нафтогаз» сумели достичь немалых успехов в диверсификации поставок газа на Украину, а также продолжают успешно бороться за постепенное снижение цены российского газа для Киева, ряд скандалов всерьез вредит имиджу близкого Порошенко министра Владимира Демчишина. Одним из самых серьезных стал случай с подписанием контракта на поставку электроэнергии из России на Украину и с Украины в Крым. Помимо того, что они оказались экономически невыгодными для Киева, документы содержали в себе формулировку, где Крым именовался «федеральным округом Российской Федерации», – непростительная ошибка для страны, которая претендует на то, чтобы называть крымские события аннексией.

Дефицит «Нафтогаза» фактически превышает дефицит всего бюджета Украины, в то время как запутанная система оплаты газа разными категориями потребителей остается непубличной – неприятное сочетание для компании, которую долгое время считали одним из главных оплотов украинской коррупции.

В некоторых сферах (здравоохранение, культура, спорт) речь о реформах пока еще не заходила, а в нынешних условиях это значит, что в публичном восприятии ситуация там остается такой же ужасающей, как и раньше. Отсутствие сколько-нибудь значимых результатов даже в областях, не имеющих непосредственного отношения к военному конфликту, лишь углубляет недоверие к власти.

Проблема проведения реформ на Украине связана еще и с тем, что самые значительные из них, касающиеся Конституции, судебной системы, избирательного законодательства и налогообложения, требуют координированных усилий разных ветвей власти и политических групп. Но голосования в Верховной раде показывают, что от парламентского большинства с каждым днем откалывается все больше и больше депутатов, а принимать необходимые законы становится все сложнее и сложнее. Речь идет не только о крупных реформах, но и об отдельных непопулярных мерах – например, инициатива ликвидации ряда льгот так и осталась законопроектом. К тому же политическая борьба ведется не только по хорошо прослеживаемой в медиа линии «власть – олигархи», но и среди самих представителей власти. Все более явным становится противостояние между президентом Порошенко и премьером Яценюком, а в самом правительстве Яценюк находится в конфликте с министром энергетики Демчишиным. Поэтому достичь согласия сразу многих центров влияния ради реформ, многие из которых не понравятся украинским избирателям, пока не получается.

В ситуации, когда под вопросом находится само существование Украинского государства, даже самый хороший косметический ремонт на отдельных его этажах не может спасти всего здания. Именно поэтому западные партнеры все более открыто требуют от украинской власти фундаментальных изменений, не желая вкладывать деньги в конструкцию, которая может уже вскоре обрушиться.

Александр Голубов – украинский журналист, экономический обозреватель, сотрудник Deutsche Welle (Бонн)