Массовым протестам в Молдавии повезло, что они выпали на затишье майских праздников. В любое другое время на митинг в Кишиневе у нас и вовсе не обратили бы внимания, но на информационном безрыбье известия из Бессарабии даже добрались до передовиц. На них по инерции нацепили ярлык «Майдан», но это, конечно, был никакой не майдан.

Дело в том, что Майдан в Кишиневе уже был, и он вроде как победил. Драки у парламента, флаги Евросоюза – все это уже было в апреле 2009 года. Обошлось без большой крови: провели перевыборы, коммунисты получили на них на пять процентов меньше, и к власти пришла проевропейская коалиция, состоящая из либералов, демократов и либерал-демократов. Звучит анекдотично, но это действительно три разные партии, которые к тому же яростно конкурируют друг с другом.

Коалиция все еще у власти, но вот незадача: против нее в начале мая выступил ее же электорат. На улицы вышли молдавские западники: либералы, демократы и либерал-демократы. В «сиреневую революцию» 2009 года покрышки жгли все больше студенты и примкнувшие к ним маргиналы, а теперь на улицах протестовали топ-менеджеры, бизнесмены, профессора, люди влиятельные, уважаемые и те, кому есть что терять. Мы все это видели в декабре 2011 года на Болотной и Сахарова, а для центральных улиц Кишинева это в новинку.

Зачем же европейцы протестовали против европейцев во власти? Это лишь на первый взгляд нелогично. Причина проста – коррупция, которая, оказывается, совместима даже с самыми проевропейскими взглядами.

Главным лозунгом протестов 3 мая был: «Где миллиард?» Речь о том, что из трех крупных национальных банков через плохие кредиты вывели из страны примерно один миллиард долларов. Чтобы избежать паники на рынке, власти страны помогли проблемным банкам. Как пишет корреспондент «Коммерсанта» в Кишиневе, в итоге молдаване убеждены: к выводу денег причастны либеральные политики Филат и Плахотнюк, а платить за эту сомнительную схему будет население.

Откуда в Молдавии взялся миллиард, найти не трудно. На каждом правительственном здании в Кишиневе кроме национального флага развевается и сине-звездное полотнище Европейского союза: Брюссель безвозмездно вливает средства в республику, подписавшую Договор об ассоциации (тот самый, из-за которого начались все беды Виктора Януковича). Но эти деньги, убежден местный средний класс, уходят в карманы чиновников и приближенных к ним бизнесменов.

Европейские деньги выделяются на важные проекты, от ремонта дорог до реконструкции исторического центра столицы, но с учетом масштабного воровства все это тянется очень медленно и постоянно требует новых кредитов.

Молдавские лидеры умеют красиво улыбаться на камеру и пожимать руки на разных саммитах Восточного партнерства, но своей неэффективностью они утомили как европейских бюрократов, так и своих же либералов. Добавьте к этому еще постоянные конфликты внутри правящей проевропейской коалиции: например, у мэра Кишинева недавно политические вроде как соратники из национального правительства отняли почти весь городской бюджет. В реальности молдавские партии контролируются несколькими олигархами, которые еще и скупают местную прессу и устраивают руками своих медийных и политических марионеток информационные войны друг с другом.

Не самый лучший фон для того, чтобы поверить в победу западных ценностей в собственной стране. Обыватель спрашивает себя: прошло шесть лет после революции, мы так тесно дружим с Европой, где же перемены к лучшему, почему не поднимается уровень жизни? И тут же находит ответ: потому что у власти псевдоевропейцы, готовые набивать себе карманы под любыми лозунгами. Даешь настоящих. Но где их взять?

Трагедия проевропейской части молдавского общества состоит в том, что у них сейчас нет других политических сил такого толка. Проевропейские партии вроде как уже во власти, но ведь это совсем не те партии. Ими недовольны, но вынуждены поддерживать. 

Как в России в 90-е, так и теперь в Молдавии, неумелые, беспардонные действия «западников» во власти и примкнувших к ним карьеристов дискредитируют саму концепцию демократии в глазах людей. Революция ожиданий ведет к разочарованию и затем, возможно, к антилиберальному реваншизму, раз общество оказывается еще не готово к последовательным преобразованиям. Когда не подготовлены институты выборов, судов, прессы, политическая система скатывается к простейшим лидерским моделям и дальше неизбежно к кумовству и авторитаризму.

В начале мая в Кишиневе покрышки не жгли. Это был именно что крик отчаяния, протест без лидеров и отчетливых политических организаторов. Болотная против победившей Болотной, которая оказалась не лучше тех, кого она свергла.

В Молдавии сейчас только формируется настоящее гражданское общество, и эти протесты – один из симптомов этого процесса. Средний класс пока идет не в политику, а скорее в социальные проекты. Местная интеллигенция на классический восточноевропейский манер занимается национальной идентичностью: наподобие украинских вышиванок тут принялись пропагандировать национальные узоры. Есть и более полезные занятия: вспомнили про местную кухню (еще пару лет назад мамалыгу считали грубым деревенским блюдом), местные активисты пытаются спасти старинные дома в Кишиневе, один из лидеров молдавского аналога «Архнадзора» даже занял пост в правительстве.

Возможно, через несколько лет нынешние гражданские активисты и захотят всерьез заняться политикой, но есть ли у Молдавии эти несколько лет? Цветные революции – это что-то вроде иммунитета в странах со слабой политической культурой: раз нам не дают поменять власть путем выборов, рассуждают там, сменим ее на площади.

Но в Молдавии сейчас западникам не на кого менять власть. Западники и так у власти. Альтернативные лидеры снизу еще не появились, а те, что появились, занимаются «малыми делами». И тем не менее местная Болотная не выдерживает и идет митинговать против своих же. Это что-то вроде аутоиммунного заболевания, когда свои же антитела начинают по ошибке уничтожать организм. 

Молдавскому среднему классу отчасти помогает то, что Евросоюз работает с ней несколько больше, чем с другими европейскими соседями, и ее европейская перспектива несколько четче, чем у остальных, – и из-за небольшого размера, и из-за связи с Румынией, которая уже в ЕС. Молдавия единственная постсоветская страна, с которой у ЕС начал действовать безвизовый режим, и самый большой получатель помощи по линии того же Восточного партнерства. Однако никаких переговоров о членстве в обозримом будущем с Молдавией не планируется. 

В спину правящей коалиции дышат социалисты с российскими деньгами и идеей Таможенного союза на своих знаменах. Если и искать аналогии с Майданом, то разве что с первым. После «оранжевой революции» ожидание перемен сменилось унынием и позволило Виктору Януковичу вполне честно прийти к власти на выборах. Чем такое разочарование может закончиться для Молдавии, не хочется загадывать. Тем более что своя Новороссия-Приднестровье там уже есть.

Илья Клишин – шеф-редактор сайта телеканала «Дождь»