В Средиземном море на этой неделе проходят первые российско-египетские военно-морские учения с символическим названием «Мост дружбы – 2015». Но Россия и Египет замахнулись не просто на дружбу и даже не только на военное сотрудничество, а на кое-что большее. Неслучайно исследовательская группа Евразийского экономического союза (ЕАЭС) соберется этой осенью в Каире, чтобы решить, создавать ли с Египтом зону свободной торговли. Единственное государство, с которым у Евразийского союза уже заключено такое соглашение, – это Вьетнам. Экспертные исследования ведутся по Индии, Китаю и Израилю. Так что рассмотрение в числе приоритетов египетской заявки показательно.

Добавим к этому поставки «Газпромом» сжиженного газа в Египет, новые инвестиции «Лукойла» в Суэцком заливе, соглашение о строительстве «Росатомом» первой египетской АЭС, а также переговоры по поставкам оружия, аграрному экспорту и туризму. И тогда станет еще заметнее, что Египет быстро возвращает себе статус главного партнера России на Ближнем Востоке.

Приоритеты арабские и западные

Сближение России и Египта заметно уже по участившимся контактам глав двух государств – в одном только текущем 2015 году они успели встретиться дважды. Путин побывал в Каире в феврале и, вручая египетскому лидеру эксклюзивный экземпляр автомата Калашникова, пригласил фельдмаршала ас-Сиси приехать в Москву 9 Мая на парад победы.

Абдель-Фаттах ас-Сиси откликнулся на приглашение без колебаний. К российскому лидеру он относится с большой симпатией. Оба выходцы из спецслужб, оба примерно одного возраста, оба получили власть в сложный исторический период, оба настроены решительно. Было хорошо видно, что еще во время их первого знакомства в феврале 2014 года между двумя лидерами возникло ощущение психологической совместимости. Тогда министр обороны и глава Высшего совета вооруженных сил Египта Абдель-Фаттах ас-Сиси еще не был президентом и даже еще не объявлял о том, что будет выдвигаться на выборах, но в Москве его уже принимали на высшем уровне. Более того, Владимир Путин тогда смело пожелал гостю успеха на выборах. Через несколько месяцев, в конце мая 2014 года, это пожелание исполнилось.

Поддержка Путина могла бы сослужить плохую службу и оттолкнуть избирателей от кандидата где-нибудь в Европе, но не в Египте. Там, как и во многих других арабских странах, российский президент, наоборот, очень популярен. Египтяне свою симпатию выражают с типичной для них экзальтацией. Ликующие толпы, развешанные повсюду плакаты с портретами и ажиотаж прессы – так проходил визит Путина в Каир в начале этого года. И все это было не только по указанию сверху, но и шло от души.

Одна из основных причин такой любви к российскому лидеру – распространенный среди арабов антиамериканизм. После распада Советского Союза не было политика, который осмелился бы так решительно бросить вызов Вашингтону. Арабы ждали такого человека и дождались Путина. То, что не нравится европейцам, арабам понравилось.

Такого ликования, как сейчас, не было в апреле 2005 года, когда российский президент впервые приехал с официальным визитом в Египет. Да, интерес тоже был большим, но оставался в пределах нормы. А сегодня египтяне излучают по отношению к Путину почти детский восторг, что резко контрастирует с непониманием и раздражением, которые вызывает его фигура на Западе.

С другой стороны, многие на Ближнем Востоке разочарованы политикой президента Обамы. При нем к давней неприязни арабов к США добавилось еще и отсутствие столь важного на Востоке уважения. Обама опрометчиво давал обещания, а потом не выполнял их. Ставил несбыточные сроки по созданию Палестинского государства, обещал перемены в Сирии, уже было собирался бомбить ее, но в последний момент отступил, хотя на Востоке если уж взялся стрелять, то стреляй или не берись вовсе.

Из-за своих колебаний Обама потерял уважение как сторонников Асада, так и его противников. Путин же, наоборот, все это время набирал на Ближнем Востоке очки. На Украине он сказал «нет» Америке – арабы так, и никак иначе воспринимают эту историю. И если политики еще пытаются что-то просчитать на перспективу, выжидая, чем это все закончится, то массы больше поддаются эмоциям. Поэтому египтяне в большинстве своем уважают Путина и гордятся дружбой с Россией.

Опросы подтверждают это. В последние четыре года арабы все чаще положительно отзываются о России и Китае. Эта тенденция прослеживается с 2012 года, когда многие арабы, испытав отрезвление и разочарование после революций, затосковали по порядку и твердой руке. В Египте популярность России вместе с ее президентом возросла наиболее заметно: на 20% только за 2013 год по сравнению с 2012-м. И если в среднем в арабском мире о России хорошо отзываются более 54% опрошенных, то в Египте эти показатели приближаются к 80%. А США, наоборот, занимают второе место в списке угроз, как их воспринимает арабское массовое сознание, – после Израиля, но обгоняя Иран.

Танки и туристы

Во время парада на Красной площади Абдель-Фаттах ас-Сиси живо интересовался современной военной техникой. Новый танк Т-14 «Армата», по отзывам, понравился ему больше всего. Экспортный вариант этого танка пока только в стадии разработки, но египетская военная делегация уже приглашена в Нижний Тагил в сентябре на международную выставку вооружений. Египтяне проведут там переговоры с руководством Уралвагонзавода по широкому спектру закупок: от железнодорожных вагонов до танков «Армата».

В конце мая эти и другие темы обсуждались во время визита большой группы российских бизнесменов и чиновников в Каир. Участившееся общение на высшем уровне, как видим, возымело свой эффект. Обмен делегациями стал непрерывным.

Так, на днях в Москве побывал министр туризма Египта Халед Рами. Он изложил грандиозные планы развития туризма: «Наша задача – увеличить численность приезжающих в Египет иностранных туристов до 20 млн человек в год, то есть более чем вдвое». В 2014 году Египет посетило 9,9 млн туристов, и это принесло в бюджет страны около 7,3 млрд египетских фунтов (примерно $1 млрд). Что несколько выше, чем в 2013 году, но отстает от показателей спокойных времен до революции 2011 года. Значительную часть роста должны будут обеспечить туристы из России. Как рассказал министр туризма Египта автору этих строк, к нынешним 3,2 млн российских туристов в год египетские власти планируют добавить еще столько же.

Туризм – традиционная, но уже далеко не единственная сфера сотрудничества между Россией и Египтом. Товарооборот между двумя странами по итогам 2014 года существенно вырос до $5,5 млрд, в предыдущие годы было всего $2–3 млрд. Но структура этого товарооборота остается очень несбалансированной: Россия экспортирует в Египет в 10 раз больше, чем импортирует оттуда (почти $5 млрд против $540 млн).

Перекос большой. Это беспокоит египтян. Они хотят расширить номенклатуру продаваемых в Россию товаров. На российских прилавках уже появляются не только картошка и клубника, но и огурцы, и салат из Египта. Россия, в свою очередь, продает в Египет различные виды топлива (главным образом дизельное) и зерно. В 2014 году египтяне закупили 4 млн тонн зерна из России, что составило 21% от общего объема российского экспорта.

И «Газпром», и BP

Однако Россия возвращается в Египет не ради того, чтобы своим сотрудничеством с этой страной бросить еще один вызов Западу. Цели Москвы прагматичные, да и египтяне заинтересованы главным образом в том, чтобы разнообразить список своих стратегических партнеров. Те же США продолжат занимать в этом списке важное место.

В сфере туризма египтяне активно работают не только с Россией, но и с другими странами. То же самое в других отраслях. Крупные поставки зерна в Египет идут не только из России, но и из Франции, Румынии, США. Закупается зерно и на Украине.

Или, к примеру, египтяне приглашают «Газпром», который уже начал поставлять сжиженный газ в Египет, принять участие в добыче газа в дельте Нила. Но при этом британская British Petroleum с этого года уже работает в этой зоне. Общий объем инвестиций британцев за два года оценивается в $12 млрд. Добыча на тех месторождениях в дельте Нила, где работают британцы, начнется в 2017 году.

И даже в области вооружений Египет старается не замыкаться только на России. Всего через два дня после отъезда Путина из Каира в феврале этого года египетский президент отправился в Париж и договорился там о покупке французских истребителей «Рафаль» на $5 млрд.

Где взять денег на АЭС

Стремление Египта диверсифицировать свои внешние связи вполне естественно. А вот что действительно может создать трудности, так это проблемы внутренней стабильности и перспективы платежеспособности египтян. Бюджет Египта зависит от кредитов и помощи извне, в основном из богатых монархий Персидского залива. В марте этого года Египту в виде кредитов и помощи пообещали аж $12 млрд три страны: Саудовская Аравия, Кувейт и Эмираты (по $4 млрд от каждой). Еще полмиллиарда даст Султанат Оман. Финансовые сложности возникают и со стороны России – в связи с действием санкций и общей ситуацией в российской экономике.

Из-за всего этого, в частности, сохраняется неясность с вопросом о том, как, а точнее, кем будет финансироваться строительство атомной станции на берегу Средиземного моря на севере Египта, хотя в феврале 2015 года «Росатом» заключил на этот счет в Каире предварительные договоренности.

И все же возвращение России в Египет можно считать состоявшимся, и текущий 2015 год стал тут прорывным. Хотя еще рано судить, во что это выльется в результате.

Елена Супонина – политический аналитик, востоковед