За годы правления Владимира Путина мы привыкли к мысли, что российская политическая система – это нечто вроде театра, на подмостках которого Кремль как бы разыгрывает нужные ему пьесы. При этом предполагается, что режиссерское мастерство Кремля с годами как минимум не тускнеет: сценарии продуманны и точны, действия распланированы на недели, месяцы и годы вперед, актеры (политики, партии, эксперты и преданные СМИ) послушны и даже иногда вдохновлены своими ролями. Трех-, четырех-, пятиактные великие пьесы прошлого – гонка преемников, передача власти в 2008 и 2012 годах, – всплывая иногда в памяти, подкрепляют нашу веру в искусство режиссера. 

Но время беспощадно к таланту и мастерству. Вкус и чувство стиля отказывают Кремлю, техника без должной тренировки начинает сбоить, а актеры все чаще забывают текст и играют спустя рукава. Публичная политика (не разборки между путинскими кланами, а партийно-парламентская активность) давно рутинизировалась, а после присоединения Крыма окончательно превратилась в обделенный вниманием начальства участок, в провинциальный балаганчик.

Кремль больше не мыслит сценариями политических действ. Он мыслит батальонно-тактическими группами, госкомпаниями, нефтепроводами и потоками ликвидности. А перевозбужденная и заброшенная Кремлем политсистема, которая хочет, просто требует немедленной перезагрузки, подкидывает ему все больше сюрпризов. Так и произошло в истории с переносом думских выборов.

Контрольный вброс

Дело о переносе началось, как и большинство кремлевских политических комбинаций, с информационного вброса: публикации в РБК 19 мая заметки «Депутатов уведомили о переносе даты ближайших выборов Госдумы». Нет никаких сомнений, что и источники РБК, и сами журналисты не врали. Но одновременно, хотя и не желая этого, поработали на Кремль. На следующий день о переносе журналисты других СМИ стали спрашивать ньюсмейкеров – спикера Думы Сергея Нарышкина, сотрудников Центральной избирательной комиссии, видных единороссов. Кремлю это и было нужно: идея как бы взялась из ниоткуда, никто ее официально не озвучивал, но при этом она появилась в повестке. Ее стало можно комментировать, причем комментировать не в формате «мы так решили», а в формате «почему бы и нет». 20 мая о готовности провести досрочные выборы в Госдуму сообщил анонимный собеседник РИА Новости в ЦИК. 21 мая идею поддержал спикер Нарышкин. 

Одновременно в СМИ стали появляться разные объяснения необходимости переноса. Нарышкин упирал на политическую ответственность – мол, неправильно, если бюджет на 2017 год будет принимать старый состав Госдумы, когда его может принять новый. Другие ньюсмейкеры говорили, что инициатива позволит сэкономить казне деньги: одни выборы вместо двух – региональных в сентябре и парламентских в декабре. Оба этих аргумента до сих пор в ходу.

Все дело, правда, чуть было не испортил глава ЦИК Владимир Чуров. 21 мая он с просто-таки солдатской прямотой заявил, что никаких двух голосований вверенная ему комиссия и не планировала: все выборы – и региональные, и федеральные – в 2016 году пройдут в декабре. Позже он, как бы оправдываясь, что не подыграл Кремлю, скажет, что с ним не посоветовались, не посвятили его в план действий.

Лень и скупость

Реальный резон переноса тут же объяснили независимые политологи. Кремль не хочет возиться с настоящей кампанией, которую придется вести осенью. Хочет отделаться кампанией ненастоящей, летне-дремотной. Отмахиваясь от мух, потные кандидаты будут вяло дебатировать, а их избиратель тем временем будет наслаждаться шашлыком, физическим трудом на воздухе или заслуженным летним отпуском. Дело тут не в результате, объясняет преимущества летней кампании один бывший кремлевский сотрудник, имея в виду, что провластные «ЕР» и ОНФ победят что в декабре, что в сентябре. Дело в хлопотности процесса. Никто не хочет вести настоящую кампанию: ни депутаты, ни губернаторы, ни Кремль.

Другой собеседник, в данный момент работающий на внутриполитический департамент Кремля (не чиновник), приводит еще один резон: с деньгами стало туго. Несколько политтехнологов, работающих на Кремль и системную оппозицию, прямо говорят, что им сегодня или вообще не платят, или задерживают платежи. Они даже опасаются, что из-за этого результаты осенних выборов 2015 года могут разочаровать начальство. Партийный кошелек и кошелек ОНФ наполняет бизнес – дружественные Кремлю олигархи и госкомпании. У них плохо с деньгами сейчас, совсем плохо, поэтому во время избирательной кампании считать придется буквально каждую копейку. Понятно, что никто не хочет таких выборов, прежде всего куратор внутренней политики замглавы кремлевской администрации Вячеслав Володин, который и затеял историю с переносом. 

Но у идеи с переносом есть и третье дно. Подробно об этих причинах речь идет здесь, а вкратце смысл следующий. Политическая система не только заброшена и перевозбуждена, но и застряла в крайне неудобном для большинства игроков положении. Приблизить выборы многие депутаты, чиновники, даже большие политики, вроде Медведева, Володина или Сергея Иванова, хотят, чтобы побыстрее выйти из нынешнего неудобного положения, в котором стоять приходится раскорячившись, да еще и на ногах у рядом стоящего. Выборы, кампания – это движение, процесс, «движуха», как это называют журналисты. А движение – это, как известно, жизнь. В том числе и политическая. Союзы, комбинации, деньги, дележка постов и так далее. Замораживание внутриполитической ситуации очень всему этому мешает. 

Красные несогласные

С самого начала истории про перенос поддержавшие как бы анонимную идею депутаты говорили, что решение это по сути своей техническое, а значит, с ним согласятся все четыре думские фракции. Говорили они это затем, что прекрасно понимали: перенос выборов – это нарушение Конституции, в которой просто и ясно написано, что срок полномочий Госдумы – пять лет. А не четыре года девять месяцев и маленький хвостик. Чтобы не возиться с Конституцией, Кремлю нужно было повязать все фракции согласием на перенос: это защищало Кремль от исков в Конституционный суд со стороны депутатов, которые могли обидеться на сокращение своего контракта. Если хоть одна фракция заартачится, она пойдет в КС, а это скандал.

Заартачились коммунисты, которым, по словам одного депутата Думы, ни Кремль, ни «ЕР» ничего не предложили в обмен на согласие с переносом выборов на сентябрь. Для Компартии вопрос переноса стал вопросом принципа и вопросом выживания, объясняет он позицию коллег. Коммунисты поддержали присоединение Крыма, помогают Донбассу, громче многих ругают украинскую власть и вообще ведут себя абсолютно лояльно Кремлю, хотя и критикуют правительство. Партия с радостью стала частью посткрымской политической системы, говорит депутат, но вовсе не для того, чтобы ее грубо кинули. В 2011 году КПРФ набрала почти 20%, в сентябре 2016-го может не получить и 10%, считает он.

Володин ничего не предлагал коммунистам, потому что он вообще так не работает, объясняет логику Кремля бывший сотрудник Володина в «ЕР». Он давит, загоняет противника в максимально невыгодную позицию и снова давит, пока от него не остается мокрое место. Сурков, предшественник Володина в Кремле, мог торговаться, потому что не считал торг слабостью. Володин считает, что торг – слабость, а слабость – главная угроза власти. Бунт коммунистов считался маловероятным риском, говорит близкий к Кремлю политэксперт, был план «А» – коммунисты соглашаются, и никакого плана «Б». 

В конце мая, когда коммунисты отказались поддержать перенос, разговоры про него на некоторое время затихли, Кремль решил выждать время, написать нужные бумажки и посоветоваться со своими юристами. Тут – не с самого начала истории, а после бунта КПРФ – и появился, судя по всему, сценарий с обращением в Конституционный суд за разъяснением, можно ли сократить срок Госдуме на три месяца или нет. Вместо простой схемы: четыре фракции дружно меняют закон – появилась сложная. Три фракции меняют закон и заодно спрашивают КС, можно это делать или нет. Схема по ходу уточнялась: сначала предполагалось, что запрос в КС должны были слать сами инициаторы переноса, потом в Кремле решили, что сделать это должна не Госдума, а Совет Федерации, для юридической чистоты. 

Эффект масштаба

Тут и начал работать незапланированный Кремлем эффект, который превратил сюжет с переносом в большой политический кризис, второй за полгода, первым было убийство Бориса Немцова и последовавшая за ним война главы Чечни Рамзана Кадырова с федеральными силовиками. Меняя свой план по ходу развития событий, Кремль стал вовлекать в его реализацию все более крупные фигуры. Перенос сначала поддержала спикер Совфеда Валентина Матвиенко, в конце прошлой недели это сделал и глава кремлевской администрации Сергей Иванов. Характерно, что Иванов, не очень понимая всю ситуацию в целом, сослался на дороговизну и сложность организации двух голосований вместо одного, не зная, что ЦИК и не готовился к двум кампаниям, а с самого начала готовился к одной – декабрьской. 

Напряжения добавило и правительство. В конце мая близкий к премьеру Медведеву министр юстиции Коновалов заявил, что без общественной дискуссии выборы переносить не стоит. Но затем, 11 июня, правительство без всяких проволочек и в нарушение предписанной регламентом правительства процедуры буквально за час согласовало проект закона о переносе выборов. Подпись под положительным отзывом поставил вице-премьер Сергей Приходько. Регламент предусматривает, чтобы проекты законов, которые требуют дополнительных расходов из бюджета, сначала рассматривали в Минюсте, Минэке и Минфине, и только потом готовили официальный отзыв правительства. Проект привезли в Белый дом вечером 11 июня, перед трехдневным уикендом. Утром в понедельник, 14 июня, вместе с положительным отзывом он вернулся из кабмина в Госдуму. Это нечто экстраординарное – чиновники грубо нарушили строгую процедуру, чтобы пропихнуть кремлевский законопроект.

Что Кудрину хорошо, Гонтмахеру – смерть

Инициатива поддержана всеми руководителями страны, а президент молчит, не говоря ни да, ни нет? Правительство подмахнуло отзыв, наплевав на собственный регламент? Инициативу пропихивают со всех сторон? Значит, дело нечисто и Кремль задумал что-то очень большое. 15 июня на пресс-конференции в «Интерфаксе» лидер КПРФ обрушился на авторов инициативы с разгромной критикой: некие силы в Кремле готовят стране Майдан, перенося выборы. Секретарь ЦК КПРФ Обухов пошел еще дальше: власть хочет закрутить налоговые гайки, чтобы поправить бюджет 2017 года, поэтому переносит выборы. 

Или речь идет о чем-то большем, о переносе выборов президента (по аналогии с переносом выборов в Госдуму), как недавно случилось в Казахстане? 16 июня с тем же тезисом о готовящемся переносе президентских выборов в «Ведомостях» выступил экономист и бывший чиновник Евгений Гонтмахер. 18 июня эффект масштаба накрыл Питерский экономический форум. Бывший глава Минфина Алексей Кудрин прямо сказал, что выборы президента не просто можно, а нужно перенести, поспорив со своим коллегой по Комитету гражданских инициатив Гонтмахером. 

То, что Гонтмахер рисовал в своей колонке черными красками (надругательство над Конституцией), Кудрин предложил воспринимать позитивно. Бог с ней, с Конституцией, но выборы президента, если они пройдут раньше срока, – это новый мандат, а новый мандат – это реформы, которые позарез нужны экономике. 

Тут началось форменное безумие. Гости и участники форума стали энергично обсуждать кудринский пас в Кремль, а единороссы и справроссы обвинять Кудрина во всех смертных грехах, открещиваясь от идеи с переносом выборов президента и утверждая, что она не имеет вообще никакого права на существование. Если бы не арест российского имущества в Бельгии и Франции, тема с переносом выборов стала бы не просто главной, а единственной в повестке первого дня форума. А между прочим, в этот самый первый день президент России Владимир Путин сам провел на форуме аж четыре мероприятия. Но обсуждали не их, обсуждали его сроки правления и безусловно больной для президента вопрос 2018 года. 

Если ты не занимаешься политикой, политика займется тобой. Такова вкратце мораль истории про перенос выборов в Думу с декабря на сентябрь 2016 года. Техническая инициатива средних этажей Кремля, пущенная на самотек, внезапно взорвала политическую элиту и уже подпортила главное экономическое событие в календаре власти. Вместо разговоров об инвестициях и перспективах гости и участники форума теперь горячо обсуждают разные конфигурации досрочных, внеочередных и даже экстренных выборов Думы, президента и вообще всех на свете. Кремль, который все это затеял, сам не очень понимает, как выбираться из неприятной ситуации, появившейся буквально из ниоткуда. 

Мелкое жульничество, затеянное с целью избежать большой политики в 2016 году, устроило эту самую большую политику в 2015-м на пустом месте. Инициатива с переносом, скомпрометированная и небрежностью Кремля, и демаршем коммунистов, и умелыми действиями Кудрина, который легко отобрал у Кремля мяч и отправил его туда, куда ему нужно, превратилась из технического хода в форменный бардак невероятных размеров. И оказалась у ног того самого человека, который не хотел иметь к ней никакого отношения. То есть у ног президента России.

Константин Гаазе – журналист, политический обозреватель