Взрывы в порту Тяньцзиня 12 августа образовали огромный гриб дыма и пыли, как от атомной бомбы, причинили огромные разрушения, они ощущались на территории нескольких прилегающих уездов и даже были зафиксированы сейсмографическими лабораториями в Пекине. Как выяснилось, взорвались токсичные химикаты, хранившиеся на складе частной компании Ruihai International Logistics (瑞海国际物流), специализирующейся на портовом обслуживании грузов и хранении опасных веществ, – в порту Тяньцзиня хранилось 700 тонн высокотоксичного цианистого натрия, а также другие вещества. Несколько взрывов произошло в последующие дни.

Пострадали тысячи людей, одних только погибших на настоящий момент насчитывается 114 человек, еще 70 числятся пропавшими. Как считается, в числе погибших и пропавших без вести несколько десятков полицейских и пожарных, отправленных на тушение возгораний, но не получивших информации о том, что горит, а также должных инструкций, как обращаться с возгоранием особо опасных химических веществ. Более того, как считают многие эксперты, тушение химикатов с помощью воды привело к еще большим потерям, так как при контакте с водой хранившиеся на складе вещества выделяли горючие газы.

За взрывом складов в Тяньцзине последовал масштабный информационный взрыв. На форумах и в соцсетях (а также на улицах 15-миллионного города) люди отдают дань уважения погибшим и выражают свое возмущение тем, как такое стало возможным. Критика китайских пользователей сети в основном направлена против местных властей, которые своевременно не сообщали достоверную информацию, были не в состоянии правдиво ответить на вопросы о причинах взрывов, о состоянии окружающей среды в прилегающих районах города, о том, какие химические вещества попали в воздух и в воду и как будут выплачивать компенсации жителям. С другой стороны, по мере того как постепенно проясняется характер трагедии, общественность в Китае все больше обращает внимание на системные причины произошедшего, а также на то, что это может означать для развития страны.

Море коррупции

На состоявшемся 20 августа заседании Постоянного комитета ЦК КПК генсек Си Цзиньпин отдал «важные распоряжения», еще раз акцентировав внимание на необходимости «расследования до конца, невзирая на то, кто может оказаться ответственным». На заседании признавалось, что в последнее время из-за бездействия местных властей и ослабления контроля за безопасностью на производстве по всей стране участились разные инциденты на промышленных объектах, с жертвами и с большим ущербом для экономики. Такая ситуация более не может признаваться терпимой, отмечается в материалах заседания высшего партийного органа.

Конечно, и до этого в Китае регулярно случались промышленные аварии и катастрофы с большим количеством жертв. В начале лета страна была потрясена внезапным крушением туристического теплохода «Звезда Востока» на Янцзы, унесшего несколько сотен жизней. За последние два-три года в Китае видели и еще несколько крупных трагедий подобного рода. Однако на этот раз в Тяньцзине, кажется, все достигло запредельного уровня: масштабы жертв и разрушений и пейзаж порта, напоминающий поле битвы, неразбериха в руководстве спасательной операцией, полный паралич в работе местных властей, неспособность к открытой работе со СМИ и, наконец, многочисленные загадки, окутывающие подоплеку деятельности главного виновника трагедии – компании Ruihai Logistics.

Больше всего слухов родилось именно вокруг компании Ruihai. Говорили, что все официальное руководство компании – подставные лица, а реальные хозяева связаны с влиятельными политическими фигурами местного и даже общекитайского значения. Именно поэтому власти-де скрывают реальную правду о произошедшем. Зарубежные китаеязычные СМИ добавили напряжения, сообщив, что якобы реальные закулисные хозяева компании, вероятно, связаны с крупными госпредприятиями, с бывшим партсекретарем Тяньцзиня, ныне членом ПК ПБ Чжаном Гаоли (张高丽; седьмой человек в иерархии КНР), а также с бывшим членом ПК ПБ Ли Жуйхуанем (李瑞环). В сети также циркулировали слухи, что, возможно, взорвались какие-то военные грузы.

Среди некоторых китайских пользователей интернета популярной была версия о политической подоплеке взрыва в Тяньцзине. Трагедия произошла во время ежегодного заседания высшей партийной элиты в курортном местечке Бэйдайхэ в момент, когда подковерная борьба в руководстве партии достигла беспрецедентного накала. Как раз в начале августа партийная печать развернула прямую атаку на неназванных «старых руководителей, которые ушли в отставку, но продолжают вмешиваться в управление страной». Но и без всех этих слухов и домыслов сама реальность, вскрытая взрывом в морском порту Тяньцзиня, потрясает.

Из опубликованных китайскими изданиями многочисленных репортажей вырисовывается картина тотальной коррупции: компания Ruihai нарушала все мыслимые правила и инструкции, при этом по документам все вроде бы соответствовало нормативным положениям. Как ухитрилась частная компания, зарегистрированная только в 2012 году, не имевшая никакого опыта в перевалке и хранении опасных грузов, в кратчайшие сроки получить лицензию на работу с особо опасными грузами, да еще пройти проверку всех контрольных органов? И как можно было разместить сотни тонн опаснейших химикатов неподалеку от жилых кварталов, больницы и станции легкого метро? При этом никто из жителей соседних кварталов о столь опасном соседстве и не подозревал.

Агентство «Синьхуа» раскопало подробные данные о деятельности компании Ruihai, для чего корреспонденты агентства встретились (по всей видимости, в местах предварительного заключения) с пятью руководителями компании. Как выяснилось, загадочным «закулисным хозяином» компании является бывший замгендиректора тяньцзиньского филиала корпорации Sinochem (中化集团) Юй Сюэвэй. Юй через своего дальнего родственника контролировал 55% акций компании. Второй хозяин – Дун Шэсюань (45%), сын бывшего начальника полицейского управления порта Тяньцзиня. Оба фигуранта контролировали компанию через подставных лиц. Через связи в соответствующих органах компания смогла получить разрешения. Правда, как выясняется, на момент трагедии лицензии на работу с опасными грузами у Ruihai вообще не имелось – срок действия полученной ими лицензии истек в октябре 2014 года.

Системная безответственность

Любителям теорий заговоров в высших эшелонах власти тяньцзиньская трагедия, возможно, принесет разочарование. Вероятно, что гипотезы типа той, что название компании Ruihai происходит от имени младшего брата Ли Жуйхуаня, Ли Жуйхая (李瑞海), окажутся домыслами. Но от этого не легче: судя по эмоциям в китайском интернете, кредит доверия у властей после тяньцзиньского взрыва находится далеко не на самом высоком уровне. Само наличие столь большого числа гневных высказываний в сети, слухов и домыслов – результат отнюдь не только работы зарубежных СМИ, которые, по выражению государственного информагентства «Синьхуа», пытаются, «взявши за нос китайских пользователей», верховодить общественным мнением в Китае. Это еще и следствие недовольства граждан несовершенством механизмов обратной связи между правительством и гражданским обществом. В одном из комментариев в китаеязычном виртуальном пространстве автор пишет, что тяньцзиньские события выявили феномен «системной безответственности» должностных лиц разных уровней, которые номинально должны блюсти интересы общества, но на деле оказываются связаны коммерческими интересами с бизнесменами, что рано или поздно оборачивается трагедиями вроде тяньцзиньской.

Сам генсек Си Цзиньпин, видимо, хорошо понимая, что уровень неформальных взаимоотношений между чиновничеством и бизнес-структурами приблизился к опасной черте, объявил в стране самую серьезную с момента основания КНР кампанию по борьбе с коррупцией. Десятки разоблаченных дисциплинарными комиссиями КПК «крупных тигров» и тысячи более мелких коррупционеров свидетельствуют, что эта борьба – отнюдь не показуха. Однако тяньцзиньская трагедия показала, что решение проблемы не только в том, чтобы хватать нечистоплотных чиновников, а в создании институциональных механизмов для предотвращения неформальных взаимоотношений между властью и бизнесом, включая более активную роль в этом СМИ и структур гражданского общества.

Судя по тональности комментариев в интернете, многие пользователи полагают, что опасность заключается как в разборках правящих группировок, способных ввергнуть бюрократическую систему в ступор, так и в том самом феномене «системной безответственности», начинающейся с низового уровня. 

Некоторые события последнего времени, включая и внезапное затопление «Звезды Востока», и июльский крах на бирже, и проблемы с китайской экономикой, свидетельствуют, что в «китайской модели», ранее позволявшей стране уверенно двигаться вперед рекордными темпами, накопились системные противоречия. Неслучайно многие китайские пользователи вспомнили в связи с Тяньцзинем другое символическое слово – Чернобыль.

Есть и другая аналогия. Многие в Китае вспомнили, что незадолго до падения династии Мин в 1626 году в Пекине произошел похожий загадочный случай. 30 мая взорвались пороховые склады в юго-восточном предместье Пекина, в Вангунчане (王恭厂大爆炸). Как и сейчас в Тяньцзине, взрывы привели к огромным жертвам – тогда это было около 20 тысяч убитых и раненых, площадь поражения составила 2,25 кв. км. Сила взрыва, по подсчетам специалистов, была соотносима со взрывом в Хиросиме. За три с половиной века после взрыва в Вангунчане историки так и не пришли к единому мнению относительно причин трагедии: упоминаются версии взрыва боеприпасов, землетрясения, падения метеорита и смерча. Но для любителей искать во всем предзнаменования загадочный взрыв 1626 года стал знаком предстоящего падения династии Мин.

Андрей Карнеев – заместитель директора Института стран Азии и Африки МГУ им. М.В. Ломоносова

следующего автора:
  • Андрей Карнеев