Протесты в Молдавии достигли такого размаха, что заставили заговорить о себе не только российские, но и мировые СМИ. В начале сентября в Кишиневе прошел не первый и явно не последний, но пока самый масштабный за последние годы митинг против трех правящих в стране партий: Либерально-демократической, Демократической и Либеральной, создавших «Альянс за евроинтеграцию». Протестующие, заполнившие площадь Великого национального собрания, заявили, что их было 100 тысяч. Полиция упрямо делила эту цифру на десять. Правда, как всегда, где-то посередине, но факт остается фактом: столь многочисленных антиправительственных акций в Молдавии не проводила ни одна оппозиционная партия.

Дуэль олигархов

Для тех, кто хотя бы вполглаза следил за ситуацией в Молдавии, это не было сюрпризом — в этой стране сейчас сложно найти человека, который был бы доволен властью. Особенно после того, как из трех молдавских банков бесследно и безнаказанно была выведена сумма, эквивалентная €1 млрд (банки выдавали необеспеченные кредиты сомнительным компаниям). Для республики, где средняя зарплата составляет $250, это очень много. «Кража века», как здесь прозвали банковскую аферу, коснулась каждого: национальная валюта девальвировалась, а цены поползли вверх. Власти планировали еще и поднять тарифы на газ и электроэнергию, но прямо перед началом акций протеста приостановили принятое решение.

Нынешний режим считают коррумпированным, недемократичным и имитирующим евроинтеграцию правые и левые, русскоязычные и румыноязычные, западники и евразийцы, государственники-молдовенисты и убежденные сторонники объединения республики с соседней Румынией. У расколотого молдавского общества, пожалуй, впервые появилась общая повестка — антикоррупционная.

Коррупцию в Молдавии сейчас воплощают либерал-демократы, демократы и либералы, которые в 2009 году сменили у власти коммунистов, безраздельно правивших страной предыдущие восемь лет. На радость Брюсселю свой союз три партии назвали «Альянсом за евроинтеграцию». В республику хлынула щедрая финансовая помощь из ЕС, а высокопоставленные еврочиновники стали называть Молдавию «европейской историей успеха». В 2014 году страна получила безвизовый режим с Евросоюзом и подписала соглашение об ассоциации.

Однако внутри страны все это время шла борьба между лидером либерал-демократов бизнесменом Владимиром Филатом и другим бизнесменом — Владимиром Плахотнюком, формально занимающим пост зампреда Демпартии, но на деле полностью ее контролирующим и имеющим влияние еще на несколько парламентских партий.

Два олигарха конкурировали за контроль над собственностью, госпредприятиями, финансовыми потоками. В бой бросались Генпрокуратура, Национальный центр по борьбе с коррупцией, МВД, суды. Побеждал, как правило, Плахотнюк.

Самый громкий обмен ударами случился в 2013 году, когда Филат, занимавший пост главы правительства, добился отставки своего противника с поста первого вице-спикера. Плахотнюк ответил жестко — парламент выразил правительству Филата вотум недоверия, обвинив кабинет в коррумпированности. Затем конституционный суд вынес решение, что политик, уволенный по такому обвинению, больше не может претендовать на премьерский пост. «Альянс за евроинтеграцию» не развалился только благодаря эмиссарам из ЕС, уговорившим лидеров коалиции изображать дружбу до парламентских выборов. Сохранение в Молдавии хотя бы видимости политической стабильности было необходимо Брюсселю, чтобы иметь возможность и дальше называть Молдавию отличником «Восточного партнерства» и показать хоть какие-то успехи заваливающегося проекта на фоне полыхающей Украины и не особенно евроинтегрирующихся Азербайджана, Армении и Белоруссии.

Больше евроинтеграции

Неудивительно, что, несмотря на внешние успехи в виде отмены виз и ассоциации с ЕС, уровень поддержки населением идеи евроинтеграции, который при коммунистах был в районе 70%, постоянно падал. Число же сторонников евразийского вектора, наоборот, росло.

В конце 2014 года в Молдавии состоялись парламентские выборы, ставшие самыми скандальными и грязными за всю ее историю. «Проевропейские» партии смогли победить благодаря массивной пропаганде в подконтрольных олигархам СМИ, админресурсу и снятию с выборов отдельных опасных конкурентов. Несмотря на это, лучший результат показала оппозиционная и пророссийская Партия социалистов, получившая 25 мест в парламенте из 101.

Сразу после выборов и стало известно об украденном миллиарде, а также о том, что информацию об этой афере скрывали, чтобы она не всплыла до голосования.

«Кража века» заставила заговорить о Молдавии, редко попадающей в поле зрения мировых СМИ. 10 августа в The New York Times вышла статья генсека Совета Европы Турбьёрна Ягланда, целиком посвященная Молдавии. Чиновник предельно жестко прошелся по молдавским властям. «За последние шесть лет мало что было сделано для развития экономики страны и ее институтов. Коррупция все так же является нормой, а государство находится в руках олигархов. Это при том, что низкие доходы заставляют сотни тысяч молдавских граждан уезжать за рубеж в поисках лучшей жизни», — написал Ягланд.

Закончил он статью так: «Несмотря на годы разочарования, многие молдаване по-прежнему полны надежд и амбиций в отношении своей страны. Они утверждают, что, освободившись от коррупции, государство может быть преобразовано. Но для начала это захваченное государство следует вернуть гражданам».

Статья Ягланда появилась очень вовремя и стала чуть ли не новым манифестом для созданной в начале года гражданской платформы «Достоинство и правда». В платформу, которая и является движущей силой нынешних протестов, вошли политологи, юристы, журналисты, адвокаты, бывшие чиновники. Они рассказывают, что перезнакомились в студии оппозиционного канала Jurnal TV, куда их звали для участия в политическом ток-шоу.

Инициатором создания неформального объединения стал адвокат Андрей Нэстасе — теперь он лидер протеста. Программа движения — поставить государственные институты под контроль общества, а не политических кланов и олигархов. На первый митинг платформы в начале апреля вышли несколько тысяч человек, и тогда это воспринималось как чудо — общество казалось аморфным. Но в мае по призыву ДиП на митинг вышло уже не менее двадцати тысяч человек, требовавших отправить воров и коррупционеров во власти в тюрьму. Сейчас людей собралось еще больше, на центральной площади Кишинева уже около трехсот палаток, а делегация ДиП во главе с Нэстасе проводит встречи с представителями администрации президента, премьером и спикером, требуя отставки правительства и проведения досрочных выборов в парламент не позднее марта будущего года.

ДиП старается дистанцироваться от существующих партий и позиционирует себя как гражданское движение, выступающее от лица всех жителей Молдавии. Однако некоторые лидеры движения уже допустили на митингах резкие антироссийские высказывания, стоившие ДиП симпатий части общества. Впоследствии представители движения извинялись за эти высказывания и обращались к русскоязычным за поддержкой, но исправить прорумынский и даже националистический крен ДиП так и не смогла. Движение воспринимается как правое объединение, хотя на его митингах можно встретить русскоязычных. Еще одна ошибка формально открытой гражданской платформы — ее закрытость. Никто не понимает, как можно присоединиться к ДиП и как формируются списки тех, кто выступает со сцены.

В любом случае лидеры ДиП являются однозначными сторонниками евроинтеграции (некоторые — через объединение с Румынией). Поэтому западные дипломаты охотно встречаются с лидерами протеста и рекомендуют молдавским властям наладить диалог с ДиП. Об этом, в частности, заявил глава делегации ЕС в Молдавии Пиркка Тапиола.

В Брюсселе явно не против, чтобы «плохих» европейцев в молдавском руководстве заменили «хорошие». Каким способом — через досрочные выборы или путем переформатирования власти под давлением улицы — неважно. Важно, чтобы к власти не пришли сторонники противоположного геополитического вектора, чья популярность растет на фоне дискредитированной идеи евроинтеграции. Кстати, Партия социалистов, выступающая за присоединение к Таможенному союзу, а также «Наша партия» Ренато Усатого — бизнесмена с активами и обширными связями в России — уже анонсировали собственные акции протеста. Причем последний пообещал прогнать обитателей правительственных зданий.

Пока же кишиневская площадь — в удобных для Евросоюза руках и под удобными флагами. 13 сентября митингующие отвели руководству страны неделю на выполнение своих требований, пригрозив в противном случае перейти к организации пикетов, маршей и к всеобщей забастовке. Насколько эти методы будут успешны — вопрос открытый.

Владимир Соловьев — журналист, сотрудник ИД «Коммерсантъ»

следующего автора:
  • Владимир Соловьев