Прошедшие четверть века после перестройки доказали, что Бердяев был прав и Россия несомненно обладает женскою душою, является натурой увлекающейся и не очень любит заканчивать начатые дела. Даже если эти дела важные, вроде десталинизации всей страны.

Бодро начатая в конце 80-х, она практически сошла на нет в 1996-м, подморгнув нам на прощание ельцинским «голосуй сердцем», и окончательно захлебнулась в конце 90-х, когда на книжных прилавках начали появляться странноватые книжицы со знакомым усатым профилем на обложках, объясняющие, что в общем-то несколько вырезанных миллионов обычных граждан не такая уж большая цена за величие страны.

Последние несколько лет показали, что идет обратный процесс, процесс условной сталинизации населения, причем власть виновата в нем не меньше ряженых мотоциклистов, придумывающих мотоцикл со звучным названием «Сталинец» и вызывающих смех одним своим появлением на публике. На днях даже церковь внезапно заняла  новую позицию по роли Сталина в истории. Сам патриарх высказался в том духе, что негоже забывать все хорошее, что было при Сталине, невзирая на все плохое.

Чтобы процесс ментального инфицирования нации не пошел дальше, светской власти необходимо ошибки свои исправить и десталинизацию в кратчайшие сроки завершить. Для этого, очевидно, мало принятой концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий, хотя этот запоздалый шаг важен, – стране необходим законодательный барьер, так называемая отсечка или нулевая отметка, после которой ход нормальной истории, истории без истерии, станет необратим, а абсолютное зло законодательно будет названо злом, без всяких «но». 

Если пытаться анализировать народную любовь с большой буквы «Л» к Сталину и новейшую моду на него, то они выглядят парадоксальными и необъяснимыми лишь на первый взгляд. Разгадка заключается в том, что Сталин в полной мере воплощает те черты правителя, которые востребованы населением. Наиболее точно их в свое время сформулировал Станислав Белковский. По Белковскому, основная миссия правителя сводится к четырем «П»: принуждение, пространство, победы, подвиги. Принуждение народа к труду и образованию; удержание гигантских пространств и границ расселения русского человека; победы над внешними противниками и обстоятельствами; подвиги, о которых будет говорить «цивилизованный мир». Пока государство соответствует в народном сознании четырем «П», оно легитимно. И имеет право на все, включая попрание любых формальных законов и насилие в отношении своего народонаселения. Поэтому Сталин как правитель, который в полной мере воплощает все четыре государственные «П», всегда легитимен и достоин уважения со стороны русского народа. Даже после смерти. Ведь с точки зрения нашего коллективного бессознательного Сталин со своей миссией справился и заявил себя как большой политический лидер, а что миллионы людей поубивал, так то нормальная цена для истинного вопроса.

Перед своим уходом из Совета Федерации я сделал два простых шага. Во-первых, написал письмо президенту Владимиру Путину, содержащее некоторые мысли относительно десталинизации и о том, почему именно сейчас и с какой стороны к ней надо приступать. Во-вторых, внес соответсвующий законопроект. Вот о чем я писал в письме.

Разработка программы десталинизации требует предварительного ответа на ряд важных вопросов. Основными являются следующие:
– Что собой представляет сталинизм в сегодняшней России, каковы его основные источники и особенности?
– Почему попытка десталинизации, предпринятая в конце 1980-х годов, завершилась неудачей?
– В какой степени в России можно использовать зарубежный, в первую очередь германский, опыт «преодоления прошлого»?
– В чем заключается суть десталинизации, ее конечная цель и функция в современной России?

Сталинизм в современной России

В современной России словом «сталинизм» обычно называют явление, которое включает в себя широкое распространение позитивного мифа о Сталине как выдающемся государственном и военном деятеле, а также призывы к широкому применению политической практики эпохи Сталина в современных условиях.

Сегодня, по данным опросов, около 50% россиян оценивают деятельность Сталина позитивно, около 30% хотели бы видеть его главой государства. Это позволяет говорить о сталинизме как о массовом явлении.

Чем объясняется это явление? Чтобы ответить на данный вопрос, нужно определить, какие ключевые характеристики образа Сталина и сталинской эпохи присутствуют в идеологии современного российского сталинизма. Эти характеристики следующие (в произвольном порядке):
– непримиримая борьба с коррупцией;
– низкий уровень преступности, борьба с криминалом;
– социальная справедливость, высокий уровень социальной защиты;
– высокий уровень развития экономики, мощная промышленность, независимость от внешних факторов (цен на нефть и курсов валют);
– большое внимание развитию образования, здравоохранения, науки, вооруженных сил;
– большое влияние и высокий престиж страны на международной арене, мощная армия.

Присмотревшись к этим характеристикам, можно обнаружить, что большинство из них являются своеобразной антитезой современной (после 1991 года) российской действительности.

Таким образом, Сталин в современном общественном сознании является протестной фигурой. Его популярность подпитывается не воспоминаниями о прошлом, а неприятием негативных черт современного развития. Большинство сторонников позитивного мифа о Сталине вообще не интересует вопрос о том, что собой представлял реальный Сталин и его эпоха. Существующий в публичном пространстве миф имеет лишь слабую связь с реальным историческим персонажем. Это являлось одной из причин, по которым потерпела неудачу «первая десталинизация». 

Дело не в реальном Сталине, а дело в недовольстве существующим порядком вещей: суд, коррупция, бедность, отсутствие доступа к социальным благам. То есть внутренний протест против этого, вылившийся в общественном сознании в идеализацию сталинских времен. Плюс помощь современных СМИ и некоторых политиков, которые искажают исторические факты.

Десталинизация эпохи перестройки: причины провала

Под десталинизацией мы в данном случае понимаем формирование в обществе негативного отношения к фигуре Сталина и политической практике сталинской эпохи, признание и осуждение преступлений сталинского режима.

Процесс десталинизации начался в СССР во второй половине 1980-х годов и проводился с большой энергией и последовательностью. Была проведена массовая реабилитация жертв политических репрессий, опубликовано большое количество документов и исторических исследований. В массовое сознание негативный образ Сталина и сталинизма активно внедрялся с помощью прессы, популярной литературы, телевизионных передач, кинофильмов. Эта политика была продолжена и в 1990-е годы. Достаточно вспомнить усилия, предпринятые для формирования негативного мифа о советском прошлом в период президентских выборов 1996 года (кампания «Голосуй, или проиграешь»), фильм «Утомленные солнцем» и т.д.

Тем не менее после первоначального спада популярность Сталина начала расти с середины 1990-х годов. Особенно заметным этот рост стал в конце десятилетия, когда в массовом порядке начала появляться литература, позитивно трактовавшая образ Сталина и его роль в истории. Появление такой литературы стало ответом издательств на уже существующий спрос. В течение 2000-х годов сталинизм в России набирал обороты, что подтверждалось данными опросов общественного мнения. Политическое руководство в этот период неоднократно выступало с осуждением сталинских репрессий, что никак не влияло на рост популярности Сталина. Сталинизм был в чистом виде протестной идеологией.

Идея, которую отдельные маргинальные элементы пытаются сейчас сформировать: «президент – это Сталин сегодня», – ориентирована на привлечение на сторону современной российской власти массы людей, разделяющих идеи сталинизма. На сегодняшний день она приносит существенные плоды. При этом сталинистские симпатии отдельных квазипровластных идеологов практически никак не сказались на популярности Сталина, она и без того высока.

Таким образом, поворот полуофициальной российской пропаганды в сторону позитивного мифа о Сталине объясняется уже сложившейся высокой популярностью сталинизма в России, а не наоборот.

Почему же десталинизация эпохи перестройки завершилась провалом? Можно выделить несколько причин.

1. Глубокий экономический и социальный кризис 1990-х годов способствовал формированию представлений о благополучном советском времени. В этой ситуации современная Россия, вынужденная конкурировать в глазах населения с собственным прошлым, проигрывала соревнование. Это самым серьезным образом подрывало эффективность любой пропаганды, проводимой новым режимом.

2. Наиболее активные сторонники десталинизации (в первую очередь из числа либеральных деятелей) одновременно являлись крайне непопулярными у большинства населения фигурами. В итоге возникал эффект контринтуитивности – чем больше они разоблачали преступления сталинизма, тем выше становилась популярность Сталина. Этот кажущийся парадокс так и не был понят большинством активных сторонников десталинизации.

3. В ходе десталинизации основной упор делался на то, чтобы сформировать негативный миф о Сталине. При этом допускались грубые нарушения исторической правды: значительно завышались цифры жертв репрессий, военных потерь, к числу репрессированных причисляли уголовников и т.д. Последовавшее обнаружение этих нарушений сделало неправдоподобным негативный миф в целом, ложь в деталях порождала недоверие к общей картине. В итоге к концу 1990-х годов разоблачения преступлений сталинизма часто априори становились объектом насмешек. К другому широко распространенному типу «перегибов» в процессе десталинизации относились попытки трактовать в негативном ключе абсолютно все явления сталинской эпохи (а иногда и всю историю России), что вызывало понятный внутренний протест у многих граждан страны.

Германский опыт

Современная ФРГ считается парадным примером успешного преодоления прошлого. В реальности этот процесс был длительным, болезненным и в некоторых отношениях не завершен по сей день. Тем не менее у подавляющего большинства немцев сформировано резко негативное отношение к Третьему рейху во всех его проявлениях. Этот успех объясняется тремя основными факторами. Они приведены в порядке, соответствующем их значимости.

1. «Экономическое чудо» 1950-х годов, которое позволило резко повысить уровень жизни в ФРГ. Если в начале 1950-х годов, по данным опросов, весьма значительное количество немцев еще считали период Третьего рейха лучшим временем в германской истории, то к концу десятилетия подавляющее большинство идентифицировало себя с новой системой. Очевидные и впечатляющие экономические успехи лишили всякой почвы ностальгию по временам национал-социализма. Практически каждый западный немец мог согласиться с тем, что «сейчас» живется лучше, чем «тогда».

2. Очевидный характер катастрофы, к которой Гитлер привел Германию. Проигранная война, утрата государственного суверенитета, разрушенные города – все это было мощным фактором, препятствовавшим созданию легенды о «великом Третьем рейхе».

3. Высокая степень соответствия негативной картины, которая создавалась в общественном сознании, исторической реальности. Гитлер действительно планировал завоевать весь мир, начал мировую войну, проводил политику уничтожения целых народов. Холокост действительно был уникальным по своему характеру преступлением против человечества. При этом позитивных сторон жизни Третьего рейха, которые могли бы питать «белый миф», не так много.

Обратившись к российской проблематике, легко заметить, что ключевые условия, сделавшие эффективной политику «преодоления прошлого» в ФРГ, в современной России отсутствуют. Никакого российского «экономического чуда» не произошло и не ожидается в ближайшее время; уровень жизни большей части населения как минимум не выше того, который существовал в позднем СССР, а если и выше то по разным причинам не осознается как более высокий. Многие успехи сталинского Советского Союза, о которых говорит позитивный миф, реальны: факт победы в войне, рост влияния и престижа страны на международной арене, стремительное развитие промышленности и науки. В связи с этим можно говорить о том, что германский опыт в значительной степени неприменим в современных российских условиях.

Десталинизация: цели и возможности

Прежде чем говорить о возможных путях десталинизации, необходимо суммировать ряд выводов из предыдущих частей.

1. Современный сталинизм в России является в первую очередь выражением протеста против негативных сторон российской действительности. Именно чувство протеста питает популярность Сталина. Таким образом, десталинизация в форме распространения негативной информации об исторической фигуре Сталина и его эпохе будет неизбежно бить мимо цели, поскольку связь между исторической фигурой и существующим в общественном сознании позитивным мифом весьма относительная. В условиях, когда популярность Сталина питается протестными настроениями против сегодняшней реальности, информация, противоречащая мифу, будет просто отвергаться целевой аудиторией. Наибольший эффект пропаганда будет производить на тех, кто и так негативно относится к Сталину, то есть станет типичным случаем самоубеждения и не достигнет своих целей.

2. Попытки сформировать в ходе десталинизации негативный миф о Сталине не просто обречены на провал, но и будут способствовать росту позитивного мифа. Это станет особенно очевидным, если главными двигателями десталинизации вновь будут фигуры, обладающие негативным имиджем в российском обществе. Опыт показывает, что даже значительные первоначальные успехи на пути десталинизации могут стать легко обратимыми при отсутствии благоприятствующих процессу объективных условий.

3. В современной России отсутствуют объективные условия, необходимые для действительно успешной и эффективной десталинизации в том смысле, который вкладывается в это понятие выше.

В этих условиях ключевое значение имеют два вопроса:
– цель десталинизации (Какой конечный результат мы хотим получить?);
– функция десталинизации (Зачем нам нужен этот результат? Что мы хотим изменить с его помощью?).

Вне зависимости от ответа на эти вопросы представляется, что в современных условиях возможны два основных подхода к десталинизации.

Осуждение Сталина

Первый подход – осуждение. Он направлен на то, чтобы сформировать у широкой общественности негативный образ Сталина и сталинизма. Это потребует в первую очередь организации широкой пропаганды в СМИ, в том числе в интернете и на телевидении.

В рамках этого подхода основной акцент следовало бы делать на следующих действиях:

– Осуждение Сталина и сталинизма известными и уважаемыми людьми, лидерами мнений. В этом должны быть участвовать люди, пользующиеся уважением и доверием максимального числа россиян вне зависимости от политических взглядов. Следует избегать повторения ситуации, при которой основными разоблачителями были личности с отрицательным кредитом доверия в обществе.

– Разоблачение наиболее уязвимых (не основанных на исторических фактах, противоречащих им) сторон позитивного мифа о Сталине. При этом следует всячески избегать повторения дискредитировавших себя штампов («завалили врага трупами», «в стране работали только зеки»). Эти штампы способны вызвать только реакцию, противоположную запланированной.

– Формирование образа «маленького человека – жертвы сталинизма». Необходимо рассказывать о трагических судьбах «маленьких людей», социально близких основной массе целевой аудитории. В ходе перестройки основной акцент делался на репрессиях против представителей элиты, остальные жертвы фигурировали в большинстве случаев в виде мертвых цифр, что не вызывало соответствующего эмоционального отклика у большинства жителей страны.

– Дискредитация публицистов и квазиисториков, формирующих позитивный миф о Сталине и сталинизме (таких, как, например, Н. Стариков), путем публикации материалов, разоблачающих лживость и антинаучность их произведений в целом. Данный подход принесет определенный успех, который, однако, при прочих равных неизбежно останется ограниченным. Основные причины ограниченной эффективности этого подхода изложены выше – источником популярности Сталина являются проблемы современного общества, и до их решения любая информация, противоречащая мифу, будет просто игнорироваться основной частью целевой аудитории.

Кроме того, необходимо отметить, что даже негативные материалы о Сталине, публикуемые в большом количестве, позволяют его фигуре оставаться в центре внимания и тем самым парадоксальным образом способствуют его популярности. Здесь достаточно вспомнить действующий в сфере рекламы и связей с общественностью принцип: «Не важно, что о тебе говорят, – главное, чтобы говорили».

Историзация Сталина

Второй подход – это историзация. Альтернативой осуждению Сталина может стать историзация его фигуры, то есть ее перевод из плоскости современных политических и общественных дискуссий в плоскость прошлого, лишение статуса протестного символа. Этот метод требует больших и долгосрочных усилий, но обеспечивает в итоге устойчивый эффект.

В рамках этого метода пропаганда трактует эпоху сталинизма как одну из исторических эпох в жизни страны, полностью принадлежащую прошлому и неактуальную с точки зрения сегодняшнего дня. В частности, речь идет о следующих конкретных мерах:

– Ограничение масштаба упоминаний Сталина в государственных СМИ, числа посвященных ему материалов. Прекращение практики приглашения для выступления в этих СМИ деятелей, пропагандирующих позитивный миф о Сталине. При этом ни в коем случае нельзя полностью превращать Сталина в фигуру умолчания, что даст эффект, обратный запланированному.

– Меры, направленные на изменение существующих в общественном сознании установок, которые благоприятствуют развитию позитивного мифа о Сталине. В частности, речь идет о таких установках, как «извечная враждебность Запада к России», «безусловная необходимость сильного лидера с диктаторскими полномочиями» для того, чтобы этой враждебности противостоять и т.д. При этом имя Сталина непосредственно не упоминается, однако удар наносится по тем стереотипам, которые делают его фигуру актуальной сегодня.

– Меры, предусмотренные осуждением, однако в строго дозированном количестве в рамках взвешенного подхода к личности и деятельности Сталина. Существенный плюс данного подхода заключается в том, что по мере того, как советская эпоха уходит в прошлое, она естественным образом утрачивает актуальность – то есть время работает на историзацию Сталина и сталинизма. Существенный минус – данный подход не даст быстрого результата.

Законопроект

Что же касается моего второго шага, то он заключался в разработке и внесении в Госдуму законопроекта о десталинизации, или «О противодействии реабилитации преступлений сталинского тоталитарного режима (сталинизма)».

Естественно, я предполагал, что он вызовет дискуссию в обществе, именно это и произошло. Но помимо важного общественного диспута, у законопроекта была и иная, основная задача, которая состояла в том, чтобы именно при помощи парламентских механизмов помочь трансформировать общественное обсуждение десталинизации на наиболее правильной профессиональной и публичной площадке в законодательный акт, который будет одновременно символизировать начало подлинно народной дискуссии и умение находить решение неразрешимых на первый взгляд дилемм и в то же время порождать правовые последствия для нарушителей или, как любим говорить мы, юристы, для деликвентов установленной нормы.

Однако коллеги в Думе, по-видимому, понимая тяжесть и глубину вопроса, предпочли пойти по самому простому пути – законопроект не обсуждать, в публичное поле не выносить, народ не баламутить. Для этого было найдено формальное основание: сотрудники аппарата Госдумы, осуществлявшие предварительный анализ законопроекта, неожиданно посчитали, что на реализацию этой законодательной идеи потребуются бюджетные средства и поэтому в представленном пакете документов должно быть финансово-экономическое обоснование, а раз его нет, то законопроект можно попросту не рассматривать и вернуть автору. А поскольку автор, то есть я, больше не сенатор, то на этом история десталинизации и умрет.

Однако в этот план вмешался один случайный фактор по имени депутат Дмитрий Гудков, который, разделяя идею о десталинизации страны, также выступил соавтором внесенного законопроекта, присоединившись к нему чуть позднее. Внимательно изучив замечания коллег из аппарата нижней палаты, мы провели работу над ошибками, устранили из текста любые намеки и возможности истолкования наличия бюджетных трат, и вчера законопроект повторно вернулся депутатам. Коллеги по Госдуме могут и дальше находить процедурные основания для того, чтобы законопроект не рассматривать. Но хочется напомнить им, что начало законодательной десталинизации – именно та работа, при помощи которой современный российский парламент войдет в историю страны и в мировую историю со знаком плюс, станет восприниматься как орган, который задает стандарты нового времени и не боится и умеет отвечать на тяжелые вопросы общества. 

Законопроект о десталинизации – это начало масштабной работы, которая может изменить страну, напомнить всем нам, что нет маленьких или больших жертв, что для величия страны нельзя идти по трупам, что злодеяние надо называть злодеянием и смотреть на него можно только с одной стороны, других сторон нет. Реальная десталинизация – это длительный и объемный труд, но это наша обязанность и наше внутреннее дело, которое не должен делать кто-то другой, в более удобное время и в более удобном мире.

Константин Добрынин – статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов РФ, бывший сенатор