Представляя в июне 2014 года вновь назначенного генерального прокурора Виталия Ярему, Петр Порошенко напутствовал его словами автора «сингапурского чуда» Ли Куан Ю, призвав посадить трех друзей в начале борьбы с коррупцией на Украине. Такой ход, по словам президента, должен был продемонстрировать серьезность намерений власти. Громкие дела и преследования действительно начались, хотя уже при другом генеральном прокуроре, Викторе Шокине. Но те слова Порошенко теперь вспоминают с недоумением, потому что в последних громких арестах просматривается что угодно: сложные политические маневры, забота о наполнении бюджета, погода за рейтингом, – но только не стремление восстановить законность.

Посади чужих друзей

Борьбу с коррупцией Порошенко решил начать не со своих друзей и даже не с одиозных соратников режима Януковича. Совместная операция Генеральной прокуратуры и СБУ с привлечением около пятисот силовиков и бронетехники закончилась тем, что Геннадию Корбану, одному из людей команды экс-губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского и ключевому функционеру созданной Коломойским партии – УКРОП, предъявили сразу несколько обвинений, среди которых создание организованной преступной группировки и похищение людей.

Сам украинский президент объяснил произошедшее «новым этапом деолигархизации». Но Коломойский назвал задержание Корбана политическим преследованием. Ведь УКРОП, близкая к экс-губернатору Днепропетровска, по результатам недавних местных выборов прошла в 15 областных советов, получив в некоторых из них достаточно большое количество мест.

УКРОП была зарегистрирована еще в сентябре прошлого года с прицелом на запланированные через год выборы в местные советы. Уже тогда между Порошенко и еще занимавшим пост днепропетровского губернатора Коломойским возникли противоречия. Своего пика этот конфликт достиг в марте нынешнего года, когда между президентом и олигархом разгорелась борьба за государственную компанию «Укртранснафта». Едва не доведя ситуацию до силового противостояния в центре Киева, стороны все-таки пришли к мировому соглашению, после чего Коломойский оставил государственную службу, а его медиаресурсы начали активно критиковать Порошенко.

Во время довыборов в Верховную раду по мажоритарному округу в Чернигове человек Коломойского Геннадий Корбан схлестнулся с человеком Порошенко Сергеем Березенко. Проиграв, Корбан не признал поражения, обвиняя оппонента в масштабной скупке голосов. На нападках в адрес Порошенко и его команды УКРОП выстраивала свою кампанию и во время местных выборов, фактически работая на понижение рейтингов президентской партии. Спустя неделю после голосования Корбан, баллотировавшийся в мэры Киева и вновь проигравший, оказался за решеткой.

Принуждение к дивидендам

Конфликт, по сути, оказался продолжением противостояния Коломойского и Порошенко, предыдущее обострение которого произошло во время борьбы за «Укртранснафту». Тогда между олигархом и президентом, по всей видимости, был заключен договор. Он, кроме всего прочего, предусматривал закрытие уголовных дел против соратников Коломойского, которые к тому времени уже были предусмотрительно заведены Генпрокуратурой. Взамен экс-губернатор обязался не мешать выплате дивидендов компанией «Укрнафта», контрольный пакет которой принадлежит государству. Миноритарным акционером предприятия является группа «Приват» Коломойского. К тому же олигарх контролировал менеджмент «Укрнафты», благодаря чему компания уже несколько лет не платила в государственную казну ни копейки дивидендов.

Порошенко эти деньги необходимы для стабилизации государственных финансов. Однако Коломойский даже после замирения с президентом не спешил отдавать рычаги влияния на компанию, которой долгое время распоряжался как собственной. Именно это, судя по всему, и стало причиной повышения ставок со стороны президента, расценившего поведение Коломойского как отказ выполнять взятые обязательства.

Подобные сделки, которые позволили бы Порошенко найти новые источники финансирования проблемного украинского бюджета, заключены и с другими олигархами. Так, Group DF Дмитрия Фирташа, бизнесмена с обширными интересами в газовой сфере и близкого к экс-президенту Януковичу, теперь вынуждена постепенно гасить свой долг перед государственным монополистом «Нафтогазом». В ответ Киев обязался снять арест на газ, принадлежащий компании.

Естественно, ни Порошенко, ни Коломойскому нет никакого смысла посвящать окружающих в подробности своих договоренностей, где государственные интересы тесно переплетены с частными. Поэтому каждая из сторон настаивает на своей версии. Люди президента уверяют, что речь идет об обыкновенном наказании преступника, и призывают не усматривать в происходящем политику. Благо биография Корбана, не стеснявшегося называть себя одним из главных рейдеров Украины, и вправду не безупречна. У Коломойского, наоборот, активно настаивают на политической подоплеке произошедшего, доверительно рассказывая, что уход Корбана из политики был одним из требований Порошенко, которое Корбан отклонил, из-за чего и попал за решетку.

Но суть происходящего выдает как реакция самого днепропетровского олигарха, так и то, как следствие подошло к доказательству вины Корбана в суде. Коломойский, заявив, что в деле его соратника явно прослеживаются политические мотивы, быстро добавил к своим высказываниям примирительные нотки. По его словам, он не чувствует никакого давления со стороны администрации президента, с которой продолжает «нормально общаться». Таким образом он четко показал, что готов к компромиссу.

Поведение следствия на суде также оставляло желать лучшего – на фоне масштабной спецоперации по задержанию Корбана беззубость обвинения выглядела особенно контрастно, адвокаты подозреваемого буквально издевались над своими оппонентами. Таким образом, Коломойский показал, что готов к уступкам, а Корбан, которому инкриминируют тяжкие преступления, оказался лишь под домашним арестом.

Хоть кого-нибудь на чуть-чуть

Однако успехи в укрощении днепропетровского олигарха привели Порошенко прямиком к другому кризису. Преследование команды Коломойского, которая, по мнению многих украинцев, сыграла решающую роль в остановке распространения сепаратизма за пределы Донбасса, выглядела как минимум сомнительно на фоне обвинений в коррупции соратников президента и премьер-министра Яценюка. Еще более возмутительным для многих было то, что одиозные представители режима Януковича, причастные к масштабным хищениям и насилию против оппозиции, вполне комфортно чувствуют себя на свободе.

Киев оказался вынужден думать о том, как доказать украинцам, что речь идет именно о новом витке борьбы с коррупцией, а не избирательном правосудии. Именно поэтому Порошенко буквально через день заявил, что задержание Корбана – это «только начало».

Правда, в реальности удар по соратникам Януковича выглядел несколько неуверенно. Через два дня после ареста Корбана в Верховную раду принесли повестки для трех бывших членов Партии регионов, а теперь депутатов от Оппозиционного блока Вадима Новинского, Александра Вилкула и Наталии Королевской. Утверждалось, что они не являются на допросы. Однако сами обвиняемые вскоре разместили в соцсетях свои фотографии в Киеве с издевательскими комментариями и заверениями в том, что в любой момент будут рады помочь расследованию.

В итоге одного из бывших соратников Януковича все-таки арестовали – бывшего министра юстиции Елену Лукаш задержали по подозрению в хищении бюджетных средств. В окружении беглого президента Лукаш была одним из ястребов, настаивавших на силовом подавлении протестов на Майдане. Против нее были введены санкции ЕС и Канады. Но украинские правоохранители объявили ее в розыск лишь 10 сентября этого года. Найти ее удалось только сейчас, несмотря на тот факт, что территорию Украины Лукаш, по ее словам, не покидала и от следствия не скрывалась.

Несмотря на то что суд постановил арестовать ее на два месяца, в тот же день залог в размере пяти миллионов гривен – сумма в два раза большая, чем оцениваемый следствием ущерб, нанесенный Лукаш Украинскому государству, – внес Вадим Новинский. Таким образом, Лукаш, как и Корбан, быстро вновь оказалась на свободе и, судя по своему спокойному поведению, также не сильно беспокоится о перспективе угодить за решетку.

Причина такого спокойствия заключается в самой сути того, каким образом Порошенко пытается укрепить свою власть. Из-за отсутствия сильной партии и большой команды он вынужден полагаться на разветвленную сеть политических союзов, зачастую находящихся на грани между противостоянием и сотрудничеством. Случай Коломойского является лишь наиболее ярким проявлением такого симбиоза. И яркость борьбы президента и олигарха объясняется лишь манерой последнего вести дела, постоянно пытаясь менять правила игры и перехитрить партнеров.

Подобные альянсы периодически возникают и рушатся и с бывшими регионалами. Поэтому Порошенко может использовать силовиков для давления на них или же в пропагандистских целях – для демонстрации борьбы за справедливость. Однако всерьез бороться даже с представителями режима Януковича Порошенко не готов. Такие действия вмиг превратят их в его непосредственных врагов, разрушив хрупкий баланс, который позволяет президенту удерживаться у власти и сохранять относительную стабильность государственной машины. Поэтому, когда новый олигархический договор или ожидаемый пропагандистский эффект оказывается достигнут, задержанным не мешают вернуться на свободу.