Азербайджан, по меткому определению Андреаса Шедлера, представляет собой типичный образец «электорального авторитаризма» – политической системы, где есть внешние атрибуты демократического государства, но нет реальной политической конкуренции, которая обеспечила бы регулярную смену власти и контроль общества над чиновниками. 

Ключевым фактором, обеспечивающим стабильность такой политической системы в Азербайджане, стали доходы от экспорта энергоресурсов. Именно они до сих пор позволяют правящему режиму лавировать как на внешне-, так и на внутриполитической арене. Колоссальные прибыли от экспорта углеводородов в годы высоких цен на нефть способствовали пресловутой стабильности в стране и позволяли власти пускать пыль в глаза с помощью того, что называется white elephant projects (международные спортивные, музыкальные и прочие мероприятия, колоссальные строительные проекты и так далее).

Показательно, что в годы дорогой нефти львиная доля доходов от экспорта в Азербайджане инвестировалась в физический капитал, в то время как инвестиции в человеческий капитал (проекты, связанные с повышением образовательного и культурного уровня населения) были мизерными. К примеру, в течение 2008–2012 годов расходы на образование составляли 2,8% ВВП. Для сравнения: в этот же период подобные расходы в значительно менее ресурсно обеспеченных Армении и Грузии составляли 3,1% и 2,7% соответственно, а в соседних – таких же нефте- и газодобывающих – России и Казахстане 4,1% и 3,1%, на Украине и в Молдавии – 5,3% и 8,6%.

Изменения в экономике

Экономическая ситуация в Азербайджане пока не выглядит катастрофической: инфляция остается невысокой – в пределах нескольких процентов, рост ВВП по итогам этого года, как ожидается, должен составить 3,3%. Однако этот показатель оказался ниже, чем прогнозировалось, и не идет ни в какое сравнение с двузначными темпами развития экономики, к которым Азербайджан привык в нулевые. Кроме того, прогнозируется, что тенденция к замедлению роста ВВП сохранится до 2019 года. 

В представленных недавно министром финансов прогнозах госбюджета на следующий год, которые формировались с учетом цены на нефть $50 за баррель, подчеркивается, что Азербайджан ждет сокращение бюджетных доходов на 25,1% по сравнению с 2015 годом и снижение доли нефтяного сектора в общих бюджетных поступлениях до 53,5% (против 65,3% в 2015 году и 66% в 2014 году). Дефицит бюджета на 2016 год прогнозируется на уровне 2,9% ВВП, а курс национальной валюты по отношению к доллару на будущий год определен на уровне 1,05 маната – до девальвации 1 доллар стоил 0,78 маната.

Помимо сокращения нефтяных доходов, ситуация в азербайджанской экономике осложняется и из-за российского кризиса. Сегодня в России работает более одного миллиона граждан Азербайджана. Их переводы от бизнеса в России, которые только по официальным данным в 2014 году составили почти $1,2 млрд, подпитывали экономику Азербайджана, внося посильный вклад в поддержание экономической и социально-политической стабильности внутри страны. Значительные объемы этих денег вкладывались в покупку недвижимости в самом Азербайджане. Теперь этот источник иссякает, а вместе с ним снижается и покупательная способность населения Азербайджана. Это хорошо заметно по сокращению количества сделок купли-продажи на местном рынке недвижимости. 

Первым реальным тревожным звонком в результате падения цен на нефть стала девальвация маната в феврале этого года, когда местная валюта потеряла за сутки 33,5% своей стоимости, что привело к кратковременной панике среди населения. Кроме того, после девальвации маната также выявилось плачевное финансовое положение многих местных банков. Несмотря на заверения банкиров в том, что причиной всему внезапная девальвация, стало очевидным, что многие азербайджанские банки принимали участие в крупных кредитных аферах, выдавали миллиардные невозвратные кредиты и занимались другими финансовыми махинациями. 

Наиболее тяжелая ситуация на тот момент сложилась в Международном банке Азербайджана (крупнейшем банке страны), что, видимо, и явилось основной причиной «добровольной» отставки его руководителя Джахангира Гаджиева. В ходе расследования выяснилось, что объем невозвращенных кредитов в банке приближается к 6 млрд манатов, что по курсу до девальвации составляло более $7,5 млрд. Эти деньги в разное время были выданы предпринимателям, связанным с Джахангиром Гаджиевым, или вложены в сомнительные проекты.

В целом у азербайджанских властей пока есть достаточно ресурсов, чтобы поддерживать текущий статус-кво. Вместе с тем сложно прогнозировать, как долго это продлится и как сильно скажутся на экономике и госфинансах Азербайджана дальнейшее падение цен на нефть и пертурбации в России и вокруг нее.

Изменения в политике

Политический ландшафт в Азербайджане пока что наименее изменчив, хотя это не отменяет того, что в среднесрочной перспективе возможны обострения противоречий внутри правящей элиты. Показательно, что с начала падения цен на нефть никаких громких отставок или назначений в правительстве не было.

В условиях, когда во властных институтах практически отсутствует ротация и многие чиновники, включая высшие государственные чины, занимают свои посты более 10–15 лет, правящим кланам все еще удается поддерживать стабильность внутриполитической ситуации за счет максимального (порой превентивного) использования репрессивного аппарата и известной социально-политической инертности населения.

Тем не менее становится ясно, что какие-то политические преобразования системе понадобятся как минимум в целях самосохранения. С другой стороны, пока непонятно, хватит ли у власти политической воли и способностей провести хотя бы некоторые реальные (не показные, которые уже имели место в прошлом) преобразования, то есть пожертвовать малым ради сохранения целого.

В государствах с предельной централизацией власти, как в Азербайджане, сложно в текущих условиях ожидать каких-либо «народных бунтов». Вместе с тем вероятность подобных сценариев может увеличиться в случае дальнейшего ухудшения экономической ситуации в стране. Резкое же ухудшение экономической ситуации, возможно, будет способствовать росту массовых протестных выступлений в масштабе всей страны, в первую очередь в столице (локальные протесты в регионах уже несколько раз имели место в течение последних лет). Немаловажен и фактор карабахского конфликта – сдача Карабаха или очередное поражение в случае начала полномасштабных военных действий могут привести к серьезным потрясениям в стране.

Политическая конкуренция в сегодняшнем Азербайджане, как и во многих других постсоветских странах, по сути, отсутствует. Нынешняя оппозиция не представляет собой реальной угрозы для власти. Даже не провластно настроенные слои населения весьма скептически оценивают возможности оппозиции, ведь многие оппозиционные лидеры успели дискредитировать себя еще в годы правления Народного фронта в начале 90-х. То есть, как и во многих других постсоветских странах, системная ротация в Азербайджане отсутствует не только во власти, но и в среде оппозиции.

Любые попытки создать новые оппозиционные движения власти подавляются жестко и превентивно. Например, лидер движения «Республиканская альтернатива» (созданного в 2008 году, чтобы агитировать против одобрения на референдуме поправок о неограниченном переизбрании президента) Ильгар Мамедов был арестован в феврале 2013 года – незадолго до того, как должно было состояться его официальное выдвижение кандидатом в президенты на предстоявших на тот момент выборах. Арестовали его в связи с массовыми беспорядками в городе Исмаилы 23–24 января 2013 года, причиной которых стало недовольство жителей беспределом местных властей и коррупцией.

Мамедова приговорили к семи годам тюрьмы, где он подвергался нападению со стороны заключенных, угрозам, дисциплинарным наказаниям и прочим провокациям. В этом же контексте следует упомянуть и репрессии против членов молодежного движения «Нида», выступавших против диктатуры и коррупции, сейчас также отбывающих длительные сроки наказания. В заключении сегодня находятся и многие журналисты и общественные деятели, некоторые из которых, в частности Хадиджа Исмаилова, занимались расследованием коррупционных схем, в которых были задействованы высокопоставленные чиновники и их родственники.

Становится очевидным, что власть старается жестко и на корню пресекать любые ростки неповиновения в молодежной среде. Ведь именно молодежь наиболее пассионарная часть любого общества, в то время как стареющие лидеры оппозиционных партий, некоторые из которых уже успели в 90-е проявить себя во власти, тихо доживают свой век, ограничиваясь лишь заявлениями и призывами. Впрочем, подобная пассивность объяснима, если вспомнить показательную жестокую расправу с оппозицией и участниками массовых акций протеста в Баку сразу после президентских выборов 2003 года, когда ныне действующий глава государства впервые занял свой пост.

Сегодня азербайджанское общество в социально-политическом плане достаточно инертно и относительно удовлетворено существующей ситуацией. Подобные настроения сложились за годы высоких цен на нефть, благодаря чему власти удавалось держать в узде немногочисленных активных сторонников реальной демократизации и гарантировать себе поддержку молчаливого и относительно сытого большинства непритязательных в отношении прав и свобод граждан.

Если же допустить, что цены на нефть продолжат падать либо останутся на текущем уровне, то в среднесрочной перспективе это может привести к ухудшению экономического положения большинства населения страны. Тогда станет намного сложнее прогнозировать реакцию людей на продолжающийся рост цен, системную коррупцию, местничество, непотизм и сокращение рабочих мест.

Кроме того, важную роль тут может сыграть и сворачивание предпринимательской деятельности граждан Азербайджана в России, их неспособность поддерживать свои семьи в Азербайджане и возвращение на родину, где они, скорее всего, пополнят армию безработных и недовольных.

Азербайджан, вместе с Россией, Казахстаном и прочими соседями по постсоветской Евразии, в очередной раз в своей новейшей истории входит в период нестабильности. Каков будет исход, сейчас сложно сказать. Но не похоже, что местные правители, как и в соседних петрократиях, смогли использовать внезапно свалившееся на них нефтяное счастье, чтобы смягчить будущие испытания.

Фархад Алиев – независимый политический аналитик, Баку.

следующего автора:
  • Фархад Алиев