Хороший шпионский блокбастер всегда связывает между собой события, происходящие в нескольких местах одновременно, на нескольких политических уровнях. Нынешний крымский энергетический кризис – явление аналогичное.

Его центр вовсе не Крым, а украинская сторона границы в Херсонской области. Именно там 22 ноября, в ночь с субботы на воскресенье, Крым был обесточен. Крымским властям понадобилось больше шести часов, чтобы восстановить электроснабжение основных населенных пунктов республики.

Причиной отключения стало то, что все четыре воздушные линии электропередачи между Крымом и Украиной оказались взорваны. Их взорвали, вероятно, чтобы перейти к тотальной блокаде полуострова.

Первый шаг в этом направлении был сделан в сентябре: ряд украинских активистов, среди которых были представители Меджлиса крымско-татарского народа, «Правый сектор» (запрещен в РФ), автомайдановцы, бойцы добровольческого батальона «Айдар», начали бессрочную акцию по продуктовой изоляции Крыма. Уже тогда лидеры блокадного движения говорили о том, что логическим продолжением акции может стать отключение Крыма от поставок украинской электроэнергии. Например, об этом прямо заявлял глава Меджлиса Рефат Чубаров.

Теперь энергетическая блокада стала реальностью. Пока нет поводов считать, что она может продлиться какое-то значительное время, ведь официальный Киев не сделал ни единого заявления, похожего на признание законности насильственного отключения электроснабжения. Однако выяснить подлинные причины и последствия произошедших событий необходимо, чтобы понять, что ждет крымчан в ближайшем будущем, и разобраться, как Украина собирается отвоевывать полуостров.

Хаос целей 

Идейным вдохновителем блокады стал Меджлис крымско-татарского народа. Добровольческие батальоны и прочие активисты тут служат лишь дополнительным силовым ресурсом.

Бывший и нынешний главы Меджлиса близки к президенту Петру Порошенко, более того, они стали народными депутатами Украины от его партии. А значит, все акции, инициируемые лидерами крымско-татарского движения, так или иначе соотносятся с позицией официальных украинских властей. Поэтому и продуктовую блокаду, и отключение электроснабжения вполне можно считать элементами украинской гибридной войны против России.

Да, Киев никаких официальных решений относительно блокады Крыма не предпринимает. Однако аффилированное с ним национальное движение крымских татар воплощает свое понимание государственной политики и справедливости без оглядки на закон. Это выгодно и Украинскому государству, и исполнителям. Есть только одна проблема – невнятность целей.

Из-за слабой работы активистов со СМИ мало кто знает, что, по утверждению крымских татар, блокадные мероприятия направлены вовсе не на причинение экономического урона полуострову и России. Декларируемая цель продуктовой блокады – это удовлетворение конкретного перечня требований к российским властям. Среди этих требований не значится возвращение Крыма Украине – там более приземленные вещи: освобождение ряда политических заключенных (от Надежды Савченко и Олега Сенцова до Ахмета Чийгоза и Таира Смедляева), свободные условия работы для украинских СМИ и снятие запрета на въезд в Крым для лидеров крымско-татарского национального движения.

Однако президент Украины Петр Порошенко, комментируя эту акцию, заявляет, что активисты добиваются скорейшего восстановления государственного суверенитета над Крымом. А широкие слои украинского населения вообще уверены, что главная цель – «перестать кормить оккупантов».

То есть в блокаде полуострова каждый видит что-то свое. Вероятно, то же касается и энергетической изоляции, которую активисты изначально рассматривали как подкрепление продуктовой.

Еще 3 ноября Рефат Чубаров призывал украинское правительство самостоятельно прекратить поставки электроэнергии в республику в ответ на обыски, которым подверглись крымские татары. Речь шла о том, что на координатора продуктовой блокады Ленура Ислямова (российского бизнесмена, владельца телеканала ATR, который переехал в Киев) в России возбудили уголовное дело, а в начале ноября были проведены обыски у его родственников и сотрудников телеканала, оставшихся в Крыму.

Крымские татары призвали отключить электричество «на три-четыре-пять дней в качестве превентивной меры» против обысков. Что и произошло 22 ноября.

Калейдоскоп заявлений

Вопрос об энергетической блокаде поднимался и раньше. В конце сентября крымско-татарские активисты обещали в ближайшее время отключить Крым от электроэнергии. А уже в октябре возле Чонгара было несколько взрывов у электроопор.

Так, 6 октября была повреждена одна высоковольтная опора, которую тут же восстановили. А 20 октября произошло уже два взрыва, хотя пара привязанных мин 82-го калибра не сработала.

Следующая диверсия произошла ровно через месяц – 20 ноября. Схема та же: сначала были выведены из строя две линии электропередачи, а ночью 22 ноября – две оставшиеся. В СМИ эту информацию подали механически, не проанализировав технический отчет НЭК «Укрэнерго», который свидетельствует о том, что 20 ноября была предпринята попытка одновременного подрыва на всех четырех воздушных линиях, просто тогда подрывникам удалось повредить только две.

Так, в 4:48 утра отключилась ВЛ-330 кВ Мелитополь – Джанкой, а в 4:49 – ВЛ-220 кВ Каховская – Титан. Того же 20 ноября работниками НЭК «Укрэнерго» были выявлены повреждения от взрывчатых веществ на линиях ВЛ-330 кВ Каховская – Островская и ВЛ-330 кВ Каховская – Джанкой. Именно их повторно подорвут 22 ноября в 00:20 по московскому времени. Информация об одновременном отключении линий есть в отчетах НЭК.

В этом контексте интересно заявление Ленура Ислямова, сделанное 20 ноября. Блокадное движение не взяло на себя ответственность за подрыв линий электропередачи, но анонсировало акцию против их ремонта. «Это мог сделать кто угодно. Это могли сделать диверсанты, которые пришли из Крыма, или диверсанты, которые здесь находятся, или это могли сделать патриоты Украины. Это мог сделать кто угодно, но мы к этому отношения не имеем. Мы будем блокировать, потому что нам интересно участие в самом процессе блокировки, а не в процессе подрывов», – сказал Ислямов.

Из-за протестов работники НЭК «Укрэнерго» были допущены только к заземлению оборванных проводов, но не к ремонтным работам. Украинское МВД открыло несколько уголовных производств: по поводу подрыва ЛЭП, причинения телесных повреждений двум правоохранителям во время столкновений с протестующими и препятствования законной журналистской деятельности корреспондентки телеканала ATR.

В итоге Крым остался без электроэнергии. Заявление Минэнерго о том, что одну из четырех ЛЭП можно восстановить за сутки, пока активно игнорируют.

Нет никаких сомнений, что взрывы ЛЭП и акции протеста, препятствующие быстрому восстановлению энергоснабжения, произошли только благодаря мягкой позиции и покровительству украинских властей.

Судите сами: для задержания Геннадия Корбана (лидера УКРОП, сформированной из команды партнеров и соратников Игоря Коломойского) и обыска партийных офисов в совместной операции СБУ и Генпрокуратуры было задействовано пятьсот сотрудников. А для защиты линий электропередачи и обеспечения безопасности протестующих на границе с Крымом – сто бойцов Нацгвардии и батальона «Херсон». И это после целого ряда взрывов, произошедших в октябре.

Понятно, что украинские МВД и СБУ не могли не реагировать на многочисленные призывы к силовому уничтожению опор, не говоря уже о самих диверсиях. Лидеров блокады должны были вызывать на допросы, проверять на предмет причастности к преступлениям. Но этого не происходит и, вероятно, не произойдет: украинские власти самоустранились от блокады и ее рисков.

Не стоит забывать, что, помимо Крыма, взорванные линии обеспечивали электричеством еще и значительную часть Херсонской и Николаевской областей. Диверсии, которые при других обстоятельствах можно было спокойно расценивать как теракты, привели к аварийным разгрузкам на Запорожской и Южноукраинской АЭС, что, по заявлению замдиректора НЭК «Укрэнерго» Юрия Касича, весьма небезопасно.

Но кого волнуют риски аварий в украинском энергетическом секторе, когда на кону рычаги влияния на Россию и Крым? Хотя эти рычаги, кажется, заканчиваются. Блокадному движению больше нечего блокировать и нечем угрожать. А тем временем лояльность крымчан к Украине стремится к нулю, и официальный Киев оказывается между двух огней: требованием активистов принять решительные меры по возвращению полуострова и негодованием Москвы, поставляющей украинцам энергоресурсы.

Крымское ожидание

Крым тем временем обесточен. 22 ноября примерно в половине первого ночи по Москве свет исчез в Симферополе и восстановился только около семи часов утра.

Воскресное отключение электроэнергии не было таким жутким, как прошлогоднее декабрьское, когда посреди дня остановился городской транспорт, погасли светофоры, упала мобильная связь, людей выводили из супермаркетов, и света не было даже в больницах.

В этом году основная инфраструктура полуострова продолжила функционировать, в социальных объектах работали генераторные установки, но Крым все равно оказался неподготовленным к полному одностороннему отключению электроэнергии со стороны Украины.

Выяснилось, что полуостров способен генерировать только треть необходимой ему электроэнергии. При утренних пиковых потреблениях 800 МВт собственная генерация составляет около 300 МВт – ее обеспечивают благодаря мобильным газотурбинным электростанциям. Поэтому на территории была объявлена ЧС, а 23 ноября стало выходным днем.

Культурные учреждения (библиотеки, музеи, филармонии и т.п.) были полностью лишены электричества еще в воскресенье, так как культура в таких случаях не в приоритете. По городам были введены графики веерных отключений. В некоторых районах свет исчезает через каждые четыре часа, в других он есть практически без перебоев (этим могут похвалиться некоторые районы Севастополя и Симферополя).

Есть и населенные пункты, которым повезло меньше: так, в Керчи отключили центральное отопление, ограничили подачу воды, были проблемы с мобильной связью.

Паники в самой республике практически не наблюдалось (опять же – в отличие от прошлого года). На заправках можно было увидеть очереди, люди усиленно запасались продуктами из-за сигналов о возможном шторме на переправе, но в общем обстановка была достаточно спокойной.

Естественно, у местного населения существует определенный смысловой вакуум относительно того, почему Украина отключила электроэнергию. Пока все сводится к позиции лидеров крымско-татарского движения, что вбивает клин в отношения между национальностями на полуострове.

Местные жители подсознательно понимают, что их возможность повлиять на ситуацию стремится к нулю – они бесконечные заложники ситуации и вынуждены терпеть перипетии гибридной политической борьбы между двумя государствами. Крымчанам остается лишь ждать нормализации ситуации с электроэнергией, ждать, когда из Краснодара протянут линию, которая сможет дать полуострову еще 300 МВт, хотя сейчас, в состоянии включенных генераторов, требуется вдвое больше. 

До тех пор, пока не построят мост в Крым, а на полуострове не возведут две ТЭС (по проектам, это должно произойти до конца 2018 года), все прочие решения в сфере республиканской энергетики будут временными, и, кажется, тут это прекрасно осознают.

Тем не менее уже в ближайшее время на полуострове, скорее всего, снова появится украинское электричество. На это указывают и заявления лидеров Меджлиса о том, что свет необходимо отключить всего на несколько дней, и энергетическая зависимость Украины от России, а также существующий контракт Украины с «Интер РАО» по продаже электроэнергии на 2015 год, который никто не отменял. Иначе Киев лишится своего единственного козыря в борьбе за Крым и поставит под угрозу собственную энергетическую стабильность.

Андрей Самброс – политолог, независимый журналист, Симферополь

следующего автора:
  • Андрей Самброс